четверг, 31 мая 2012 г.

Уголовный шлейф фонда Ройзмана «Город без наркотиков». ЭПИЗОДЫ ПО ИЗНАСИЛОВАНИЯМ.

03.02.2002 г. в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка наркотических средств», осуществляемого сотрудниками ОПНОН при Кировском РУВД и так называемыми «оперативниками» фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» Мурзиковым и Перцевым, за совершение незаконного оборота героина был задержан гражданин Ковалев. При этом, безо всяких оснований была задержана его дочь.

Ковалев был доставлен в Кировское РУВД на автомашине ОПНОН, а Ковалева оказалась в машине с Мурзиковым и Перцевым.
По пути в РУВД, Мурзиков и Перцев изнасиловали Ковалеву, о чем последняя подала заявление в дежурную часть Кировского РУВД.

По заявлению Ковалевой, прокуратурой Кировского района г. Екатеринбурга в отношении Мурзикова и Перцева было возбуждено уголовное дело №531402 по признакам преступления, предусмотренного ст. 131 ч.2 (Изнасилование, совершенное группой лиц) УК РФ.

Мурзиков и Перцев были задержаны, а затем арестованы. При этом Мурзиков по данному факту написал явку с повинной.

В ходе личного досмотра, у Мурзикова было изъято свидетельство о регистрации транспортного средства на автомобиль, ранее похищенный неизвестными у гражданки Фазиловой при задержании ее мужа за совершение незаконного сбыта наркотиков, проводимого сотрудниками Кировского ОБНОН и фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков».

Также у Мурзикова был изъят сотовый телефон, ранее похищенный в ходе разбойного нападения, совершенного на территории Чкаловского района.

Спустя несколько дней, на территории Железнодорожного района Екатеринбурга изнасилование совершил еще один сотрудник фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» - Бабаджанов. Было возбуждено уголовное дело, Бабаджанов был арестован.

А ранее - 11.04.2001 г. в своей квартире в доме 17 по ул.Серафимы Дерябиной в Екатеринбурге, сотрудник фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» Аверин А.М., 1973 года рождения, изнасиловал Юлию Валерьевну Д., 1986 года рождения, учащуюся средней школы. На момент изнасилования Юлии Д. было 15 лет.


среда, 30 мая 2012 г.

Уголовный шлейф фонда Ройзмана «Город без наркотиков». Эпизод на Муратовском. РАЗБОЙ.


02.10.2002 г. четверо неизвестных, вооруженных обрезом охотничьего ружья, совершили разбойное нападение на частный дом в переулке Муратовском в Екатеринбурге, где проживала цыганская семья.

В результате оказанного хозяином дома сопротивления, один из нападавших получил огнестрельное ранение. Раненый был брошен своими убежавшими подельниками и был задержан милицией.

Задержанным оказался сотрудник Фонда Ройзмана «Город без наркотиков» Анисимов И.В., 1983 года рождения. По его показаниям, были установлены и объявлены в розыск трое скрывшихся соучастников разбойного нападения, также сотрудников Фонда «Город без наркотиков» - Курбатов М.В., 1973 г.р., Меньков М.И., 1981 г.р., Бобровский Р.В., 1982 г.р.

Согласно показаниям Анисимова И.В., преступная группа, в которую он входил, пыталась совершить нападение на цыганский дом, где, по их сведениям, «банчат». Целью нападения было похищение золота, драгоценностей, денег и героина.
Уголовное дело №329506 было возбуждено по ст. 162 (Разбой) ч. 2 УК РФ.


вторник, 29 мая 2012 г.

Еще одно мнение о Ройзмане

После моего комментария под статьей о Ройзмане, меня разыскал человек из Екатеринбурга. Он прислал мне свою статью с анализом методов Ройзмана по различным публикациям фонда (в основном это материалы из жж и книги Ройзмана).

Я не специалист по нарко проблеме. В статье Соколовой мне не хватало противоположной точки зрения на методы Ройзмана и деталей что же там все таки происходит. В этой статье неизвестного автора (он предпочитает оставаться инкогнито) гораздо больше анализа того, что же все таки происходит в фонде.

понедельник, 28 мая 2012 г.

Уголовный шлейф фонда Ройзмана «Город без наркотиков». Эпизод на Сибирском тракте. Грабеж.


4 июля 2001 года в 22.30, во дворе дома 15 по Сибирскому тракту в Екатеринбурге, трое неофициальных сотрудников Фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» - Суранов А.В., 1982 г.р., Торопов Р.С., 1981 г.р. и Баньков К.Ю., 1979 г.р. из хулиганских побуждений избили граждан Ехлакова, Зобнина и Сагайшина, находившихся в автомобиле «Ока» и завладели автомагнитолой.



Суранов А.В., 1982 г.р., Торопов Р.С., 1981 г.р. и Баньков К.Ю., 1979 г.р. к моменту возбуждения уголовного дела по эпизоду во дворе дома ул. Сибирский тракт, дом 15, уже были известны милиции как сотрудники Фонда Ройзмана «Город без наркотиков», выполняющие функции боевиков.



После задержания сотрудниками милиции, по этому факту следственным управлением при Октябрьском РУВД г. Екатеринбурга было возбуждено и расследовано уголовное дело №569903 по ст. 161 (Грабеж) ч.2 УК РФ, ст. 213 (Хулиганство) УК РФ.


пятница, 25 мая 2012 г.

Евгений Ройзман: вор на доверии в политике?

Есть в уголовном мире такое понятие – «вор на доверии». Под этим понимается следующее. Человек втирается в доверие к своей жертве, становится для нее доверенным человеком – а затем беззастенчиво обворовывает ее. Подобный вид деятельности требует немалой изобретательности, виртуозной лживости и, разумеется, откровенного цинизма.

В литературе это весьма красочно описано в сцене женитьбы Остапа Бендера на мадам Грицацуевой. Именно так начинал свою «трудовую биографию» руководитель екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. Обладая внешностью и манерами настоящего мачо, он влюблял в себя доверчивых девушек, становился для них «своим», получал таким образом беспрепятственную возможность доступа в их жилище – после чего исчезал, прихватив ценные вещи.

Именно за это Ройзман был осужден в 1981 году. Сам он крайне не любит упоминать об этом эпизоде своей жизни и утверждает, что был тогда осужден за исключительно за ношение холодного оружия, а никаких колечек-сережек у влюбленных в него девушек не брал. Действительно, срок заключения Ройзман получил не только по 147 статье Уголовного кодекса РСФСР (мошенничество, причинившее значительный ущерб потерпевшему, либо совершенное особо опасным рецидивистом), но и по статье 218 часть 2 (ношение, изготовление или сбыт кинжалов, финских ножей или иного холодного оружия без соответствующего разрешения). И поскольку от факта судимости никак не отвертеться, то Ройзман готов признать, что сел за нож, яростно отрицая вторую статью – позорную.

Но вот выдержки из приговора Орджоникидзевского суда Свердловска от сентября 1981 года: «Подсудимый Ройзман… проник в квартиру №99 по улице Викулова, откуда похитил кожаный плащ стоимостью 80 руб., вельветовую юбку стоимостью 150 руб., куртку вельветовую стоимостью 80 руб., пальто демисезонное женское, стоимостью 220 руб., дипломат стоимостью 35 руб... Подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях с гражданкой К., путем обмана завладел ее личными вещами: брюками джинсовыми, импортными… золотыми изделиями на сумму 760 рублей... Подсудимый Ройзман, находясь в дружеских отношениях с гражданкой Н., злоупотребил ее доверием и путем обмана завладел ее имуществом: джинсовой курткой, золотым кольцом, деньгами в сумме 130 рублей, всего на сумму 360 рублей.»
Всякий, кто встречался с Евгением Ройзманом, обращал внимание на шрамы, покрывающие его руки. Сам он обычно объясняет это тем, что желая «откосить» от армии, симулировал психическую неполноценность и сам их нанес себе, находясь на психиатрическом освидетельствовании.

Документы, однако, говорят об ином. В 1985 году с Ройзманом произошел инцидент – он подрался, дело дошло до суда. С целью усиления своих позиций адвокат Ройзмана потребовал проведения судебно-психиатрической экспертизы. В результате на свет появился весьма любопытный документ, озаглавленный «Акт стационарной судебно-психиатрической экспертизы № 163 от 3 июня 1985 года на испытуемого Ройзмана Евгения Вадимовича, 1962 года рождения», которая была проведена в Свердловской областной клинической психиатрической больнице. По иронии судьбы, одним из экспертов, подписавших его, является нынешний главный нарколог Свердловской области Ю.Н.Ружников, который тогда работал заведующий отделением судебной психиатрии этой больницы. Из него мы и узнаем истинную причину происхождения шрамов:

««…нанес себе самопорезы в области левого предплечья множественные, после конфликта на стройке народного хозяйства, когда был направлен в отдельное помещение. Самопорезы нанес оторвав железку от пола. После нанесения себе самопорезов при виде крови быстро успокаивался»

Для непосвященных поясним, что «стройки народного хозяйства» - это такое иносказание для мест отбытия наказания, применявшееся в Советском Союзе. То есть – никакого отношения к службе в армии эти шрамы не имеют.
Однако указанный документ много интереснее, профессионалы представили нам полный психологический портрет Евгения Ройзмана. Вот его наиболее примечательные черты: «Лжив, самолюбив, дает неправильные сведения по анамнезу, убеждает врача, что он является студентом первого курса университета, когда как в действительности учится на рабфаке, красочно рассказывает, что он заканчивает первый курс исторического факультета, рассказывает на какие оценки он сдал зимнюю сессию, какие сдавал экзамены, что готовится сейчас к весенней сессии. 

Не может объяснить как можно сочетать учебу на дневном отделении университета и работу на УЗТМ до I-85. Пытается дать этому какое-то объяснение. На вопрос врача «не учится ли он на рабфаке?» начинает вновь утверждать, что он заканчивает первый курс, при этом снова тяжело вздыхает, речь с пафосом, патетикой, хорошо модулированная, переходит от повышенного на пониженные тона. 

…является психопатической личностью истерического типа, признаки истерической психопатии прослеживаются у Ройзмана Е.В. с детского возраста, проявляются стремлением к лидерству, завышенной самооценке, стремлении быть в центре внимания, эгоцентричностью, демонстративностью, театральностью, жаждой признания, аффективной логикой в суждениях и поведении, эмоциональной возбудимостью, склонностью к аффективным вспышкам в конфликтных ситуациях...».

Из заключения специалистов, сделанного, заметьте, в 1985 году (то есть ни о каком «политическом заказе» не может быть и речи) однозначно следует, что Евгений Ройзман просто обречен рваться к славе, известности и лидерству, добиваясь своих целей посредством лжи – таковы особенности его психики. Которая, несомненно, оказывает самое непосредственное влияние на его нынешнюю политическую деятельность, ведь столь глубинные качества человека не меняются со временем.

Следует отметить, Ройзману вполне удалось реализовать эти свои качества в качестве видной фигуры свердловского политического небосклона. В настоящее время он играет ключевую роль планах «тунгусовской мафии» (так в регионе по фамилии вице-мэра Екатеринбурга называют городскую администрацию, тесно сросшуюся с организованной преступностью) по полному захвату власти в регионе. Ключевыми фигурами «тунгусовской мафии» являются вице-мэр Екатеринбурга Владимир Тунгусов, руководитель управления по обеспечению деятельности Госсовета администрации президента Петр Скороспелов и крупнейший представитель организованной преступности региона, один из лидеров разгромленной ОПГ «Уралмаш» Сергей Терентьев. Ройзман же играет роль «политического киллера».

 Первоначально эти планы заключались в проведении на ключевые должности губернатора Свердловской области и полпреда президента в УрФО своих сторонников . Однако последние назначения, сделанные президентом – на первую – Евгения Куйвашева, и на вторую – Игоря Холманских, существенно спутали эти планы. Но это отнюдь не означает, что они от них отказались. В настоящее время их усилия концентрируются на том, чтобы затянуть в свои сети обоих новых назначенцев. И Ройзман здесь опять на виду. Он уже публично заявляет, что «открывает дверь ногой в кабинет Куйвашева».


В качестве «политического киллера» Ройзману очень помогают его навыки вора на доверии. Обольщение и обман – эти инструменты у него отточены до профессионального уровня. С целью поставить под свой контроль независимое и весьма популярное в регионе интернет-издание Ura.ru он познакомился с главным редактором этого издания – Аксаной Пановой, девушкой одинокой и уже не очень молодой.
Какие при этом между ними сложились отношения, сомнений нет, да они их и не скрывают, появляясь публично вместе и обмениваясь интимными знаками внимания, не обращая внимания на папарацци. Конечно, влюбленную девушку понять можно, ну а Ройзмана такая мелочь, как наличие жены и трех детей, остановить не может. Ведь цель – обеспечить информационную поддержку всех его планов со стороны Ura.ru – достигнута.

Впрочем, Свердловская область – только трамплин для Евгения Ройзмана. Его куда больше привлекает роль политика федерального масштаба. А почему бы и нет? Умение обольщать и убедительно лгать – весьма востребованный товар.
Источник


Евгений Ройзман и Аксана Панова: преступник и жертва.

Сегодня информационное агентство InterRight опубликовало убойную статью "Евгений Ройзман: вор на доверии в политике?", которую мы уже разместили в нашем блоге  Сейчас на InterRight еще и появились иллюстрации - фотографии "сладкой парочки" - Евгения Ройзмана и Аксаны Пановой.

Пожалуй, эти фотографии развеют последние сомнения скептиков, которые все еще не верили, что Ройзман охмурил Панову (как и многих других женщин, которых он использовал в своих интересах) и пользуясь ее служебным положением сделал медийный ресурс URA.ru своим рупором, со страниц которого Ройзман "мочит" всех ему неугодных.





вторник, 22 мая 2012 г.

Вопрос для размышлений: Почему наркодельцы до сих пор не отомстили Ройзману?

Накануне, в одном из блогов Живого Журнала развернулась дискуссия вокруг видеоролика с рассказом генерала Бородина о том, что после отказа от сотрудничества с ройзмановским фондом «Город без наркотиков» полиция стала изымать куда как больше наркотиков. Аж на 258% (это в 3.58 раза)!  





Вот сам пост: Кирилл Форманчук из Екатеринбурга @Medved01rus  спросил правда ли полицейский генерал Бородин сказал, что работая по заявлениям граждан и своими силами, полиция стала изымать на 258% больше наркотиков, чем работая с "Городом без наркотиков"?

Правда - так и сказал.



В ответ на вопрос, заданный журналистами любовницы Ройзмана Аксаны Пановой, не боится ли он, что раскрываемость по наркоте теперь упадет, полицай-генерал сказал, что у полиции есть достаточно сил, чтобы раскрывать эти преступления, что некая ситуация назрела еще в конце прошлого года, а сейчас выяснилось, что БЕЗ РОЙЗМАНА НАРКОТИКОВ ИЗЫМАЕТСЯ НА 258% БОЛЬШЕ ЧЕМ С РОЙЗМАНОМ, и этот факт надо проанализировать.



Он сказал также, что "Город без наркотиков" может как любой гражданин искать наркоту и сообщать о ней в полицию (ИМХО, это и так понятно).

Кстати, никто из сектантов, купившихся на рассказы Ройзмана о его единоличной героической борьбе пока не сказал, как такое возможно: убираешь в сторону фонд Ройзмана - и количество изымаемой наркоты резко возрастает. И почему Ройзман по этому поводу не медаль Бородину дает, а начинает истерику.

Вот видео, где Бородин назвал цифры, звучащие, действительно, сенсационно.







 В комментариях, само собой, развернулась дискуссия, где, на наш взгляд прозвучало немало интересного, что заставляет задуматься. Приведем некоторые диалоги.





Сторонник Poйзмана: 

1. А почему Бородин врать не станет? Это из чего следует? Мы тут убедились уже, что милицейские постоянно брешут.




2. Можете пояснить, если он врать не станет, то: Чего он на жопе все время крутиться, ручку вертит и взгляд удержать не может? (Вы Экмана "Психологию лжи" читали?





2. И я вот не пойму: Когда работали с "Городом без наркотиков" их оперативники сами не работали? А стали работать лишь после того, как стали работать без Ройзмана? Так, что ли?





Противник Ройзмана:

>1. А почему Бородин врать не станет? Это из чего следует? Мы тут убедились уже, что милицейские постоянно брешут.<




А мы убедились, что постоянно брешет Ройзман. Наверное, все могут брехать. Но у Бородина меньше возможностей для этого: у него изъятая наркота регистрируется. И, самое удивительное, что Ройзман его не стремится разоблачить. Вроде, прекрасная возможность - а он помалкивает в тряпочку





>2. Можете пояснить, если он врать не станет, то: Чего он на жопе все время крутиться, ручку вертит и взгляд удержать не может? <




Могу предположить. В отличие от профессионального вора на доверии Ройзмана, Бородин - мент. Не оратор, не трибун. И его обвинили в преступлении, которого он не совершил. Да еще лагерный шнырь обвинил. Вот мужик и нервничает.
Нервничать и врать - не одно и то же






>2. И я вот не пойму: Когда работали с "Городом без наркотиков" их оперативники сами не работали? А стали работать лишь после того, как стали работать без Ройзмана? Так, что ли? <




Когда работали с городом без наркотиков, менты как на поводке, ходили туда куда Ройзман приведет. А он этим потом еще и отчитывался как своим личным достижением.

А теперь менты стали ходить туда куда водит не Ройзман, а информация от людей и с земли. Видимо, стали заглатывать и к тем точкам, к которым Ройзман водить не хотел. В результате, у Ройзмана истерика, у ментов - рост изъятой наркоты почти в 4 раза.





Противник Poйзмана:

> Можете пояснить, если он врать не станет, то: Чего он на жопе все время крутиться, ручку вертит и взгляд удержать не может? (Вы Экмана "Психологию лжи" читали?<




Вы, судя по всему, специалист по распознаванию лжи в невербальном общении? Тогда Вы, наверняка, не только Пола Экмана читали, но и Джо Наварро - еще одного признанного специалиста в той же сфере? Читали его предупреждения, что жесты, телодвижения, микромоторику нужно оценивать комплексно и обязательно в контексте? Потому как во многих случаях (в стрессовых ситуациях, к примеру) объект может демонстрировать нервную реакцию в следствие подавления лимбической системы, которая неопытным наблюдателем будет истолкована, как проявление неискренности. Однако, - замечает Наварро - в данном контексте нервозность - вполне нормальная реакция на стресс. Боязнь телекамеры - вполне стрессовая ситуация даже для генералов - и не такие в ступор впадают.




Еще один диалог:



Сторонник Poйзмана:

А кто им мешал работать без Ройзмана и делать показатели?

Или нужен был пинок?




Противник Poйзмана:

Пинок тут совсем ни при чем. Просто Ройзман умело использовал информацию по наркопритонам (а ему, действительно, очень много ее поступает) и попросту загружал ментов кучей мелочи. Ну, взяли они по наводке Ройзмана 10 притонов в день, изъяли там 10 грамм наркоты и пять тонн обдолбанных наркош, а на более крупные цели - поставщиков, которых и надо бомбить, уже ни сил, ни средств, ни времени. Перестали работать по наводкам Ройзмана на мелочевку, начали громить дилеров, где уже не по грамму-два дури на хате, а килограммами - вот тебе и рост показателей.




И, в завершение разговора, прозвучал очень важный вопрос, который, наверняка, задают себе все трезвомыслящие наблюдатели за деятельностью Ройзмана и который не приходит в голову его горячим поклонникам, по причине слепой веры в честность и беспорочность их кумира:




Противник Poйзмана:

А мне вот интересно - как это Ройзман, если он, действительно, такой борец с наркотой, каким себя пытается представить, до сих пор жив? Помните - Ройзман нам про Сагру рассказывал? Как местные жители только обидели "цыгана-наркоторговца" (по версии Ройзмана), как из города целый карательный отряд ломанулся селян убивать. И если бы сагринцы за оружие не взялись и отпор не дали, то и поубивали бы всех. Опять же, Ройзман так говорил.




А "Город без наркотиков" уже сколько наркоторговцев "обижает"? С 1999 года? И до сих пор никто из них не попытался даже устранить "обидчика"? Это "бизнес" циничный и жестокий - там с человеческими жизнями не считаются. А Ройзман, насколько я знаю, ходит без охраны, на всяких публичных мероприятиях постоянно тусуется.




Если он, и правда, наносит наркобизнесу такой ущерб, то почему еще живой? Или после его рейдов, когда изымается дурь, наличка, накрываются притоны, арестовываются распространители - наркобарыги обнимаются и плачут от обиды? И все? Кто ж в такое поверит?



И, действительно, как же так? Так успешно борется с наркомафией, столько проблем им уже создал, такой ущерб нанес (это, если суммировать все победные реляции самого Ройзмана) и те до сих пор даже не попытались «решить проблему»? Даже «родители» несгибаемого борца с наркомафией Комиссара Каттани, сценаристы мега-популярного сериала «Спрут», и то в 4-м сезоне его укокошили, понимая, что дальше зрители уже просто верить перестанут. Хоть то и кино, а тут суровая жизнь.



Мы, конечно, настолько зла Евгению Ройзмана не желаем, пускай себе живет и здравствует (где-нибудь в местах не столь отдаленных, по заслугам), но ведь НЕПРАВДОПОДОБНО это!


Ройзман борется с чудовищами, которых порождает сам

В свежем номере журнала "Сноб" был опубликован материал Ксении Соколовой под названием "На стороне Ройзмана". Суть статьи проста, как выстрел: глава екатеринбургского фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман — волшебный мужчина, специалист по иконам, честный ювелир, водитель внедорожника, он — о, чудо из чудес! — победил в войне с наркотиками в отдельно взятом городе, хоть и использовал негуманные методы. Да ведь наркоманы — это твари позорные, не люди практически, их жалеть нельзя. Ну а Ройзман, говоря словами автора статьи, — "воин, поэт, чемпион, спасатель, герой, депутат, отец трех девочек". Супермен практически. Заметно, что Ксении он понравился, что называется, чисто по-женски.

Буквально в первых строках текста поминается "крокодил" — стремительно разрушающий тело кустарно произведенный наркотик-дезоморфин, которым колются каждые полтора часа озверевшие наркоманы. Вот что пишет про "крокодильщиков" Ксения Соколова: "Никакой христианской жалости к наркоманам, которых видела близко впервые в жизни [sic! — А.Д.], я не испытала... Этих людей бессмысленно лечить гуманными методами... Полным, искренним безразличием к любым категориям добра и зла наркоман живым людям и опасен".

А вот что говорит про дезоморфин профессор-нарколог Владимир Давыдович Менделевич: "Любой опиат — а дезоморфин именно из этой группы — формирует опиоидную зависимость. Дезоморфин, однако, страшен не зависимостью, а крайне опасными последствиями для здоровья. И эта опасность не в веществе — чистые медицинские опиаты сами по себе не опасны для здоровья. Опасность в том, как и на чем готовится "крокодил". Язвы на коже и прочая патология не от дезоморфина, а от примесей, например, бензина, на котором и готовят зелье. Что же касается того, как часто необходимо зависимому употреблять "крокодил", то действительно, он не очень надолго вызывает у потребителя искомый эффект (ослабление болей, снятие абстиненции). Но этим он схож с героином — если человек зависим, то нужно через каждые 3-4 часа делать инъекцию, а то — ломка. Все эти страшилки про жуткую распространенность "крокодила" — для несведущих. Его употребляют только те, кому в силу болезни уже никак не обойтись без наркотика-опиата. Никто еще не начинал с "крокодила" свою "наркотическую карьеру".



Если перекрыть героиновым наркоманам доступ к героину, они от этого не вылечатся и не перестанут колоться — они от безысходности сядут на "крокодил". Никакого лечения, никакой психологической помощи, никакой реабилитации им не предлагается. К примеру, на всю Москву есть единственная наркологическая больница №19, в которой действует более-менее работающая психологическая реабилитация. Именно в эту больницу работающие с наркозависимыми волонтеры привозят пациентов из Екатеринбурга, где дела совсем плохи. Там ситуация усугубляется атмосферой морального террора в отношении наркоманов, а появлению этой атмосферы поспособствовал герой статьи "Сноба" Евгений Ройзман.

У шокирующих сцен, с которых стартует текст Ксении Соколовой, существует сложная и многоуровневая подоплека. Но автору недосуг разбираться. "Цель моей поездки в Екатеринбург к Евгению Ройзману была далека от темы наркотиков", — пишет Соколова, и тем не менее ее материал посвящен именно войне с наркотиками. И сходу практически упав в объятия своего визави, она оказалась под могучим обаянием "стойких сил добра, которые вовсе не спешат рядиться в ангельские одежды, а наоборот, ведут себя даже очень жестко и круто".

Насколько круто и жестко, выясняется сразу же: автор не только отправилась вместе с "оперативниками" Ройзмана на "операцию" по захвату наркопритона, но и выдала полный пакет компромата — благодаря ее статье появился реальный повод начать проверку "Города без наркотиков". Уже много лет правозащитники и юристы собирают материал, подтверждающий нарушения закона Евгением Ройзманом и его коллегами. Под давлением общественников и независимых специалистов пару лет назад удалось заставить ройзмановцев прекратить практику приковывания наручниками к кроватям в их так называемых "реабилитационных центрах". Люди неискушенные скажут: "А что плохого в том, чтобы приковать наручником наркомана, если иначе его не спасти?". Проблема в том, что Ройзман своими гестаповскими методами никого и не спасает. Одним "детоксом" наркоманию не вылечить. Преодолев "ломки", человек не выздоравливает. Евгений Ройзман, похоже, вообще не считает этих людей больными, а, скорее, распущенными асоциалами, которым просто требуется "твердая рука" в воспитании.

Как же устроено воспитание по Ройзману? Автор с симпатией описывает офис Ройзмана, украшенный живописью, а пока она разглядывает картины, "Ройзман, Маленкин и фотограф Константин обсуждают детали вечерней операции. Сотрудники фонда собираются накрыть наркопритон. По словам Ройзмана, подобных операций проводится триста в год. Полиция в них не участвует — ее вызывают потом [обратите внимание на этот совершенно ведь потрясающий момент! — А.Д.], когда наркоманы пойманы и во всем признались на камеру, а факт продажи, если он имел место, доказан". Из истории сталинского террора мы помним, что признание у нас — царица доказательств, но все же мне интересно: каким образом добиваются от наркоманов признаний и показаний фондовцы-ройзмановцы, пока туда не приехала полиция? Видимо, они вежливо беседуют, цитируя русскую поэзию (в начале статьи сама Ксения Соколова не очень к месту цитирует Александра Еременко).

Итак, дело происходит "на кухне однушки в спальном районе Екатеринбурга, превращенной в притон". Московская журналистка не скрывает восхищения грубой силой: "Двое парней в черных джинсах и майках — "боевые единицы" фонда... Дверь в квартиру вышибается ногой... На полу вповалку лежат трое парней-наркоманов — так лечь им приказали фондовцы”. Обратите внимание: не полицейские, не сотрудники ФСКН или иных спецслужб, а просто парни в черных майках, которыми командует Ройзман, фактически взламывают жилище российских граждан, врываются внутрь, устраивают обыск, укладывают людей лицом в пол. Всё это — абсолютное беззаконие, но разве это смущает госпожу Соколову? Никого у нас не смутишь насилием, лишь бы цель была благая!

По моей просьбе со статьей ознакомился адвокат Михаил Голиченко, бывший сотрудник УНП ООН, а ныне ведущий аналитик Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД. Его выводы: "В статье описывается, как Ройзман вез журналистку в город, пересекая сплошные. Очень похвально, так и действуют супергерои, зачем соблюдать ПДД? Но это, конечно, мелочь. Судя по тексту, там как минимум совершается незаконное проникновение в жилище с применением насилия — преступление, предусмотренное статьей 139-й УК РФ. Затем, выбив показания из наркоманов, команда Ройзмана передает материалы в полицию, которая использует его для уголовного преследования людей. Между тем статья 50-я Конституции РФ и статья 75-я Уголовно-процессуального кодекса РФ запрещают использовать доказательства, полученные с нарушением закона. Можно предположить, что триста операций в год, о которых говорит Ройзман, заканчивались уголовным преследованием как минимум одного лица. Сделанные им признания должны повлечь пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам всех дел, в основу которых легли доказательства, полученные командой Ройзмана и переданные полиции. Если же полиция знала о том, как были получены эти доказательства, и продолжала их использовать, то речь должна идти уже о должностных преступлениях — превышении должностных полномочий (статья 286-я УК РФ), принуждении к даче показаний (статья 302-я УК РФ). Если же об этом знал и суд, то необходимо ставить вопрос о вынесении заведомо неправосудных приговоров (статья 305-я УК РФ). Этот список можно продолжить незаконным задержанием, заключением под стражу и содержанием под стражей (статья 301-я УК РФ) и т.д".

Гляньте, что случилось в той квартире-однушке далее: "Самый молодой из обитателей притона нашел на полу лезвие и исполосовал себе запястье на наших глазах... Наркоманы делают так, чтобы их повезли не в реабилитационный центр "Города без наркотиков", а на скорой в больницу".

Что может заставить молодого человека исполосовать себе руки лезвием, лишь бы не попасть к Ройзману? Ксения Соколова тоже упоминает, чисто риторически, о наручниках, которыми "якобы" кого-то к чему-то там пристегивали у Ройзмана, но явно не видит ничего плохого в том, чтобы действовать с наркоманскими отбросами жестоко, еще жестче, жестоко как только можно. Вслед за Ройзманом она повторяет традиционные для "Города без наркотиков" байки о том, что наркоманы не хотят лечиться, и потому их надо насильно "реабилитировать" на фондовских мощностях, то есть без суда и следствия сажать в частные тюрьмы (потому что не медицинские это учреждения ну уж ни в каком виде).

Наркозависимость — не единственная болезнь, которой люди заболевают по собственной вине и, более того, в результате опасного для общества поведения. Человека, который превысил скорость, попал в аварию и стал инвалидом, никто и не думает зачислять в "отбросы общества". Скорее, он вызывает сочувствие — даже если в результате аварии пострадал не он один. То ли дело наркопотребитель. В фонде "Город без наркотиков" используется специальный жаргон, лишающий наркоманов человеческого лица: "нарколыгой" называют потребителя инъекционных опиоидов; "говном" называют нелегальные психоактивные вещества. Проблема описыватеся формулой "нарколыга — животное, барыга — людоед". Те, кто действует с соответствии с этой формулой, должны казаться себе практически мифологическими борцами с потусторонней нечистью. Ну и, разумеется, никаких прав человека ни у животных, ни у людоедов быть не может.

Странно: я вот уже больше десяти лет занимаюсь темой наркозависимости, наркополитики, наркопотребления, с конца 90-х участвую в аутрич-работе с самыми бесправными и стигматизированными уличными наркоманами — и не встречал никаких животных, а встречал несчастных, больных людей, которым никто не хочет помогать, которых шпыняют и гоняют все, кому ни лень, и которые сами страстно желают выбраться из той социальной ямы, куда свалились кто в силу жизненных обстоятельств, кто в силу безграмотной наркополитики нашей страны, набирающей репрессивную силу с конца 90-х. У нас десятки, а то и сотни тысяч людей находятся в местах лишения свободы по "народной статье" 228, по делам, связанным с наркотиками. Несмотря на все это, наркоситуация в России что-то улучшаться не торопится. А между тем наша страна не первая, столкнувшаяся с проблемой злоупоребления опиатами и другими нелегальными, да и легальными (алкоголь, табак) психоактивными веществами. За последние 30 лет в мире наработано немало эффективных методик работы с наркопотребителями, и давно уже развеян миф о "неизлечимости" наркомании. Да, это хроническое заболевание, и некоторым людям от него не избавиться до конца их дней, но даже они могут повысить уровень жизни и уменьшить вред от наркотиков. Диабет — тоже хроническое заболевание, и больным тоже нужно регулярно колоться, и без уколов инсулина они не могут жить.

Снижение вреда (harm reduction) — это целая философия, включающая и работу с теми группами населения, кто далек от наркопотребления, и с опиоидными наркозависимыми на самых тяжелых стадиях. В России от программ снижения вреда упорно отказываются, немногочисленные активисты и волонтеры работают "за идею". Еще одна запрещенная в нашей стране практика — заместительная терапия. Суть ее в том, что наркоману вместе грязного уличного наркотика выдается, к примеру, питьевой раствор метадона (синтетического опиоида с более продолжительным действием, чем у героина). Результат: наркоман перестает покупать "товар" у дилеров, уходит с улицы, не занимается крайне рискованными инъекциями, не заражается ВИЧ и гепатитом, получает возможность передохнуть, собраться с мыслями, а в перспективе и прекратить наркопотребление вовсе. Сегодня на территории бывшего СССР заместительной терапии нет только в Узбекистане, Туркменистане и в России. Но публичное упоминание метадона в нашей стране вызывает настоящую истерику у государственных наркологов и сотрудников ФСКН, в один голос обвиняющих сторонников заместительной терапии в "наркопропаганде".

Есть, впрочем, и вполне эффективные разрешенные у нас методы реабилитации — например, система "двенадцати шагов". Наркопотребители собираются в группы самоподдержки, делятся опытом и пробуют начать "чистую" жизнь. "Вчера отпраздновал 10 лет чистоты", — сказал мне недавно коллега, бывший наркоман, а ныне отец двоих детей и социальный работник. Против 12-ти шагов часто выступает Русская православная церковь — не в последнюю очередь потому, что в создании этой системы участвовали протестантские священники из США.

Но судя по статье, в Екатеринбурге какая-то особая наркомания. Соколова бабахает с атомной силой: "Высокая эффективность излечения в центрах, созданных Ройзманом, была признана официально". Это кем, простите, признана? Не было НИ ОДНОЙ независимой экспертизы, нет НИКАКОЙ достоверной статистики. Если проанализировать высказывания самих ройзмановцев за разные годы, то картина получается самая парадоксальная: то результативность излечения в реабцентрах "Города без наркотиков" находится в районе совершенно фантастических 85%, то она вообще на нуле, потому что, ясное дело, наркомана только отпусти — и он сразу пойдет торчать, он же не человек, а зомби. Поэтому самое правильное — посадить его под замок.

В конце статьи Соколова приводит слова Ройзмана о том, что в Екатеринбурге война с наркотиками выиграна. Я спросил Людмилу Винс, руководителя благотворительной организации "Шанс плюс", работающей с наркопотребителями на улицах по методам снижения вреда, можно ли этому верить. "Нет, конечно, верить нельзя. Наркоманов становится все больше, "крокодил" процветает, аптеки продают препараты с содержанием кодеина без рецептов — просто в два раза дороже. Появилась "легалка" — не входящая ни в один список запрещенных препаратов китайская соль для ванн: ее можно нюхать, а можно и колоть. Она стала очень популярна в Екатеринбурге, от нее у людей совершенно едет крыша, а все это из-за того, что героина нет в доступе или он очень плохого качества. Еще люди используют тропикамид — капли для глаз. Эти аптечные препараты и соли вызывают, судя по всему, очень сильную психологическую зависимость, так что наркопотребители вообще отказываются от героина, хотя побочные эффекты ужасные. Сегодня людей не берут ни в какие больницы, смерти происходят на каждом шагу. В 2008 году мы участвовали в статистическом исследовании, в Екатеринбурге насчитали от 17 000 до 36 000 наркоманов. Пока Ройзман бомбит единичные наркопритоны, отнимает детей у родителей, отправляет торчков в лагеря, ситуация только ухудшается. Из-за его активности наркопотребители оказались совершенно маргинализованными, это скрытая социальная группа, они боятся вылезать из своих нор, над которыми стоит чистый, красивый город, в котором якобы побеждены наркотики, они соглашаются общаться только с нами, а нас — пять человек на все районы! Да, попав к Ройзману, человек на какое-то время, пока он там, перестает употреблять. Но выйдя, большинство вновь возвращается к наркоманской движухе — потому что ситуация-то в городе не меняется, никакой социальной политики нет".

Неожиданный, но вполне логичный вывод: жуткая ситцация с наркотиками в Екатеринбурге — это и есть результат работы фонда "Город без наркотиков". Чудовищ, с которыми борется Ройзман, во многом порождает он сам. Вместо разветвленной сети наркопомощи, психологов и соцработников, работающих с уличными наркоманами, — "оперативники" Ройзмана и полицейские, которым надо сделать план. Вместо контактно-консультационных центров для наркозависимых — частные тюрьмы, где людей избивают и хорошо хоть наручниками больше не приковывают. Избавили город от героина? Люди стали торчать на "крокодиле". Будет перекрыт доступ к аптечным наркотикам — наркозависимые, прячась по "притонам", будут колоться любой дрянью, а мы, московские журналисты, не будем испытывать к ним никакого христианского милосердия.

Ройзман не скрывает, что в войне против наркоторговцев ему помогали бандиты из группировки "Уралмаш". Лидер "уралмашевских" Александр” Хабаров (обнаруженный в 2005 году повешенным в камере одного из СИЗО Екатеринбурга) проехал по региону и наказал своим подчиненным наркотиками не торговать ("ведь это ментовской бизнес"): "Вор в законе произвел этой поездкой эффект, на который было неспособно все МВД России! Я сказал ему: "Ты очень сильно сделал". А он мне говорит дословно: "Женя, а хули душу-то ебать? Я скорее себе язык вырву, чем на черное скажу белое". — "А можно я себе эти слова возьму в качестве девиза?" — спрашивает Ксения Соколова. "Можно. Это правильные слова", — дает свое благословление Ройзман.

Прямо на наших глазах происходит моральная диффузия, когда блатная лексика незаметно проедает мозг и, хули душу-то ебать, становится стимулом к реальному действию у интеллигентного по происхождению человека. Некритическое мышление заражает. Жаргон ройзманизма — как вирус. Вспомните, пожалуйста, было ли хоть одно крупное дело в этой войне с барыгами, которую якобы вел Ройзман с помощью воров в законе против ментов? Конечно, менты и наркополицейские порой приторговывают наркотиками, но тут уже прямо полный переворот и подмена ценностей! Хоть одного барыгу — настоящего оптовика поймали по представлению ройзмановских оперативников? Хоть одну наркомафию вскрыли? Нет, не было таких дел. Было дело Евгения Конышева, наркопотребителя, который публично критиковал "Город без наркотиков" за пытки в помещении фонда и которого недавно посадили на 4 года по сфабрикованным доказательствам с подброшенными 3,72 граммами неустановленного вещества. Были десятки или даже сотни дел с количествами героина или иных наркотиков на считанные граммы. Ройзмановцы ловят мелких розничных дилеров или просто наркоманов и заставляют давать друг на друга показания — и так делается милицейская статистика.

Все помнят, как красиво Ройзман и его помощники разгромили поселок цыган, торговавших наркотиками. И что? Полесок снесли, а цыгане... переехали в другие места, подальше от города, и продолжили свой бизнес. Не хочу здесь обсуждать, по каким причинам цыганские общины или таджикские нелегалы занимаются наркобизнесом. Я не знаю, кто их крышует, не знаю точно, как устроена глобальная российская наркоторговля — но, похоже, после десяти лет существования "Города без наркотиков" ничего об этом не знает и выдающийся иконовед и ювелир Евгений Ройзман. А если и знает, то не говорит.

Давайте не будем обманывать себя, дамы и господа. Ведь, как учит нас фильм "Брат-2", а за ним и Евгений Ройзман, сила — в правде. А правда такова: в Екатеринбурге десять лет назад фактически была создана неправовая, военизированная структура, контактирующая с криминальным миром с одной стороны и правоохранительными органами — с другой, занимающаяся незаконными силовыми операциями против граждан РФ и мигрантов, лишенных возможности эффективно защищать себя и подвергающихся насилию, шельмованию и обструкции. Вооружившись псевдонаучными и дискредитировавшими себя еще в 1970-х годах идеями так называемого "депрограмматорства", то есть силового перевоспитания, ройзмановцы наводят свой "новый порядок" и даже пытались распространить этот сомнительный опыт на всю страну. Вооруженные мужчины, работники негосударственной структуры, патрулируют улицы Екатерибурга, мучают хронически больных людей под видом борьбы с наркоманией.

Журналистка "Сноба", внезапно полюбившая мачо и героя Евгения Ройзмана, приехала в Екатеринбург, побывала на яркой "спецоперации" и написала некритичный, апологетичный очерк, даже не пытаясь создать видимость объективности. Из этой статьи читатель не может узнать ни альтернативного мнения о "методах" Евгения Ройзмана, ни получить достаточно сведений о самой проблеме, с которой Ройзман столь героически сражается.

Но все-таки несомненная польза от этой публикации есть. Свидетельства о подвигах "фондовцев", изложенные в статье Ксении Соколовой, будут изучены юристами и станут вскоре основой для обращения в правоохранительные органы. За статьей Соколовой последуют другие: статья 140 УПК РФ о поводах и основаниях для возбуждения уголовного дела и статья 146 УПК РФ о возбуждении уголовного дела на основании публичного обвинения.

источник



понедельник, 21 мая 2012 г.

The Moscow Post: "Фиаско Ройзмана"

 Руководитель екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман развернул масштабную информационную войну против правоохранительных органов Свердловской области. Он обвинил их в множестве грехов – да что там грехов, преступлений!


Среди них – то, что они обложили данью всех – от предпринимателей до «бабушек, торгующих около станций метро». Что под прикрытием спецопераций они грабят екатеринбургские рынки. Что должности в полиции продаются и покупаются. Что все это организовал нынешний начальник ГУВД Свердловской области «москвич» Михаил Бородин со своей «московской командой». Наконец, что все это крышует-покрывает свердловская прокуратура. Ройзман заявил, что он полон решимости покончить с этими пороками, взяв в союзники свежеиспеченного губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева (на момент соответствующего заявления Куйвашев еще занимал должность полпреда президента в УрФО) и областной Следственный комитет, возглавляемый Валерием Задориным. Все это было весьма широко растиражировано рядом региональных СМИ, известных своей близостью к Ройзману.

Обвинения серьезны, что и говорить. Только вот насколько они обоснованы? Полиция предоставила местным СМИ исчерпывающую информацию по всем пунктам обвинения, да и далеко не все СМИ пошли на поводу у Ройзмана, проведя собственные расследования. В результате получилась картина, рисующая Ройзмана, а отнюдь не свердловских силовиков, в совсем неприглядном свете.

С целью предотвращения торговли краденым и контрафактным товаром полицейские провели рейды на рынках «Таганский ряд» и «Академический». На первом было изъято 120 млн.руб. «неучтенных средств», на втором обнаружена краденая автомашина (сами полицейские признались в том, что информация об этом рейде «утекла», иначе краденых машин было бы задержано много больше).

Действительно, на эпизоде с «Таганским рядом» попытался нажиться майор городского УВД Сергей Рахманов, который взял взятку у представителей китайской диаспоры, пообещав посодействовать им в возвращении изъятых средств. Он был арестован задолго до «разоблачений Ройзмана», в настоящее время проводятся следственные действия по этим фактам, никто Рахманова никогда не покрывал и не скрывал это от общественности.

Однако внимание независимых журналистов привлек тот факт, что указанные рынки находятся «в сфере влияния» широко известного криминального авторитета, некогда одного из лидеров разгромленный ОПГ «Уралмаш» Сергея Терентьева. То есть получается, что негодование Ройзмана вызвано тем, что свердловские полицейские развернули борьбу с организованной преступностью. А отнюдь не с честным предпринимательством, как это онутверждал.

Не получил подтверждения и эпизод с куплей-продажей должностей и званий в органах полиции. Начальник Октябрьского отделения подполковник Варлаков, с которого, по утверждению Ройзмана, требовали 500 тыс.руб. за присвоение следующего звания, в ответе на посыпавшиеся на него вопросы СМИ заявил, что все это полная чушь. Он также выразил уверенность в том, что это изощренная месть в его адрес со стороны Ройзмана, так как он отказался сотрудничать с его фондом.

Не осталась в стороне и окружная прокуратура, обвиненная в покрывательстве дел полицейских. Она опубликовала пресс-релиз, в котором, в частности, говорится: «Вся якобы «закрытая» информация - в том числе о выявлении и отмене прокурорами 3738 незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, вынесенных сотрудниками полиции, о возбуждении по выявленным криминальным эпизодам уголовных дел, о наказании по требованию замгенпрокурора России 60 руководящих работников полицейского Главка, а также приведённые примеры выявленных нарушений закона - не являлись и не являются секретом ни для кого.... Информация об итогах проведённых в начале текущего года проверок исполнения требований федерального законодательства при приёме, регистрации и рассмотрении сообщений о совершённых и готовящихся преступлениях в подразделениях Главного управления МВД России по Свердловской области, а также результатах рассмотрения представления, внесённого по этому поводу заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Юрием Пономарёвым, не представляет ровным счётом никакой тайны и опубликована почти два месяца назад» .

И от других обвинений в адрес полицейских независимые местные СМИ не оставили камня на камне. Но на этом не остановились и провели расследование – а зачем же Ройзману эта черная PR-кампания против полицейских? По их мнению, это обусловлено целым комплексом разнородных причин. И выводы оказались совсем нелицеприятными для Ройзмана.

Прежде всего, они обратили внимание на то, что в следующем году должны состояться выборы мэра Екатеринбурга, а Ройзман делал заявления, что он намерен баллотироваться на эту должность. Вот что пишут, к примеру, «Вечерник Ведомости»: «Первым пиар-ходом на политическом поприще общественника стала информационная травля ГУ МВД по Свердловской области. Правда, тут же обнаружилось несколько крайне досадных для Ройзмана моментов. Во-первых, информация ройзмановских источников об ужасных нарушениях в полицейском главке практически ни разу не подтвердилась. Во-вторых, уральские журналисты ранее сталкивались с дезинформацией, исходящей от Ройзмана и его фонда; поэтому все ройзмановские информационные «вбросы» тщательно проверялись и не шли в печать».

Нашли журналисты и финансовый интерес Ройзмана в кампании против полицейских. «МК-Урал» даже назвал сумму, которую получил Ройзман за эту черную PR-кампанию: «...труды Евгения Вадимовича не пропали зря. По крайней мере, как сообщают осведомленные информаторы, не так давно пиар-деятельность общественника была вознаграждена суммой в 15–20 млн рублей. Деньги эти поступили двумя платежами. Ройзман проделал большую работу – он создал задел для прихода в Уральский регион московского бизнеса. Самое лучшее прикрытие в такой ситуации – шуметь о том, что скоро придут москвичи и все тут захватят».

Не осталась без внимания журналистов и деятельность ройзмановского фонда «Город без наркотиков». Особенно интересным оказалось то обстоятельство, что после многолетнего сотрудничества с его фондом полицейские решили отказаться от такого сотрудничества, и сделал это как раз начальник ГУВД Бородин. Результаты отказа полиции от навязчивых услуг фонда «Город без наркотиков» оказались ошеломляющими – количество изъятых наркотиков увеличилось в 3,5 раза! Что же получается, Ройзман не столько боролся с наркоторговлей, сколько мешал этому? Сам Ройзман всячески замалчивает этот крайне неприятный для него факт.

Весьма живо – и нелицеприятно для Ройзмана - комментировали местные СМИ официальное заявление ГУВД, связанное с деятельностью «Города без наркотиков» . По сути, в нем говорится о том, что «сотрудничество» с фондом в значительной степени парализовывало работу полиции в сфере борьбы с наркоторговлей, и именно поэтому от него и отказались: «Ведь именно из-за допущенных фондовцами в прошлом году нарушений закона при выявлении наркопритонов ряд уголовных дел были возвращены на дополнительную проверку.

Поэтому в начале 2012 года по указанию начальника областного полицейского главка Михаила Бородина и было принято решение ограничить сотрудничество с активистами этой организации только предоставлением информации, без их непосредственного участия на стадии проведения оперативных мероприятий.

Однако, как ни странно, возможно, именно ограничение в проведении совместных проверок с фондовцами и привело к тому, что количество изъятых сотрудниками органов внутренних дел наркотиков в начале 2012 года выросло в 2 раза, а по итогам квартала – в 3,5 раза. Впрочем, об этом говорилось достаточно подробно ранее, и теперь полиции предстоит проанализировать этот феномен».

Интересно также, что когда полиция отказалась сотрудничать в фондом Ройзмана, «Город без наркотиков» немедленно принес полицейским 500 заявлений, которые якобы поступили на телефон их общественной приемной от граждан – о том, что там-то и там-то находятся наркопритоны. Кстати, анонимных. С тем, чтобы полиция, естественно, их «накрыла». Но ведь полиция-то должна действовать по закону. Вот если подбрасывать наркотики – то да, так можно накрыть не то что наркопритон, а вообще любого. А проверять сотни точек, да еще после того, как Ройзман публично объявил о передаче заявлений в полицию – дело малоперспективное. Нарокотороговцы же предупреждены. Все, что может такая акция – отвелечь силы полиции на малопродуктивную работу. К чести полиции, она на эту провокацию Ройзмана не поддалась.

Вскрылось немало «любопытных» фактов, характеризующих ройзмановский фонд как криминальную по сути организацию. В общем-то, хорошо известно, что и раньше в борьбе с наркотиками ройзмановцы применяли, мягко говоря, «сомнительные» методы. А тут уж просто, как говорится, «ни в какие ворота...»

«25 июня 2000 года в Центральную городскую больницу г. Асбеста Свердловской области был доставлен с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом основания черепа» гражданин Пухов Ю.Н., 1972 г.р., уроженец деревни Орловки Белозерского р-на Курганской области, русский, проживающий на ул. Молодежной в пос. Рефтинском. Очевидцы сообщили сотрудникам милиции, что Пухова били деревянными спортивными битами по голове граждане Литвиченко А.А. и Червяков К.Ю., являющиеся руководителями Асбестовского филиала фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков». 5 июля 2000 года в 7 часов 10 минут Пухов Ю.П. от полученных травм скончался в реанимации ЦРБ г. Асбеста. В отношении Литвиченко А.А. и Червякова К.Ю. было возбуждено уголовное дело №115613 по ст. 111 части 4 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего) и избрана мера пресечения в виде содержания подстражей». Или «в декабре 2005 г. директор Екатеринбургского Центра реабилитации фонда Максим Курчик приговорен к 6.5 годам лишения свободы. Еще несколько руководителей и сотрудников филиала «Город без наркотиков» в Пыть-Яхе, созданного под протекторатом Евгения Ройзмана, осуждены и получили сроки – от 5 до 7 лет лишения свободы за жестокое избиение дворника фонда за то, что он плохо выполнял свою работу. От побоев дворник умер, его тело в лесу облили бензином и сожгли».

Ну а «лично Ройзману» журналисты не преминули напомнить самую старую его историю – как, будучи вором на доверии», он обворовывал доверчивых влюбленных в него девушек. И хотя сам он всячески открещивается от этой истории, опубликованный приговор не оставляет сомнения в его вине .

Подводя итоги всей этой истории, можно сказать, что Евгений Ройзман очень сильно испортил себе имидж «правдоборца» и «неутомимого борца с наркотиками».

Похоже, что весьма серьезные люди, до этого слабо знакомые с криминальной оставляющей его деятельности и имевшие определенные планы насчет него, теперь ломают голову, как бы красиво выйти из игры с ним. Чтобы быть не замазанными заодно с ним. Да и политологи, уже анализирующие предстоящие выборы в Екатеринбурге, считают, что он сделал явный фальстарт. К тому же неудачный.

Ну хоть денег напоследок заработал.

Фиаско Ройзмана



пятница, 18 мая 2012 г.

Вор на доверии Ройзман. Очарованная журналистка, разводки, чистосердечные признания.

В майском номере журнала «Сноб» опубликована статья о нашем герое – Ройзмане. Образ, что встает перед глазами после прочтения, исключительно героический. Автор материала, разумеется, дама, что многое объясняет – вызывать положительные эмоции, охмурять и очаровывать девушек Евгений Ройзман умел всегда. Можно сказать (и не ошибешься), что это он даже сделал своей профессией, за что в свое время и получил заслуженную награду – тюремный срок за обман влюбленных в него девушек. Юный Женя Ройзман их очаровывал и влюблял, а потом обносил на всякие немудрящие ценности – колечки, цепочки, сережки и разные носильные вещи. С тех давних пор, любовь к колечкам-сережкам превратилась у Ройзмана в ювелирный промысел, а мастерство охмурения стало крайне полезным навыком для общения с журналистками и не только.

Статья про «героя наших дней» (какие дни – такие и «герои», увы) немаленькая, но две вещи сразу бросаются в глаза, когда ее читаешь. На них и остановимся подробней.

Цитата первая.

Пока я разглядываю картины, Ройзман, Маленкин и фотограф Константин обсуждают детали вечерней операции. Сотрудники фонда собираются накрыть наркопритон. По словам Ройзмана, подобных операций проводится по триста в год. Полиция в них не участвует – ее вызывают потом, когда наркоманы пойманы и во всем признались на камеру, а факт продажи, если таковой имел место, доказан. Такая подготовка делается для того, чтобы сотрудники полиции имели достаточные основания для задержания торговцев, содержателей притона и т. д. А проще говоря, чтобы не могли отвертеться от необходимости это сделать.

Мужчины дискутируют, брать или не брать меня на операцию, – опасаются за мои нервы. Но я настаиваю.

Мы выходим на улицу, и вскоре рядом с нами с визгом тормозит пыльная «лада» с темными стеклами. В машине двое парней в черных джинсах и майках – «боевые единицы» фонда. Под оглушительный местный рэп мы въезжаем на серую заводскую окраину. Дверь подъезда открывается, дверь квартиры вышибается ногой...


Не правда ли – очаровательное (в своей наивности) описание действий «фондовцев»? Хоть сейчас в уголовное дело по статьям УК РФ 139 «Незаконное проникновение в жилище…», 206 «Захват заложников», 210 «Организация преступного сообщества» и еще кучи статей в части самоуправства и присвоения себе полномочий должностных лиц.

Не, никто не спорит, что с такой заразой, как наркомания надо бороться жестко и даже жестоко. Тут дело такое, что или мы их, или они нас. Вот только есть один вопрос – мы в правовом государстве жить хотим, где верховенство закона или в беспредельном, где «боевые единицы» какого-нибудь очередного фонда могут вышибать двери и «признания на камеру»?

Цитата вторая

Как бы то ни было, добросовестному корреспонденту следует не поддаваться эмоциям и соблюсти процедуру. И я спрашиваю Ройзмана: воровал ли он в свои девятнадцать лет у женщин шубы?

– Не воровал, – спокойно говорит Ройзман, глядя в экран работающего телевизора.

– Тогда за что тебя посадили?

– У меня изъяли нож.

– И все?

– Я с пятнадцати лет не жил дома. У меня была девушка. Мы ссорились. Они нашли еще одну мою девушку. Она дала показания. Им надо было меня посадить, а не дать условно, нужны были показания – но вещей я не воровал.


Срок заключения, который получил в 80-х Евгений Ройзман, едва ли тяготит его сам по себе. Ройзман усиленно лепит образ мачо, а зона тут не только не помеха, но даже идет на пользу, добавляет романтизма. У нас же не зря столько народу любит «блатняк», который почему-то называют «шансоном»? Тюремная романтика… Но вот само преступление, за которое Ройзман получил заслуженную путевку на нары, лежит на светлом образе романтического героя несмываемым позорным пятном.

Обносить влюбленных девочек – это совсем не по-мачистки. Это занятие даже не для альфонсов и жиголо, а для дешевок. Чмошное это дело. Так, кстати, поступают многие наркоманы, которые тащат у близких им людей все мало-мальски ценное, чтоб купить себе очередную дозу.
Вот только у наркоманов стыд, совесть и прочая мораль уже давно убита наркотиками, а Ройзман делал все то же самое в трезвом уме и твердой памяти. Что позволяет сделать нехитрый логический вывод – стыд, совесть и прочая мораль не присущи Ройзману от рождения.

Свои 2 с небольшим года заключения Ройзман получил по двум статьям уголовного кодекса РСФСР – 147 часть 3 (мошенничество, причинившее значительный ущерб потерпевшему, либо совершенное особо опасным рецидивистом), 218 часть 2 (ношение, изготовление или сбыт кинжалов, финских ножей или иного холодного оружия без соответствующего разрешения).

Первая статья – позорная, как уже говорилось выше. Даже не сама статья, а преступление, за которую Ройзману 147-ю и впаяли.
Не изнасилование, конечно, но получить на зоне за такое преступление ложку с дыркой Ройзман вполне мог. Такие разговоры, кстати, имеют хождение. А вот «ношение холодного оружия» - статья вполне пацанская. В уголовном мире – это если и не уважаемо, то вполне понимаемо и принимаемо.

Так что сейчас, всеми силами, Ройзман старается отбояриться от позорного факта своей биографии, рассказывая байки про свою жиганскую юность. Как носил мальчишечка вострый ножичек на кармане, а злые менты его повязали, свободы лишили, да лишнее пришили.

Женя, не гони фуфло! Среди читателей не все фраера ушастые!


четверг, 17 мая 2012 г.

В Екатеринбурге Фонд Ройзмана назвали "Город наркотиков"

Видимо, горожанам надоело постоянное вранье Евгения Ройзмана, который так увлекся пиаром, что оторвался от реальности и начал регулярно выдумывать истории, за неимением реальных фактов.

Ночью 14 мая 2012 г., как сообщил корреспондент "Актуально.ру", вывеску на фасаде Фонда "Город без наркотиков" откорректировали с помощью краски. Фонд стал называться "Город наркотиков", что полностью соответствует практике подбрасывания фондовцами наркоты неугодным Ройзману людям и предоставлению фальшивых понятых подкупленным Фондом ментам
Интересной оказалась и реакция фондовцев на попытку корреспондента запечатлеть это происшествие: "Сами представители общественной организации очень болезненно отнеслись к происшествию. В частности, вышедшие из здания молодые люди настойчиво, и в достаточно грубой форме попросили не фотографировать результаты атаки вандалов".
Выяснилась и еще одна подробность. Ройзман изобразил, что он якобы не знал, что творится в его конторе на Белинского: "Президент фонда Евгений Ройзман узнал о происшествии от корреспондента «Актуально.ру», и был не готов прокомментировать ситуацию. «Будем разбираться», - заявил общественник по поводу случившегося."
Решил в очередной раз, на всякий случай, откреститься от своих братков?


P.S. Российский флаг со здания фонда тоже сорвали. И правильно: нечего уголовным шнырям государственной символикой прикрываться.


Как фонд Ройзмана подбрасывал героин, лжесвидетельствовал, избивал, насиловал.


      Летом 2004 года среднеуральская Фемида поставила крест на знаменитых спецоперациях екатеринбургского фонда "Город без наркотиков", духовных идеологом которого считается депутат Государственной думы РФ Евгений Ройзман.
   
     За несколько последних лет были отсняты километры видеопленки и написаны сотни статей о том, как активисты фонда участвуют в задержании наркоторговцев, атакуют дворцы цыганских наркобаронов и спасают заблудшие души наркоманов. ГБН стал символом эпохи, при этом его отцы-основатели никогда не скрывали дружеских связей со всемогущим ОПС "Уралмаш".

     Первые акции по борьбе с наркобарыгами "фондовцы" проводили под прикрытием "уралмашевских" боевых дружин, приезжавших в Цыганский поселок Екатеринбурга на джипах с пуленепробиваемыми стеклами. Одним из направлений деятельности фонда "Город без наркотиков" стало открытие реабилитационных центров. Наркоманов в них не лечили. По мнению Евгения Ройзмана, это не к чему. В своих выступлениях он и его коллеги заявляли: "Наркоман - это чухан, скотина. Его не надо лечить. Потому что наркомания - не болезнь". В результате "забота" о переламывающихся подростках заключалась в приковывании их цепями к кроватям, лишении еды, питья и свободы передвижения. Деятельность фонда на протяжении всех лет его существования была окутана туманом. Об истинных нравах фондовцев горожане узнали лишь в прошлом году.
 
       Оказалось, что те так и не смогли стать законопослушными гражданами. Они между прочим применяли в своей работе насилие, шантаж и давление на следственные органы: 7 февраля 2003 года екатеринбурженка Наталья Ковалева написала заявление в Кировскую районную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против активистов ГБН Дениса Перцева и Александра Мурзикова. Она сообщила, что обидчики изнасиловали ее. Вот как описана эта нелицеприятная история в частном определении, принятом судьей Кировского районного суда Екатеринбурга Казанцевым С.А.

"5 февраля 2003 года Мурзиков, являясь так называемым понятым в оперативном мероприятии - контрольной закупке наркотических средств, вместе с работниками ОБНОН Кировского РУВД Луканиным и Белоусовым и сотрудниками фонда "Город без наркотиков" Логиновым, Петровым, Сарапийчуком и Боровиковым на их машинах прибыли к дому по улице Уральская, 59, где проживала Ковалева. Мурзиков завел Ковалеву на девятый этаж, где с применением насилия, ударив потерпевшую в лицо, заставил заняться с ним оральным сексом". Затем Мурзиков посадил Ковалеву в свою "восьмерку" и вместе с Перцевым отвез в безлюдное место на улице Пролетарской. Там сотрудники ГБН сообщили пленнице, что, если она не будет "хорошей девочкой", то они подкинут к ней в карман героин и сдадут милиции как наркоторговку. После этого борцам с наркотиками уже ничто не мешало удовлетворять свою животную похоть всеми возможными способами. С пустыря Ковалеву перевезли в Кировский РОВД, где она провела ночь в камере.

     На следующее утро ее в сопровождении активистов ГБН по кличкам "Боец" и "Борман" направили в офис фонда. Еще одна цитата из судебного решения: "Борман" предложил психологу задержать Ковалеву в фонде на сутки. Психолог заставила ее написать заявление на имя Е.Ройзмана с просьбой пройти в фонде принудительное лечение от наркомании, хотя наркотические средства она не употребляла вообще. Для устрашения Ковалеву завели в какую-то комнату, где находилась избитая и по пояс голая девушка, привязанная к стульям. Когда заявление было написано, потерпевшую приковали наручниками к батарее, в дальнейшем не давали воды и пищи, не водили в туалет". Вечером 6 февраля Ковалеву доставили в Кировский РОВД, где разгневанные следователи признались, что доказательств ее вины в сбыте наркотиков нет. 7 февраля она вышла на свободу и первым делом написала жалобу в прокуратуру, обвинив сотрудников фонда "Город без наркотиков" в насилии.

     Почувствовав угрозу, 25 февраля 2003 года сотрудники фонда вместе с ОБНОНовцами вновь явились на квартиру Ковалевой якобы для проведения контрольной закупки наркотиков. Операция закончилась заключением матери малолетнего ребенка в следственный изолятор, где она провела более года. Находясь за решеткой, Ковалева узнала, что подозревается в сбыте наркотика "винт" некоему Давтяну С.Д. В суде эта версия рассыпалась. Согласно представленной ГБН "легенде", покупатель договорился о приобретении у Ковалевой дозы, позвонив ей по домашнему телефону. Но из справки Уральской телефонной компании выяснилось, что с 21 февраля по 28 марта телефон Ковалевой был отключен за неуплату.

      Суд также крайне удивил факт, что ОБНОНовцы при контрольной закупке не провели обыск в квартире Ковалевой. Вещественных доказательств, которыми могли стать применяемые в таких случая меченые купюры, в деле не было. Все обвинения в адрес Ковалевой строились лишь на устных показаниях участников "спецоперации". На самом деле заключение Ковалевой в СИЗО требовалось для того, чтобы заставить ее пойти на попятную и отозвать жалобу из прокуратуры. Но она продолжала настаивать на своем. Почувствовав, что "отмазать" насильников Мурзикова и Перцева от возмездия не удается, лично Евгений Ройзман пошел на крайние меры. Он пытался оказать давление на заместителя начальника уголовного розыска Кировского РОВД Лазаренко.

     Будущий депутат Госдумы РФ просил его повлиять на Ковалеву, чтобы она изменила свои показания. Но вмешательство Е.Ройзмана в ход уголовного расследования не помогло: Мурзиков и Перский получили-таки срок за изнасилование: На днях вступил в законную силу вердикт Кировского районного суда, запрещающий привлечение к оперативным мероприятиям представителей фонда "Город без наркотиков". Их беззаконию положен конец.

      Сам Евгений Ройзман в разгар судебных разбирательств смог получить мандат депутата Госдумы РФ, обезопасив себя от возможного наказания. Говорят, что теперь он создает движение, которое будет бороться за нравственное очищение российского общества. Методы этой борьбы остаются за кадром.
источник


среда, 16 мая 2012 г.

Уголовный шлейф фонда «Город без наркотиков» Е. Ройзмана. Эпизод Асбестовский. Убийство.


25 июня 2000 года в Центральную городскую больницу г. Асбеста Свердловской области был доставлен с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом основания черепа» гражданин Пухов Ю.Н., 1972 г.р., уроженец деревни Орловки Белозерского р-на Курганской области, русский, проживающий на ул. Молодежной в пос. Рефтинском.

Очевидцы сообщили сотрудникам милиции, что Пухова били деревянными спортивными битами по голове граждане Литвиченко А.А. и Червяков К.Ю., являющиеся руководителями Асбестовского филиала фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков».
5 июля 2000 года в 7 часов 10 минут Пухов Ю.П. от полученных травм скончался в реанимации ЦРБ г. Асбеста.

В отношении Литвиченко А.А. и Червякова К.Ю. было возбуждено уголовное дело №115613 по ст. 111 части 4 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего) и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Это не «30-летней давности» преступления, о которых любят рассказывать сотрудники фонда Ройзмана, пытаясь представить своего шефа в роли перевоспитавшегося преступника. Это недавние преступления банды Ройзмана, каковой по сути и является его фонд.

Евгений Ройзман, имея талант вора на доверии, смог создать себе и своему фонду имидж борцов с наркотиками, в основном присваивая себе заслуги правоохранительных органов, сотрудники которых брали фондовцев с собой на задержания.
После того, как полиция приняла решение прекратить сотрудничество с фондом «Город без наркотиков» и перестала руководствоваться информацией фонда Ройзмана в отношении наркоточек – количество изъятых наркотиков выросло в 3,5 раза. Наиболее вероятное объяснение этого феномена - что полиция стала накрывать наркоточки, крышуемые самим Ройзманом.


понедельник, 14 мая 2012 г.

Афера Ройзмана с понятыми. Основа "Города без наркотиков".

Что вы скажете об уголовном деле, в котором у полиции в качестве понятых - сотрудники полиции?
Представьте, что так и записано: "Понятые - сержант ППС Подкидайло и старший сержант ППС Беспределов".

Возмутитесь? Правильно сделаете. А грамотный адвокат еще и развалит уголовное дело, и даже не в суде, а намного раньше - по жалобе в прокуратуру. Потому что, по закону, "Понятой - это НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ В ИСХОДЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА лицо, привлекаемое дознавателем, следователем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также его содержания, хода и результатов (ст. 60 УПК)."
А какие уж "незаинтересованные лица" из полицейских, принимающих участие в расследовании?

Значит, если лицо - заинтересованное это уже не понятой. Значит, не было понятого. Значит, все "следственные действия" - туфта, и уголовное дело, опирающееся на них - тоже.

Но "предоставление понятых" полиции - одно из основных условий существования фонда Ройзмана "Город без наркотиков". Настолько важное, что, в истерике, Ройзман об этом даже проболтался.


Маленкин, кстати, тоже с гордостью заявил, что "раз пятьсот" был понятым. Остается в ужасе замереть и надеяться, что те, в чьих делах был понятой Маленкин, Интенет не читают и о пересмотре дела не заявят.

Услуги фонда - по сути своей, оказываются медвежьими, и толкают полицию в уголовщину. Да еще, как оказалось, без фонда полиция изымает в 3,5 раза больше наркотиков, чем с подачи ГБН.

Становится понятным, почему у Ройзмана началась истерика, которая перешла в агрессию. При наличии в любовницах шеф-редактора Ура.ру Аксаны Пановой, Ройзману грех было не попробовать быкануть, чтобы загнать полицию в привычные ему рамки.


суббота, 12 мая 2012 г.

Как фонд Ройзмана подбрасывал героин, лжесвидетельствовал, избивал, насиловал.

Летом 2004 года среднеуральская Фемида поставила крест на знаменитых спецоперациях екатеринбургского фонда "Город без наркотиков", духовных идеологом которого считается депутат Государственной думы РФ Евгений Ройзман.
   
     За несколько последних лет были отсняты километры видеопленки и написаны сотни статей о том, как активисты фонда участвуют в задержании наркоторговцев, атакуют дворцы цыганских наркобаронов и спасают заблудшие души наркоманов. ГБН стал символом эпохи, при этом его отцы-основатели никогда не скрывали дружеских связей со всемогущим ОПС "Уралмаш".

     Первые акции по борьбе с наркобарыгами "фондовцы" проводили под прикрытием "уралмашевских" боевых дружин, приезжавших в Цыганский поселок Екатеринбурга на джипах с пуленепробиваемыми стеклами. Одним из направлений деятельности фонда "Город без наркотиков" стало открытие реабилитационных центров. Наркоманов в них не лечили. По мнению Евгения Ройзмана, это не к чему. В своих выступлениях он и его коллеги заявляли: "Наркоман - это чухан, скотина. Его не надо лечить. Потому что наркомания - не болезнь". В результате "забота" о переламывающихся подростках заключалась в приковывании их цепями к кроватям, лишении еды, питья и свободы передвижения. Деятельность фонда на протяжении всех лет его существования была окутана туманом. Об истинных нравах фондовцев горожане узнали лишь в прошлом году.
 
       Оказалось, что те так и не смогли стать законопослушными гражданами. Они между прочим применяли в своей работе насилие, шантаж и давление на следственные органы: 7 февраля 2003 года екатеринбурженка Наталья Ковалева написала заявление в Кировскую районную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против активистов ГБН Дениса Перцева и Александра Мурзикова. Она сообщила, что обидчики изнасиловали ее. Вот как описана эта нелицеприятная история в частном определении, принятом судьей Кировского районного суда Екатеринбурга Казанцевым С.А.

"5 февраля 2003 года Мурзиков, являясь так называемым понятым в оперативном мероприятии - контрольной закупке наркотических средств, вместе с работниками ОБНОН Кировского РУВД Луканиным и Белоусовым и сотрудниками фонда "Город без наркотиков" Логиновым, Петровым, Сарапийчуком и Боровиковым на их машинах прибыли к дому по улице Уральская, 59, где проживала Ковалева. Мурзиков завел Ковалеву на девятый этаж, где с применением насилия, ударив потерпевшую в лицо, заставил заняться с ним оральным сексом". Затем Мурзиков посадил Ковалеву в свою "восьмерку" и вместе с Перцевым отвез в безлюдное место на улице Пролетарской. Там сотрудники ГБН сообщили пленнице, что, если она не будет "хорошей девочкой", то они подкинут к ней в карман героин и сдадут милиции как наркоторговку. После этого борцам с наркотиками уже ничто не мешало удовлетворять свою животную похоть всеми возможными способами. С пустыря Ковалеву перевезли в Кировский РОВД, где она провела ночь в камере.

     На следующее утро ее в сопровождении активистов ГБН по кличкам "Боец" и "Борман" направили в офис фонда. Еще одна цитата из судебного решения: "Борман" предложил психологу задержать Ковалеву в фонде на сутки. Психолог заставила ее написать заявление на имя Е.Ройзмана с просьбой пройти в фонде принудительное лечение от наркомании, хотя наркотические средства она не употребляла вообще. Для устрашения Ковалеву завели в какую-то комнату, где находилась избитая и по пояс голая девушка, привязанная к стульям. Когда заявление было написано, потерпевшую приковали наручниками к батарее, в дальнейшем не давали воды и пищи, не водили в туалет". Вечером 6 февраля Ковалеву доставили в Кировский РОВД, где разгневанные следователи признались, что доказательств ее вины в сбыте наркотиков нет. 7 февраля она вышла на свободу и первым делом написала жалобу в прокуратуру, обвинив сотрудников фонда "Город без наркотиков" в насилии.

     Почувствовав угрозу, 25 февраля 2003 года сотрудники фонда вместе с ОБНОНовцами вновь явились на квартиру Ковалевой якобы для проведения контрольной закупки наркотиков. Операция закончилась заключением матери малолетнего ребенка в следственный изолятор, где она провела более года. Находясь за решеткой, Ковалева узнала, что подозревается в сбыте наркотика "винт" некоему Давтяну С.Д. В суде эта версия рассыпалась. Согласно представленной ГБН "легенде", покупатель договорился о приобретении у Ковалевой дозы, позвонив ей по домашнему телефону. Но из справки Уральской телефонной компании выяснилось, что с 21 февраля по 28 марта телефон Ковалевой был отключен за неуплату.

      Суд также крайне удивил факт, что ОБНОНовцы при контрольной закупке не провели обыск в квартире Ковалевой. Вещественных доказательств, которыми могли стать применяемые в таких случая меченые купюры, в деле не было. Все обвинения в адрес Ковалевой строились лишь на устных показаниях участников "спецоперации". На самом деле заключение Ковалевой в СИЗО требовалось для того, чтобы заставить ее пойти на попятную и отозвать жалобу из прокуратуры. Но она продолжала настаивать на своем. Почувствовав, что "отмазать" насильников Мурзикова и Перцева от возмездия не удается, лично Евгений Ройзман пошел на крайние меры. Он пытался оказать давление на заместителя начальника уголовного розыска Кировского РОВД Лазаренко.

     Будущий депутат Госдумы РФ просил его повлиять на Ковалеву, чтобы она изменила свои показания. Но вмешательство Е.Ройзмана в ход уголовного расследования не помогло: Мурзиков и Перский получили-таки срок за изнасилование: На днях вступил в законную силу вердикт Кировского районного суда, запрещающий привлечение к оперативным мероприятиям представителей фонда "Город без наркотиков". Их беззаконию положен конец.

      Сам Евгений Ройзман в разгар судебных разбирательств смог получить мандат депутата Госдумы РФ, обезопасив себя от возможного наказания. Говорят, что теперь он создает движение, которое будет бороться за нравственное очищение российского общества. Методы этой борьбы остаются за кадром.
источник


пятница, 11 мая 2012 г.

Уголовный шлейф фонда «Город без наркотиков» Е. Ройзмана. Эпизод Сергинский и выписки из приговора Ройзману. КРАЖИ, МОШЕННИЧЕСТВО.

Ройзман и особенно его сектанты любят говорить, что судимость Ройзмана - «30-летней давности», а потом, мол, он исправился и стал бороться с наркоманией.
  О том, как на самом деле Ройзман «борется» с наркоманией, мы еще расскажем в подробностях. Сейчас остановимся на мифе о якобы состоявшемся «исправлении» вора на доверии Евгения Ройзмана.

  Покажем, что фонд «Город без наркотиков» только внешне "белый и пушистый", поскольку умело маскируется под общественно-полезную организацию. А на деле - практически неотличим от обыкновенной банды. Если, конечно, отбросить наивную веру в пиар-сказки Ройзмана на тему «мы взяли полицию с собой на дело и поэтому она, наконец, поймала наркоторговца».

  Впрочем, в маскировке преступной деятельности благими делами Ройзман не новатор. Один из самых известных преступников мира, «кокаиновый король» Пабло Эскобар был очень умен и понимал, что если он заручится поддержкой народа, то это послужит ему отличной гарантией безопасности и защитой от властей Колумбии.

  Так и получилось - бедняки боготворили Эскобара за то, что он помогал бездомным – строил больницы, церкви, стадионы, школы. Ройзману, конечно, еще далеко до «наркодилера мирового масштаба», как звали Пабло Эскобара, но суть и правила он уловил верно.


  16.03.2000 г. Город Нижние Серги Свердловской области. В дом гражданки Мамедовой на ул. Фрунзе вошли 9 человек: Ройзман Е.В., Булатов В.С., Жданов С.С., Лухин П.Г., Галин Р.Х., Жуков А.Н., Жиляков О.В., Тихонович В.К., Ткаченко О.В.
  Группа преступников под руководством Ройзмана вошла самовольно, без разрешения хозяйки. Преступники потребовали от хозяйки «водку и наркотики», а затем провели в доме незаконный обыск. Ни водки, ни наркотиков не нашли, забрали 15 тысяч рублей.

  Когда Мамедова обратилась в милицию, прокуратура возбудила уголовное дело №20141 по ст. 330 ч.2 УК (Самоуправство). Затем дело было переквалифицировано на ст. 139 ч.1 УК (Незаконное проникновение в жилище).
Преступники оказывали давление на Мамедову – запугивали, а затем предлагали отступные. В конце концов, Мамедова сдалась и 16.05.2000 года следователь прокуратуры Мартьянов прекратил уголовное дело по ст. 9 УПК РФ, ст. 76 УК РФ (За примирением сторон)

  Это только один эпизод из уголовных деяний фонда «Город без наркотиков». Таких эпизодов было множество.

Например, 27.09.1995 года рано утром, неизвестные, скрывавшие свои лица, совершили групповое вооруженное нападение, с целью завладения чужим имуществом, на квартиру гражданки Л. на ул. Черепанова в Екатеринбурге. Нападавшие, применив физическую силу, угрожая физической расправой, и высказывая угрозы применить оружие, обездвижили гражданку  Л. и находящихся вместе с ней в это же время троих человек.  После чего нападавшие, применив пытки и другие действия, направленные на причинение физических и моральных страданий, заставили гражданку Л. выдать им дорогостоящую икону, редкое и ценное ювелирное украшение (кольцо), а также другие ценные предметы, имеющиеся в квартире.  После чего нападавшие скрылись с похищенным имуществом. Среди нападавших выделялся рослый мужчина, лицо которого скрывал шарф, и женщина, лицо которой гражданке Л. удалось разглядеть. Случайно встретив эту женщину на улице, гражданка Л. обратилась в милицию. Было установлено, что в нападении на квартиру Л. участвовала Юлия Крутеева, известная как жена Евгения Ройзмана и сам Евгений Ройзман.

Убитые люди тоже числятся за фондом Ройзмана. Мы расскажем и о них.

UPD. Как выглядела "работа" вора на доверии Жени Ройзмана по наивным девочкам, влюбившимся в него, - видно из материалов уголовного дела.

приговор Орджоникидзевского суда от сентября 1981 года:


«Подсудимый Ройзман… проник в квартиру №99 по улице Викулова, откуда похитил кожаный плащ стоимостью 80 руб., вельветовую юбку стоимостью 150 руб., куртку вельветовую стоимостью 80 руб., пальто демисезонное женское, стоимостью 220 руб., дипломат стоимостью 35 руб.»

Или вот выписка из того же документа:

«Подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях с гражданкой К., путем обмана завладел ее личными вещами: брюками джинсовыми, импортными… золотыми изделиями на сумму 760 рублей».

Читаем приговор дальше:

«Подсудимый Ройзман, находясь в дружеских отношениях с гражданкой Н., злоупотребил ее доверием и путем обмана завладел ее имуществом: джинсовой курткой, золотым кольцом, деньгами в сумме 130 рублей, всего на сумму 360 рублей».

Таких краж «герой» совершил множество, на суде признался. Его приобретениями становились плащи, куртки, юбки, меховые шапки, золотые, позолоченные и серебряные колечки с бирюзой и рубинами. Суд приговорил его к исправительным работам на три года.


Уголовный шлейф фонда «Город без наркотиков» Е. Ройзмана. Эпизод Сергинский.

  Ройзман и особенно его сектанты любят говорить, что судимость Ройзмана - «30-летней давности», а потом, мол, он исправился и стал бороться с наркоманией.
  О том, как на самом деле Ройзман «борется» с наркоманией, мы еще расскажем в подробностях. Сейчас остановимся на мифе о якобы состоявшемся «исправлении» вора на доверии Евгения Ройзмана.

  Покажем, что фонд «Город без наркотиков» только внешне "белый и пушистый", поскольку умело маскируется под общественно-полезную организацию. А на деле - практически неотличим от обыкновенной банды. Если, конечно, отбросить наивную веру в пиар-сказки Ройзмана на тему «мы взяли полицию с собой на дело и поэтому она, наконец, поймала наркоторговца».

  Впрочем, в маскировке преступной деятельности благими делами Ройзман не новатор. Один из самых известных преступников мира, «кокаиновый король» Пабло Эскобар был очень умен и понимал, что если он заручится поддержкой народа, то это послужит ему отличной гарантией безопасности и защитой от властей Колумбии.

  Так и получилось - бедняки боготворили Эскобара за то, что он помогал бездомным – строил больницы, церкви, стадионы, школы. Ройзману, конечно, еще далеко до «наркодилера мирового масштаба», как звали Пабло Эскобара, но суть и правила он уловил верно.


  16.03.2000 г. Город Нижние Серги Свердловской области. В дом гражданки Мамедовой на ул. Фрунзе вошли 9 человек: Ройзман Е.В., Булатов В.С., Жданов С.С., Лухин П.Г., Галин Р.Х., Жуков А.Н., Жиляков О.В., Тихонович В.К., Ткаченко О.В.
  Группа преступников под руководством Ройзмана вошла самовольно, без разрешения хозяйки. Преступники потребовали от хозяйки «водку и наркотики», а затем провели в доме незаконный обыск. Ни водки, ни наркотиков не нашли, забрали 15 тысяч рублей.

  Когда Мамедова обратилась в милицию, прокуратура возбудила уголовное дело №20141 по ст. 330 ч.2 УК (Самоуправство). Затем дело было переквалифицировано на ст. 139 ч.1 УК (Незаконное проникновение в жилище).
Преступники оказывали давление на Мамедову – запугивали, а затем предлагали отступные. В конце концов, Мамедова сдалась и 16.05.2000 года следователь прокуратуры Мартьянов прекратил уголовное дело по ст. 9 УПК РФ, ст. 76 УК РФ (За примирением сторон)

  Это только один эпизод из уголовных деяний фонда «Город без наркотиков». Таких эпизодов было множество. Убитые люди тоже числятся за фондом Ройзмана. Мы расскажем и о них.


четверг, 10 мая 2012 г.

Обгадь чужие заслуги" - принцип "политика Ройзмана


Похоже, Ройзман действительно решил податься в большую политику. А иначе зачем ему было публиковать в святой для большинства наших сограждан день, в День Победы, стихи о войне, которые расценили плевком в душу даже многие его читатели-почитатели?

В самих стихах ничего плохого. В них жуткая правда войны. Их авторы – фронтовики, прошедшие через ад войны, видевшие и вынесшие на себе лично такое, что нам, сегодняшним, и в кошмаре не приснится. Честь им и Слава! Война – это не только победы. Это и кровь по колено, и боль, и ужас. Вот только всему свое время и место…

Вряд ли Ройзман счел бы правильным, если б на его свадьбе, к примеру, стали рассказывать о его воровских похождениях – как он влюблял в себя наивных девочек, а потом крал у них колечки, сережки, юбки. Хотя и все это – чистая правда и большая часть его сознательной жизни. Но вот не принято в торжественный день грязь вспоминать. Хоть вот такую, криминальную, хоть военную. Даже, несмотря на то, что преступного прошлого можно было и избежать, а война, бывало, так жестко диктовала свою волю, что никак – не обойтись.

Не нам судить тех, кто вынес на себе войну. Но даже они, едва ли, стали бы в День Победы публично декламировать те свои стихи. Уж кто-кто, а они-то понимали цену Победе и ни за что не стали бы омрачать ее. А вот «политику Ройзману» вывалить грязь в день нашего Главного Праздника – это ход необходимый. Чтоб убедить своих сторонников в том, что только ройзманы способны спасти Отечество – крайне необходимо срать на прошлое страны и показывать – какие люди и как Победу делали. Валенки с неостывших трупов товарищей снимали, «мясо» под пули снайперов посылали методично. Чтоб молодые, да глупые (или уже не молодые, но идиоты) задумались лишний раз – а зачем нам была такая Победа нужна? Стоило ли оно того? Может, и не надо было так упираться? Сдались бы, да жрали вволю сардельки с баварским пивом под мудрым руководством цивилизованных гауляйтеров?

Мы, Женя, помним, не сомневайся. И как Победа далась помним, и что ты в этот день писал – тоже не забудем. Вон, твои читатели свою память и гордость за дедов уже высказали – тебе целыми страницами приходится комментарии удалять.


суббота, 5 мая 2012 г.

Почему нет армейских фоток Е. Ройзмана?

Все в курсе, что Ройзман любит красоваться в стиле мачо. Блатная быковатость в разговоре и мужественные кадры в суровых условиях лесных пожаров – явления одного порядка.

Однако никто не видел армейских фоток Ройзмана.
Думаете, потому что судимого в армию не взяли? Напомню, что Ройзман был судим за то, что продавал вещи влюбленных в него девочек, с которыми спал.
Ничего подобного.

Друзья Ройзмана в курсе, а сам Женя тем более, что причина в другом. Наступило это событие 26 декабря 1984 г. В тот зимний день призывник Евгений Вадимович Ройзман, постояв некоторое время без трусов перед военными врачами, был признан медицинской комиссией Верх-Исетского военного комиссариата не годным в мирное время и годным к нестроевой службе в военное время.


Потому что Женя болел. Это бывает.

И диагноз Ройзмана «Психопатия с неустойчивой компенсацией», по которому его зверски лишили радости дембельского альбома, это, в конце концов, не заразно.

Просто автомат такому болезненному ребенку давать опасно. Лопату еще можно, но только в военное время: там если что, расстреливают на месте. Даже психопатов. Проклятый Сталин придумал.



"Меняем трафик на трафик. Быстро. Качественно". Город без наркотиков.


"Ройзман таки да. Одиозная фигура.
Помнится, была мулька, организовывали у нас "город без наркотиков". Ну, тот, не тот, бог весть, но ребята с урала были. Я туда луканулся (молодой был, все за Добро биться хотел). Начали перетирать задачи цели средства и среди невнятных полунамеков вырисовалась картина маслом: сливаем (через москву) существующий трафик, строим свой.
Бежал оттуда, помнится, ног под собой не чуя."
тут


«Город без наркотиков» Евгения Ройзмана – банда?

Сам Ройзман и его сектанты любят говорить, что Ройзману вспоминают судимость 30-летней давности, значит предъявить ему больше нечего.

Они лукавят.
«Судимость 30-летней давности» – это приговор от 04.09.1981 г., когда Ройзман был осужден Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга по статьям 144 ч. 2 УК РФСР (кража, совершенная повторно), 147, ч. 3 УК РФСР (мошенничество в крупных размерах) и 218 ч. 2 УК РФСР (незаконное ношение оружия).

Говоря простым языком, Ройзман был вором на доверии. Юный Женя входил в доверие к девочкам,  они в него влюблялись, пускали его в свою жизнь, он спал с ними. А потом воровал и продавал их вещи. Нож  Ройзман всего лишь носил с собой, и против девушек не использовал. Он же не разбойник, а вор на доверии.  На влюбленных в красивого мальчика девчонок нож не нужен.

Ройзману вспоминают эту судимость как раз потому, что очень уж статья, по которой Ройзман сел, мерзкая. Вонючая такая статья. Она не от юношеской глупости идет, типа «напился - подрался». Преступником Ройзман был изначально изворотливым и лживым.

Но рассказы о том, что после выхода на свободу из ворот УЩ-349/10  19 ноября 1983 года, Ройзман стал паинькой - обман доверчивой публики.

В 2000 году Ройзман привлекался к уголовной ответственности прокуратурой г. Нижние Серги Свердловской области по ч. 1 ст. 139 УК РФ за незаконное проникновение в жилище. Уголовное дело тогда прекратили – и отнюдь не за отсутствием события преступления. Уголовное дело в отношении Ройзмана было тогда прекращено по ст. 9 УПК РФ за примирением сторон.

В 2003 году против руководителей фонда «Город без наркотиков» было возбуждено уголовное дело по статье 117 УК РФ (Истязание) и 111 (Причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть).

В декабре 2005 г. директор Екатеринбургского Центра реабилитации фонда Максим Курчик приговорен к 6.5 годам лишения свободы.

Еще несколько руководителей и сотрудников филиала «Город без наркотиков» в Пыть-Яхе, созданного под протекторатом Евгения Ройзмана, осуждены и получили сроки – от 5 до 7 лет лишения свободы за жестокое избиение дворника фонда за то, что он плохо выполнял свою работу. От побоев дворник умер, его тело в лесу облили бензином и сожгли.

Чем фонд Ройзмана отличается от обычной банды? Тем, что прикрывается лечением ограниченного числа наркоманов и пиарит свое участие в операциях полиции так, будто это полиция у него в шестерках бегает?

Можно ли считать эту деятельность полезной, если при отказе от сотрудничества с Фондом Ройзмана, полиция начинает изымать в три раза больше наркотиков, чем сотрудничая с Ройзманом?

Полезно или вредно участие в операциях, когда Ройзман подменяет понятых на своих людей, способных и наркотики подбросить, и лжесвидетельства дать? И главное – позволяют развалить потом уголовное дело, т.к. понятыми, с точки зрения и закона, и логики, не являются?

И можно ли вообще говорить о полезности организации, члены которой убивают людей, а потом сжигают в лесу их трупы?


В фонде Ройзмана людей не бьют! Вы поняли, бля!? Никого, бля!

Портал 66.ру сообщает о побеге из фонда "Город без наркотиков" еще одного человека.
http://www.66.ru/news/incident/116193/
Отличительная примета  - синяк под глазом.


UPD: Слава богу, что пацан нашелся. Живым и невредимым. Сбежал он не из семьи, а из фонда Город без наркотиков, но, согласно штатной отмазке Ройзмана, причины, конечно же, "в семье".