среда, 25 июля 2012 г.

Добровольно к Ройзману никто не идет, а сам он сворачивает дела

В последнее время Ройзман все чаще проговаривается. Недавно вот прокололся, когда поведал о безутешной матери, которая привела своего сына-обдолбыша к Ройзману Спасителю, да не просто привела, а притаранила в авоське материалы уголовного дела! Которое, как раз, сейчас в стадии расследования!
Да, трудно сосредоточиться на тонкостях манипуляций, когда дело пахнет керосином.

Сегодня – очередные откровения, которые уже читаются даже не между строк, а прямым текстом за авторством самого Ройзмана, в его блоге.
Нынче Дядя Женя чистосердечно рассказал, что добровольно (как он нас убеждал и убеждает) в его частные тюрьмы (адепты секты Ройзмана называют их «реабилитационные центры») люди не идут. А так же, самолично подтвердил слухи о сворачивании своих дел на Урале и готовящейся эвакуации. То ли в Москву, то ли в Израиль – тут мнения расходятся.

Вот что про это писали «Вечерние Ведомости»:

Вместо Израиля – Москва. Бегство Ройзмана с Урала – вопрос пары месяцев


Как сообщают слухмейкеры, свердловский общественник Евгений Ройзман активно сворачивает свои проекты на Среднем Урале и готовится к отъезду. Так, из трех реабилитационных центров два уже закрыты, а в третьем находится не более двух десятков человек.


Ювелирный бизнес, оформленный на партнеров, также готовится к переезду. Друзья и товарищи общественника крайне обеспокоены таким поворотом дела, поскольку все указывает на то, что Евгений Вадимович (рассорившийся перед отъездом с полицией и всеми, с кем можно) собирается оставить их без всякой поддержки. И хотя Евгений Ройзман пытается убедить коллег, что он останется жить на уральской земле, мало кто ему верит. Соратники Ройзмана в последние месяцы находятся в постоянном напряжении, регулярно наводят справки о планах своего кумира – и неплохо осведомлены о предстоящем бегстве.


По слухам, Евгений Вадимович уже подал документы в Совет по правам человека при президенте РФ, вероятно, это и станет его основным занятием в ближайшее время.


И конечно же, слухмейкеры не оставили без внимания то обстоятельство, что «забирает» Ройзмана в Москву не кто иной, как Михаил Прохоров.


Сам Ройзман в узком кругу друзей недавно оговорился, что «в Москве солнце светит ярче». И улыбнулся.

А вот что нынче пишет сам Ройзман:

На Белоярке - осталось четырнадцать человек. А территория большая и хозяйство большое. Уже закрыли ремонтные мастерские, столярку. Через какое - то время придется ликвидировать остальное.


На Женском - четыре человека. Было - пятьдесят. И очередь - двести пятьдесят.


Детский пуст.


На Изоплите непривычно тихо. Все открыто. Людей нет. Палаты пустые. Шестнадцать человек осталось (с 2000 года начиная - меньше ста и не бывало. до ста пятидесяти доходило).

Ясно дело, что виноваты во всем «злые менты», которые все порушили и не дают Благодетелю Ройзману вершить добро, тут все понятно.
Правда менты, вроде, кордоны у ройзмановских тюряг не выставили, никого на подходах не отстреливают и даже не отлавливают – вон родители приезжают: «У ворот несколько машин. Родители приехали. Вышел - обступили. Заберите нашего! Когда брать будете?», - пишет Ройзман. «Заберите нашего…» - как вам это?

Но «брать» сейчас Ройзман никого не решается.
Если б кто пришел сам, по своей воле, он бы взял. А «брать» в смысле «послать братву, чтоб повязали» - опасается – знает насколько это «законно».

Но добровольно никто не идет, вот «трудовые лагеря» и пустеют.
Так что, совсем даже неглупый человек Ройзман понимает, что ловить ему тут – все меньше и меньше, а тучи все гуще и гуще.

Потому – валить надо. Вот он, под знакомую песню «я хотел добра, но менты все разрушили» и сворачивает свои дела, готовит общественное мнение: «Через какое - то время придется ликвидировать остальное». Дескать, не удивляйтесь, когда все, совсем закрою. Вы же в курсе - кто во всем виноват?


вторник, 24 июля 2012 г.

И это все о нем! Ройзман в цитатах и нелепых отмазках. Подборка за 24.07.2012г.

          …в начале этого года свердловская полиция отказалась сотрудничать с фондом Евгения Ройзмана. 

После чего количество зарегистрированных преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков практически не изменилось (1615; +1,25%), но зато заметно увеличилось количество подозреваемых – 695, что на 23,45% больше, чем за три предыдущих месяца. А из незаконного оборота изъято почти 65 кг наркотиков, что в 3,4 раза больше, чем в 2011 году. 

Выводов из этой статистики полицейские делать не стали, однако ряд журналистов сделали предположения о том, что ройзмановская организация как минимум не помогала полиции в выявлении и расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.
(«Вечерние Ведомости»)


          А вообще нам пофиг изъятые килограммы, потому что это – не показатель. (Ройзман на «Эхо Москвы»)


Вот такой вот молодец Ройзман - если крыть резко выросшие показатели УВД по изъятию наркоты нечем, то нужно объявить это вообще несущественным. А Ройзману это крыть нечем. Как и тот факт, что показатели выросли после того, как менты послали его лесом и отказались с ним сотрудничать.




          Наше подразделение не будет взаимодействовать с фондом, пока его представители применяют в своей деятельности методы, которые не соответствуют законодательству и морально-этическим нормам. 

Слышишь часто по телевизору: «Оперативники фонда совместно с полицией…». Почему оперативники? Разве законом об оперативно-розыскной деятельности в России отдельно предусмотрено такое формирование, как фонд «Город без наркотиков»? 

Мы не отказываемся от сотрудничества с общественными организациями — к примеру, в мае представители того же фонда передали в ГУ МВД области пятьсот обращений, проверка по ним продолжается. Но любое сотрудничество должно осуществляться, в первую очередь, строго в правовом поле. 

Методы фонда для нас неприемлемы и ведут к нарушению законности в рядах полиции. Да, некоторые сотрудники идут у них на поводу — а в результате в отношении них потом проводятся служебные проверки, а уголовные дела по наркосбыту, по тем фактам, которые предоставил фонд, прекращаются — ввиду различных нарушений, при сборе улик, например. 
 Конечно, основная вина здесь лежит на сотрудниках полиции, которые не контролируют лиц, привлекаемых к операции. Но позиция Евгения Ройзмана в данной ситуации для нас тоже неприемлема — нельзя на этом зарабатывать себе политический капитал.
(Начальник управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УУР ГУ МВД России по Свердловской области майор полиции Евгений Рагозин).


          И не рассказывайте сказки доверчивым людям, что кто-то там отказывается работать с Фондом! А отказываются с нами работать только продажные полицейские. Особенно когда хотят с барыг получать, а свидетели лишние им не нужны. Понятно объяснил? (Ройзман на «Эхо Москвы»)


Так и запишем - начальник УБНОНа по Свердловской области майор Рагозин хочет получать с барыг, Ройзман обвиняет...


Перепост из roizman-banda.blogspot.com


суббота, 21 июля 2012 г.

Ройзман путается в показаниях. Или – банально врет.

Постоянные читатели «Ройзман-справки» наверняка помнят, как журналист «Комсомольской правды» Ульяна Скойбеда уличила Ройзмана во лжи во время его недавней пресс-конференции в редакции газеты.
Тогда Ройзман рассказал, как в его фонде появился первый реабилитант.

Ульяна сильно удивилась! Потому как спектакль «Стремимся в Васюки фонд» был поставлен и разыгран Ройзманом специально для московской журналистки, которая тогда приехала написать о деятельности Ройзмана и его «Города без наркотиков».

Слово Ульяне Скойбеде:
Но главное изумление вызвала у меня история, рассказанная Ройзманом нашему обозревателю Владимиру Ворсобину: о самом первом наркомане.

Цитирую: «Игорь Варов, во время президент фонда, один из основателей, заходит в свой собственный магазин. Смотрит, у него там шнуркуется какой-то наркоман, и хочет что-то украсть. Игорь взял его за шиворот, вывел, говорит: «Хочешь бросить колоться?». Он говорит: «Хочу».
Это был Антон Борисов - первый наш реабилитант.
Игорь его привез к себе в гараж, пристегнул наручниками в батарее. Через какое-то время к нам приехала съемочная группа телепрограммы «Взгляд». А у нас уже 12 человек - пристегнутые, как зайчики».



Евгений Ройзман, разумеется, забыл, что Антон Борисов пришел в фонд при мне: натурально, в моем присутствии. Было так: фондовцы показывали мне, командированной журналистке, злачные места города (как и где у них торгуют), и на улице к нам подошел мальчик-задрот, лет двадцати, но с сильно траченным жизнью лицом.


- Хочешь вылечиться? Придешь завтра в фонд? – с горячечным румянцем спрашивает его Евгений Ройзман.
Наркоман кивает.

Наутро мне показали его уже прикованным в подвале офиса.


Да, конечно, мне уже тогда сценка напомнила доморощенную постановку: как-то ненатурально все это было, подгаданно к приезду корреспондентки. Но я много лет после этого верила, что наркоманы приходят в фонд добровольно (и была оскорблена, когда узнала, что меня водили вокруг пальца.

Итак, уже две версии первого наркомана, который явно добровольно пришел на «реабилитацию» в фонд. В обоих случаях – это некий Антон Борисов. Отличия в версиях, правда, налицо.

А вот еще одна версия первого и добровольного. Она есть в книге Евгения Ройзмана «Город без наркотиков»:
В ноябре 1999 года раздался звонок. Трубку снял Варов. «Але. Ет Леха Широков с Уралмаша звонит. Как можно к вам в Фонд попасть?» – «А чего это ты вдруг решился?» – спрашивает Варов.
«Устал, – говорит Леха, – от нелегкой наркоманской жизни».
Варов говорит: «Нет у нас мест».
– «А че ж делать-то мне?»
– «Не знаю, – говорит Варов, – звони губернатору, чтоб нам помещение дали». И кидает трубку.
Через 5 минут звонок. «Але, ет Леха опять звонит. Все, губернатору дозвонился, правда, с ним самим не разговаривал, но все передал. Может, еще кому позвонить?»
Озадаченный Варов говорит: «Звони Чернецкому».
Через 5 минут звонок. «Але, ет опять Леха с Уралмаша. Чернецкий не стал со мной разговаривать, но я там им все сказал». Варов говорит: «Ну, приезжай. Посмотрим на тебя, Леха Широков».
Забрали мы Леху на Изоплит. Это был первый человек, который пришел к нам сам.

Оппа! Уже Леха Широков, а не Антон Борисов и совсем другие время и обстоятельства!

Для резюме, пожалуй, снова предоставим слово Ульяне Скойбеде:
  
И, да, конечно, разница между историей, рассказанной Ворсобину, и тем, как было на самом деле, не столь велика: подумаешь, к Варову подошел или к Ройзману, в магазине или на улице: мелочи, подробности.

И все же, единожды солгавши, кто тебе поверит?


В этом вся проблема с Ройзманом. 


С таким наглым враньем вора на доверии Ройзмана и трех фольклорных коробов может не хватить. 
"Три короба Ройзмана" - содержимое сейчас:





четверг, 19 июля 2012 г.

Дилемма Ройзмана: лжец или коррупционер?

Евгений Ройзман, также известный как «Дядя Женя», и становящийся все более известным, как главарь ОПГ - одаренный сочинитель. «Писателем» или там «литератором» называть его не станем, но сочинитель талантливый, факт – умеет задеть читательские струны и вызвать нужный отклик. Умело манипулирует, если сказать проще.

Однако нервная обстановка, которая сложилась вокруг Ройзмана, явно не способствует глубокой проработке его историй и автор, бывает, прокалывается на мелочах.

Вот и сегодня «Дядя Женя» Ройзман выдал своим читателям-почитателям историю, которая повествует о драме неких людей (мать в отчаянье, сын наркоман, спасти может только «реабилитация» у Ройзмана, а тот не хочет), а мораль ее (все, как положено) заключена в последних фразах:

Так - то я знаю, что нужно сделать. И еще месяц назад сделал бы. И спас бы этого дебила. И ее бы к жизни вернул. Еще месяц назад.

В поэзии вот такой прием, многократного повторения, называется «рефрен»: «…еще месяц назад…», «…еще месяц назад…» - очень усиливает драматичность.

Вывод, который должны сделать читатели, прост – если б не «злые менты», которые ополчились на Ройзмана (за ПравдуЪ ©, само собой), то он бы всех спас, как Брюс Уиллис.

А вот в середине текста у Ройзмана случился прокол:

А этот блатует. Я же говорю, мозги скурил. И не отражает картины. А что - либо понимать он начнет только тогда, когда возникнет пауза - закроют, или к нам попадет. Но, когда закроют, будет уже поздно. Я посмотрел по материалам дела - реально, года 4 получит.

В чем тут, как говорится, фишка? А в том, что материалы дела никто и никогда на руки не даст. Даже несчастной матери. Максимум – копию обвинения. Но будь то копия обвинения – Ройзман бы так и сказал: «Посмотрел копию обвинения». А он про «материалы дела» задвигает. Вот так вот просто – пришла мать, привела сына-мудака и принесла в авоське уголовное дело, которое еще только в стадии расследования. Снова врет нам Евгений Ройзман, врет, как сивый мерин!

Но есть и еще один вариант, при котором Ройзман таки не соврал. Ему, совершенно постороннему лицу в расследовании, материалы дела действительно могли показать. «По дружбе», так бывает. Ройзман же любит бахвалиться своими связями в правоохранительных органах?
Правда, закон трактует дружбу между заинтересованным лицом и лицом должностным, как превышение служебных полномочий» (по минимуму) или как коррупцию. И в первом, и во втором случае имеются статьи Уголовного кодекса, которые оценивают такую «дружбу» надлежащим образом – лишением свободы.

Жаль, но не расскажет нам Ройзман – что это было, все же? Его очередное вранье или непреднамеренный слив подельника, который пока еще служит в органах?


вторник, 17 июля 2012 г.

Сила в правде и немножко во вранье. По следам героической «операции фонда Ройзмана»

«Штирлиц знал, что лучше всего  запоминается последняя фраза…» 
«Семнадцать мгновений весны» 


Если быть точным, то лучше всего запоминается первая и последняя фраза. И такой опытный разведчик, каким был Штирлиц, это знал наверняка. Евгений Ройзман не шпион, но психолог опытный, а потому это правило тоже усвоил как «Отче наш». Вот как грамотно с точки зрения психологии он построил свой короткий пост:

Вчера, после нескольких закупок, наши вместе с тагильскими ГНКшниками с закатали крупнейшую наркоторговку-цыганку Нижнего Тагила. В доме нашли еще около килограмма героина, меченые деньги со всех закупок. Вместе с ней сел ее муж и помощница. Эта цыганка всегда торговала через русских рабов-наркоманов, которые брали все на себя и садились из-за нее пачками. Первый раз мы хлопнули ее в Тагиле в 2003 году. На защиту ее встал весь райотдел. Потом ее отпустили. И закрыть ее удалось только благодаря депутатским запросам. Мы вели войну против нее 9 лет. Соберу все материалы и расскажу подробно. Оно того стоит. ГНКшники красавцы. Низкий поклон. Наши тоже молодцы. 

Первая фраза: «Вчера, после нескольких закупок, наши вместе с тагильскими ГНКшниками с закатали крупнейшую наркоторговку-цыганку Нижнего Тагила».

Последняя фраза: «Наши тоже молодцы».

У кого, после прочтения этого хвалебного рапорта останутся сомнения, – кто играл «первую скрипку» в аресте крупнейшей наркоторговки? Ясно дело – «фондовцы», ГБН, под мудрым и неусыпным руководством Евгения «Дяди Жени» Ройзмана. Он еще и уточнил, что «мы вели войну против нее 9 лет». Кто «мы»? Не ГНКшники же! Ройзман, понятно дело. Неумолимый и неотвратимый, как понос после молока с селедкой.


Победа над давним врагом так завела «Дядю Женю», что он посвятил «блестящей операции» еще один пост в своем блоге – куда как более объемный. Цитировать не станем, кому надо – найдут и прочитают. В общем, чистый восторг! «Мы победили и враг бежит, бежит, бежит!»

Однако «тагильские ГНКшники», а, точнее, сотрудники Нижнетагильского межрайонного отдела Управления ФСКН России по Свердловской области, восторга не испытали.
Испытали они, скажем так, некоторое недоумение от того, что их заслуги (а они, действительно, молодцы – тут нечастый случай, когда мы с Ройзманом согласны) внаглую присвоил себе хитрожопый Ройзман.
И не просто присосался к чужой славе, а сделал себя и своих нукеров главными. Ну, чисто Хлестаков: «О! Я шутить не люблю. Я им всем задал острастку. Меня сам Государственный совет боится!»

К сожалению ли, к счастью ли, но сотрудники правоохранительных органов связаны жесткими правилами и «срача» в блогах насчет «а был ли Ройзман?» со стороны «тагильских ГНКшников» не будет.
Руководствуясь все теми же правилами Нижнетагильский межрайонный отдел Управления ФСКН России по Свердловской области скупо отчитался на официальном сайте о проведенной операции
Нас в этом отчете должно заинтересовать последнее предложение, которое в пух и прах разбивает версию Ройзмана и выставляет его в истинном свете – наглым и бессовестным лжецом:

Сотрудниками Нижнетагильского межрайонного отдела Управления самостоятельно осуществлена реализация оперативных материалов без использования информации и привлечения других правоохранительных органов и общественных организаций.


понедельник, 16 июля 2012 г.

«Блогерский пароход» Ройзмана

Традиции Беломорканала  
в художественной  самодеятельности  
уральских бандитов. 

Главарь ОПГ «Город без наркотиков» Ройзман - опытный показушник

Средства массовой информации уже рассказывали об его незаурядных режиссерских талантах и спектаклях, которые он ставит для «очевидцев».

Ройзман умело и жестко управляет труппой своих крепостных актеров – узниками «реабилитационных центров», которые отлично знают – что им грозит, если они покажут и расскажут посетителям не то, что нужно «Дяде Жене».

Ройзман не раз дурил голову журналистам, показывая им красивые и благостные картинки быта «реабилитантов», а те благодарно строчили хвалебные статьи в своих изданиях, восхищаясь перевоспитанием вчерашних «нарколыг» © в полезных членов общества, избавившихся от пагубных пристрастий.

Ройзман пускал пыль в глаза родителям наркоманов, которые отдали своих детей Ройзману и платили за это деньги. Родители тоже восторгались, не подозревая – что на самом деле приходится переносить их сыновьям и дочерям – унижения, оскорбления, избиения и рабский труд на благо Ройзмана.


Даже уполномоченного по правам человека Татьяну Мерзлякову Ройзман свозил в свои частные тюрьмы и наивная женщина стала его верной защитницей. Ну, не мудрено – она ж все видела сама!

Нынче Ройзман взялся проводить экскурсии в свои «реабилитационные центры» для блогеров.
Хитрый и продуманный ход, ничего не скажешь. В наше время, когда Интернет – это самое важное средство коммуникаций, именно блогеры могут широко разнести нужную для Ройзмана информацию и сделают это быстро и с энтузиазмом. К тому же, многие блогеры имеют сотни, а то и тысячи читателей, для которых он авторитет. И если такой авторитетный блогер расскажет своим «френдам», что он видел у Ройзмана – ему поверят. Он же сам все видел!
И, наверняка, большинство из этих блогеров будут честны и действительно расскажут то, что видели сами.
Но вся хитрость в том, что незаурядный постановщик спектаклей Ройзман позаботился о том, что им нужно увидеть и услышать. Хотя, конечно, экскурсанты будут свято верить в то, что видели и слышали вообще все.

Ройзман, как он утверждает, окончил истфак. Почему «как он утверждает»? Да потому, что когда дело касается информации Ройзмана, то верить нельзя ничему.
Предположим, что он действительно историк по образованию и тогда, наверняка, неплохо знает, как 17 августа 1933 года по Беломорканалу в плавание отправился пароход, на котором находились 120 писателей и деятелей культуры.

Там было много моральных авторитетов того времени - Алексей Толстой, Всеволод Иванов, Михаил Зощенко, Борис Пильняк, Леонид Леонов, Валентин Катаев, Виктор Шкловский, Мариэтта Шагинян, Вера Инбер, Ильф и Петров… Увиденное в «путешествии» нашло отражение в книге «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства 1931–1934 гг.».

Это удивительная книга, читать которую сейчас, когда мы знаем – что творилось, жутко.
Согласно официальным данным во время строительства канала в БелБалтЛаге умерло в 1931 году 1438 заключённых (2,24 % от числа работавших), в 1932 году — 2010 человек (2,03 %), в 1933 году 8870 заключённых (10,56 %) из-за голода в стране и аврала перед завершением стройки 

Норма питания заключенных (т. н. «пайка») зависела от фактической выработки: чем меньше з/к вырабатывал, тем меньшим была его пайка, а за ударный труд пайку, наоборот, увеличивали. Обычный паёк заключённого-строителя составляли 500 г хлеба и баланда из морских водорослей (Википедия)

Писатели же в своей книге восторженно рассказывали о «перековке» вчерашних «врагов народа», об их энтузиазме и ударном труде. Не обошли вниманием и быт зэков – прочувственные истории о самообразовании заключенных, о всяческом рукоделии в свободное время и т.д. и т.п. Не обошли вниманием и питание «каналоармейцев»:

Обед 
Щи (1,2 литра на человека). 
Каша пшенная с мясом (по 300 граммов). 
Котлеты рыбные с соусом (по 75 граммов). 
Пирожки с капустой (по 100 граммов).
Так один из «путешественников» описывает меню зэков. И он ведь тоже это все «видел своими глазами»! Ничего не напоминает? «Кушаем мы хорошо, витамины есть – морковка».

Ройзману было у кого перенять опыт показа «красивых картинок» пишущему народу. Да, писатели тридцатых были не столь независимы, как сегодняшние блогеры и, возможно, им не ставили спектакли с особой тщательностью – скажут, напишешь. Но у Ройзмана и масштабы не сравнимые с ударной стройкой. Да и средний блогер, как ни крути, тоже не Максим Горький. Нет того опыта, мудрости и прозорливости.
Потому постановки Ройзману и удаются, и пишут блогеры, которые «все сами видели», истории о перековке вчерашних врагов народа реабилитации вчерашних наркоманов без насилия и издевательств. Что, в общем-то, и надо главарю ОПГ «Город без наркотиков» Евгению Ройзману.


суббота, 14 июля 2012 г.

«Штурм» и «разгром» ребцентра Ройзмана. Разбор событий и уличение Ройзмана во лжи.

Одна из самых любимых тем Ройзмана, которую он усиленно педалирует едва ли не каждый день – «разгром реабилитационного центра».

«Разгромили» его, со слов Ройзмана, понятно «злые менты». К этой теме хорошо цепляется еще одна любимая ройзмановская тема – «несчастные матери», которые, якобы, плачут на груди у Ройзмана, а тот теперь никак им не может помочь, потому как центр-то «разгромлен».

«Несчастные матери» - это вообще любимая тема блатной лирики. Достаточно послушать «русский шансон», чтоб в том убедиться: «злые менты», «мальчишечка», которого они повязали, «этап» и «мама, милая мама», которая теперь плачет. Виноваты во всем, понятно, менты, а уж никак не парнишечка.
Ну, своровал он что, побил кого – это ж не повод ментам маму расстраивать, в конце-то концов?

Тем более, когда мам много. Как пишет Ройзман, что сразу ставит под большое сомнение существование тех самых «несчастных матерей».
Уголовники лживы и хорошо владеют психологией, так что на жалость давить умеют получше иных драматических актеров.

Но речь сейчас, все же, не о матерях, а о «разгроме». Если помните, то этим жалостливым рассказам предшествовали истеричные сообщения о «штурме» реабилитационного центра. Который вот-вот должен произойти.
Автобусы с ОМОНом, ночные эвакуации «реабилитантов» в лес и все такое. В лучших драматических традициях.
В триллерах такой прием называется «саспенс» - нагнетание тревожного ожидания, беспокойства, неосознанного страха.

Потом, когда представители закона все же вошли на территорию «реабилитационного центра», и выяснилось, что сделали они это без какого-либо штурма, потребовалась новая драма.
И мастер нагнетать Ройзман объявил про учиненный разгром. В комментариях к посту «Ройзман Евгений Вадимович - краткая справка» в блоге «Город против Ройзмана» юзер burav446 сделал отличный хронологический разбор «штурма и разгрома» ребцентра Ройзмана. Точнее, лжи Ройзмана о штурме и разгроме его ребцентра.

"Разогнали ребцентр" - это отличный пример лжи, с помощью которой вор на доверии Ройзман профессионально работает с малолетства

Хронология событий такая. Сначала Ройзман долго истерил "сейчас будет штурм, сейчас будет штурм, сейчас будет штурм...". Но его так и не штурмовали. К нему менты один раз вежливо приехали без постановления на обыск и спросили - не хочет ли ребцентр позволить пройти и посмотреть?

Ребцентр не хотел. Вернее, хотел, но типа как чайку попить, а не осмотр провести официально. Менты на чай оставаться не стали и уехали.
В ходе этого разговора, правда, зачем-то подтянулись боевики (так называемые "оперативники") Ройзмана. Против них, на всякий случай, менты выставили СОБР. А кто знает, чего ждать от банды? Могут и стрельбу начать. Так что, логично. СОБР посмотрел на боевиков, боевики посмотрели на СОБР, дальше дело не зашло.

Потом Ройзман ночью, по своей личной болезненной инициативе, выгнал в лес реабилитанток. Сумасшедшему, как он говорит, показалось, что сейчас точно штурм будет. А может быть, он просто хотел разыграть спектакль "22 июня, ровно в 4 часа". Он потом про это в блоге пост сделал, все на 4 часа 22-го июня упирал. А штурма, кстати, все равно не было. Менты даже не зашли на территорию.
Утром Ройзман горестно побродил по пустому центру вместе с корешами и поплакался под видеокамеру, как все в его жизни херово.

Еще Маленкин истерично на камеру покричал что у них есть такие, бля, базы данных, что если кто из них на связь не выйдет , они всем эти базы сразу покажут. Чего бы таким честным пацанам сразу базы не показать, если они есть - ХЗ.

Реабилитантки обратно в рай с добрыми воспитателями почему-то не вернулись, "дядя женя, возьми нас обратно в рай" по телевизору не покричали. А некоторые даже пошли под программу защиты потерпевших и дали полиции на банду показания.

Потом менты приехали с обыском. У них на этот раз постановление было. Они вежливо попросили открыть. Им не открыли. Дали 5 минут на принятие решения. И им опять не открыли. Тогда менты перелезли через забор, треснули ломом по двери. Дверь только после этого изнутри открыли. В общем, штурма опять не получилось, даже дверь не поломали. Но обыск, конечно, провели.

А дальше самое интересное начинается.
Ройзман сам заявил, что у него унесли "обоссанный матрас", ключ от наручников и спиленную решетку двери карцера, которую нашли на помойке около забора.

Классный "разгром", правда? :)
У Ройзмана выходит, что если он сам выгоняет ночью на улицу людей - виноваты менты.
И еще у него выходит, что без "обоссаного матраса", ключа от наручников и двери карцера "ребцентр", само собой, никак не может работать. :)

По-моему, Жека совсем заврался, и от паники, съезжает с катушек окончательно.



четверг, 12 июля 2012 г.

Как проверить правдивость информации о банде Ройзмана, изложенной в этом блоге

Скорее всего, вы относитесь к тому большинству людей, которые понимают, что фактура, содержащая номера уголовных дел, фамилии бандитов, совершавших по этим делам преступления, адреса совершения преступлений, сканы документов и ссылки на СМИ по описываемым обстоятельствам – достоверна.

Если же вы относитесь к тем немногим, кому нужны дополнительные подтверждения – позовите журналистов, или (если вы сами журналист) - непосредственно воспользуйтесь вот этим официальным приглашением ГУВД Свердловской области:

«ГУ МВД России по Свердловской области готово оказать полное содействие журналистам местных и центральных СМИ, которых заинтересует тема деятельности фонда и его руководителей, а также действий сотрудников правоохранительных органов в данной ситуации.

Журналистам в любое время будет предоставлена, в рамках действующего законодательства, вся информация, имеющаяся в распоряжении полиции, даны необходимые комментарии, обеспечены выезды для сбора материала.

ГУ МВД России по Свердловской области готово сотрудничать и оказывать всесторонне содействие представителям всех СМИ, освещающих ход и результаты проверки по факту гибели Татьяны Казанцевой и другие события из жизни фонда «Город без наркотиков».

Ждем ваших предложений по факсу дежурной части Главного управления МВД России по Свердловской области (343) 358-87-40».




Полиция, в отличие от вора на доверии Ройзмана, оперирует документами и официально зафиксированными свидетельствами, и, безусловно, имеет доступ ко всем материалам уголовных дел, о которых говорится в этом блоге, и к решениям по ним.


Читайте также: "Свердловская полиция подтвердила правильность фактов, изложенных в "Ройзман-Справке"

Начальник отдела по борьбе с оргпреступностью свидетельствует о наркотрафике Ройзмана, его криминальных связях, криминальном хосписе и преступлениях ОПГ «Город без наркотиков»

среда, 11 июля 2012 г.

Дон Педро Ройзман угрожает Висенте Гонсалесу. И это не мексиканский сериал.

Похоже что Ройзман осознал всю бедственность своего положения и впал в панику. Потому как письмо, которое вчера появилось в блоге ройзмановского соратника Егора Бычкова, а сегодня стало распространяться уже интернет-СМИ, иначе как истерикой и не назовешь.

Для истерики, как известно, характерно некоторое помрачение рассудка, когда мозг уже плохо контролирует эмоции и пациент демонстрирует то, что в здравом уме демонстрировать бы постеснялся. Даже не додумался до такого, скорее всего.

Ройзман решил добавить к свой богатой криминальной биографии еще и шантаж. Да, не какое-нибудь там мелкое «вымогалово», а шантаж масштабный – международный. Письмо с угрозами направлено в адрес Генерального секретаря Международного бюро выставок (МБВ) Висенте Гонсалесу Лоссерталесу, но адресовано оно, конечно же, не ему, а региональной и федеральной власти.

Уважаемый г-н Висенте Гонсалес Лоссерталес! Мы, жители Свердловской области, вынуждены обратиться к Вам в связи с серьезным беспокойством за имидж Свердловской области перед проведением Международной выставки «Экспо-2020» и, как следствие, — за успех проведения указанной выставки. Мы крайне заинтересованы в успешном развитии нашего региона, в том числе в успешном проведении высокозначимой для нас Международной выставки «Экспо-2020» для привлечения в регион перспективных инвесторов и проектов. Однако в последнее время в Свердловской области серьезно растёт напряженность в обществе из-за проведения правоохранительными органами области массированных действий с использованием служебных полномочий полицией и прокуратурой Свердловской области против широко известного во всей стране екатеринбургского Фонда «Город без наркотиков». Негативное развитие ситуации может нанести серьезный удар по имиджу Свердловской области и оттолкнуть предполагаемых участников планируемой Международной выставки «Экспо-2020».


Такой вот «тонкий намек на толстые обстоятельства» - если полиция и прокуратура не оставят Ройзмана и его фонд «Город без наркотиков» в покое, то «Экспо-2020», на которую претендует Екатеринбург, окажется под угрозой!

Очень напоминает угрозы России насчет Олимпиады в Сочи. Там тоже грозят сорвать мероприятие, если Россия не прогнется. По Сочи, конечно, угрозы повесомей – теракты и т.п. В Екатеринбурге Ройзман грозит «массовыми протестами» и «социальной напряженностью»:

Мы, жители Свердловской области, крайне возмущены грубой дискредитацией Фонда «Город без наркотиков» со стороны властей региона и их попыткой ликвидировать Фонд. Жители области не намерены мириться с таким произволом и готовы массово выйти на улицы для защиты Фонда. 27 июня с.г. люди уже стали массово выходить на улицу, но Е.Ройзман пока обратился к ним не предпринимать стихийных митингов в надежде на разрешение ситуации. Однако если ситуация будет усугубляться, то народный протест приобретет многочисленный и стихийный характер с возможными негативными последствиями для общественно-социальной обстановки в регионе, и в целом привести к дестабилизации общественно-политической ситуации не только в регионе и даже за его пределами, поскольку у Фонда очень много сторонников во всей стране из-за бездеятельности государства в сфере наркомании.
 
Ройзман, как обычно, «скромен» - вещает от имени жителей Свердловской области. И, как обычно, врет не краснея:  

27 июня с.г. люди уже стали массово выходить на улицу, но Е.Ройзман пока обратился к ним не предпринимать стихийных митингов в надежде на разрешение ситуации…


Ройзман, как раз, не только угрожал «вывести народ на улицы» в свою поддержку, но и предпринял такую попытку.
Да вот только массовости не получилось – пришли немногие, максимум, пара сотен человек, которым Ройзман всучил свои наклейки и сфотографировался с желающими.


А поскольку пугать власть сбором мизерной доли процента жителей никак не выйдет, то Ройзман мигом сделал «хорошую мину при плохой игре» и стал пропихивать информацию, что, де, это он охладил народный пыл и попросил не предпринимать стихийных митингов в надежде на разрешение ситуации…


Возможно, идея написать открытое письмо Генсеку Международного бюро выставок – не принадлежит Ройзману. И уж тем более, авторство письма не за Егором Бычковым, в чьем блоге письмо и вылупилось на свет - Бычков таких умных слов просто не знает.
Есть подозрение, что к письму приложила руку любовница Ройзмана и, по совместительству, главред «карманного» СМИ Ройзмана – Ура.ру, Аксана Панова.


Аксана считает себя великой пиарщицей и мастерицей «хитрых ходов». Такими «хитрыми ходами» Панова уже умудрилась рассорить Ройзмана едва ли не со всеми, кто раньше был или на стороне Ройзмана, или, хотя бы, был нейтрален.

Но вот то, что Ройзман согласился с «блестящей идеей» - явственно говорит, что ситуация для него хуже некуда и он уже ее не контролирует. Тут, конечно, и до истерики недалеко.


вторник, 10 июля 2012 г.

Борису Акунину рассказали правду про Ройзмана

Борис Акунин попросил в своем блоге рассказать ему правду о Ройзмане.
moorca эту информацию известному литератору предоставил:

Ссылки - почему Фонд Ройзмана является ОПГ

Григорий Шалвович, если не верите
мнению центра борьбы с расизмом "СОВА" "...в данном-то случае речь не о борьбе с наркотиками, а о:

Похищении и истязании совершеннолетних, дееспособных (в смысле, что их дееспособности никто не лишал) людей. То, что эти люди наркозависимы, не отменяет того, что они обладают всеми правами, защищаемыми законом, особенно - правом на жизнь, свободу и т.п. ...
И вот на этом месте вопрос об авторитетном коммерческом интересе борьбы не с наркотиками, а с наркоманами приобретает столько нюансов..." , не верите всему, что собрали "благодарные" фонду екатеринбуржцы на сайте Ройзман-справка,, то вот - те из них, кто пытаются хоть кому-то из жертв помочь:

сайт отца убитого при "реабилитации" Владимира Козеева.
Сканы СМЭ, махинации с Уг.делом

"сенсация"-клевета на детсадовскую воспитательницу, очень показательный пример способов, которыми пиарится Фонд (Сагра - пример того же, но здесь простой аналог)

ну и фото мужиков, "реабилитируемых" приковыванием к пыточному столбу в детских юбочках...

"Коммерсант" об убийствах и судах Фонда

по Сагре - только 1 документ

Вот мнение всеми уважаемого Ираклия Тапириани tapirr "о бандите Ройзмане"

Вот мнение Варфоломеева, а он вёл на Эхе всю Бычковскую сантабарбару
Их методы - отвратительны. Если подобным образом действуют все структуры, работающие под маркой "Город без наркотиков", то все они должны быть остановлены

суды:
Пермский наркоцентр, где пациентов "лечили" битами и током, был организован незаконно

Фонд торгует наркотиками, потому и желает всё контролировать (я не утверждаю, что это доказано, это ПОКА - мнение многих горожан):
Всем должно быть известно, то что фонд, именно фонд, не гнк отбирает наркотики, а затем продает. По юго-западу черный ВАЗ 12 ездит- там ребята отбирают, а потом из тачки банчат. Они из фонда, не докопаешься, а если полезешь, к тебе домой придут, могут просто вломить, а могут и на "лечение" отправить.
У Бычкова судимость за мошенничество. У Ройзмана тоже. Они оба любят твердить, что бывших наркоманов не бывает. Интересно, а бывшие мошенники бывают?


Пиар на убийстве медсестры, помешавший раскрытию и, возможно, посадивший невиновного

Ройзман сам - о своём расизме
(по комментам видно, что за тип людей его поддерживает).

Сожженная заживо 8-летняя девочка:
При зачистках, проводимых дружественным Ройзмановскому ОПГ Григорьева по ройзмановскому принципу "ВСЕ цыгане не люди, все они наркобарыги, жечь их - благое дело", (по их мнению - этнические чистки - спасение России), в цыганских посёлках жгли дома и в одном из них сожли заживо 8-летнюю девочку. 
в этом году из-за массовых поджогов домов спешно покинули Искитим около 300 цыган. Прокурор г.Искитим Чагин: поджигатели бросили в окна банки с горючей смесью, попав прямо в кроватку, где спал ребенок. Мать Светлана Зайкова (русская): Анжела сгорела заживо. Девочка получила 100-процентный ожог поверхности кожи III-IV степеней тяжести, ожог верхних дыхательных путей, ожоговый шок. Анжела скончалась в районной больнице утром в понедельник."Гибель ребенка вызывала большой общественный резонанс, поэтому за расследование взялась областная прокуратура, которая не исключает вероятность того, что эти поджоги связаны с весенними, виновники которых пока на свободе". 

Ройзмана постоянно предупреждают, что его жесткие высказывания о цыганах и таджиках вполне можно квалифицировать как разжигающие рознь, то есть по ст.282 УК РФ. - признаёт фанат Ройзмана (позор Новой газеты и.муртазин, призывавший к судам линча по образцу сагринского - по всей РФ)


И вдруг среди ясного неба грянул гром. 15 августа этого года отряд СОБРа вынес ворота женского реабилитационного центра. Реабилитируемые наркоманки, вчера сладко улыбавшиеся Нарусовой, разрыдались и сказали, что в реабилитационном центре их мучают, истязают и бьют.

Невыдуманная история Натальи Принцевой, 20 лет (город Екатеринбург). мать обманом привезла ее в неприметное здание на улице Белинского, 19.

 

Чистосердечные признания бандитов Ройзмана. От страха разболтали.

Евгений Ройзман в своем репертуаре. Как обычно, вор на доверии давит на эмоции, даже не замечая, как при этом сам себя закапывает.

Что он рассказал сегодня в короткой цитате?

"Сейчас по людям - минус 200. Это надо понимать. 200 судеб. 200 семей. Уже началось: притоны, грабежи, разбои, тюрьмы, реанимации. Родители и соседи воют. Вот и все, чего добились".


1. Что имеет убыток, как минимум, 160 тыс. руб. в месяц.
Сам Ройзман недавно заявлял, что стоимость пребывания в его частной тюрьме - ноль рублей. Однако прочие источники утверждают, что он опять врет. К тому же, Ройзман практиковал предоплату сразу за несколько месяцев.

2. Что эффективность его "реабилитации" - никакая. 
Иначе, откуда "притоны, грабежи, разбои, тюрьмы, реанимации"? Впрочем, Ройзман не приводит конкретики и по этому поводу. Как обычно: пустые слова и никакой статистики, которую можно было бы проверить.


3. Что "реабилитационные центры" Ройзмана - не что иное, как частные тюрьмы. 
"Воют", судя по его описанию, те, кто избавлялся от родственников, сдавая их в тюрьму Ройзмана без суда и следствия.
Сами узники, если попытаться поверить вору на доверии, возвращаться в тюрьму не намерены.
Отчасти, это подтверждает и п.2 о низкой эффективности "реабилитации" в центрах Ройзмана.
А также о том, что большинство узников тюрьмы Ройзмана были там не по своей воле.

Один из главных нынешних аргументов Ройзмана - родители умершей узницы Ройзмана Татьяны Казанцевой "не имеют к нему претензий".
Вариантов - почему так может быть довольно много. Например, Ройзман мог просто обмануть родителей Татьяны, рассказав им привычную ложь - Таню все любили, за ней ухаживали, как за родной, лечили, она была довольна и счастлива. Ройзман врать умеет и навешать лапши родителям, потерявшим дочь и убитых горем - раз плюнуть для него.

Есть и другие варианты. Кому-то они могут показаться слишком циничными, заранее просим прощения, но такое тоже не исключено. Ройзман, к примеру, вполне мог "купить" согласие родителей Татьяны Казанцевой, чтобы они везде говорили, что не имеют претензий к Ройзману. Такое у Ройзмана встречается нередко.

Ройзман вполне мог и запугать родителей - такие возможности у него есть. Его боевикам ничего не стоит применить "силовые аргументы".

Есть и еще варианты, но лучше их не озвучивать, чтоб ненароком не оскорбить невиновных людей.

Рассказы Ройзмана о "блогерах, которые видели ребцентры" можно не читать сразу: ставить спектакли для журналистов и блогеров Ройзман начал еще в 1999 году, об этом рассказала Ульяна Скойбеда, имеющая, к несчастью для вора на доверии, хорошую память.

А уполномоченная по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, вероятно, падет жертвой своей доверчивости: она много раз посещала потемкинские деревни Ройзмана, в его присутствии, но ни разу не попыталась провести внезапную проверку совместно с журналистами или силовиками.

Скорее всего, пост Ройзмана написан с одной целью: рассказать, что по нему якобы "ничего не нарыли". Видимо, не может руководитель ОПГ молча дождаться, когда расследуются уголовные дела и за ним придут. Ему необходимо выговориться.

P.S. Евгений Маленкин - один из помощников Евгения Ройзмана, которого сотрудница фонда "Город без наркотиков" Ковалева назвала как соучастника передела рынка наркотиков в пользу ОПГ Ройзмана, выпустил пост о том, как встречался со своими информаторами в полиции. Не секрет, что существуют продажные полицейские, имеющие общий бизнес с бандитами Ройзмана. Этот пост Маленкин спрятал, но его текст доступен желающим.

Видно, как "крышующие" ОПС Ройзмана полицейские жалуются, что крышевать бандитов им становится все труднее:

"Мне удалось встретиться с полицейскими Березовского УВД. Встреча была неформальной. Встретились в Екатеринбурге на окраине. Перед тем как начать разговор, полицейские попросили отключить мобилу и достать батарейку, на всякий случай спросили, а не записываю ли я разговор.- Нет, конечно, не записываю, ответил я.
Полицейские явно были напряжены....


Ну ты пойми, на нас каждый день давят с главка, торопят... нас просили выделить нескольких человек и экипажи, мы отморозились... нас обвинили, что мы вас «крышуем». Вроде начальник даже выговор получил."


пятница, 6 июля 2012 г.

"Концлагерь" имени Ройзмана?

Что творится за дверьми реабилитационных центров «Города без наркотиков»
"Концлагерь" имени Ройзмана?

Президент фонда «Город без наркотиков Евгений Ройзман мог бы стать великим театральным режиссером и актером, если бы не выбрал другой жизненный путь – криминальный. Талант лицедея помог ему и на этой стезе – Ройзман умело прячет свою сущность под масками общественника, коллекционера, предпринимателя, политика, борца с наркотиками и правдолюба.

Еще умение достоверно перевоплощаться, изменять реальность и тем убедительно манипулировать мнением многих людей, позволило Евгению Ройзману стать очень неплохим пропагандистом самого себя и своих идей. Спектакли, которые он умело ставит и разыгрывает, могут убедить и заезжего журналиста, и тысячи его поклонников в Интернете в том, что президент «Города без наркотиков» едва ли не альтруист-благодетель, вершащий Добро по велению своей души.

Фото и видео, которые Фонд распространяет в Интернете, наполнены такой благостью, что доверчивые люди, считающие, что теперь-то все видели своими глазами и слышали собственными ушами, готовы горой встать на защиту Ройзмана и его методов «реабилитации» наркозависимых. Для особого контингента, которым картинок и видео мало, могут устроить спектакль «в живую». Например, родителям, которые платят деньги за содержание своих детей в ребцентрах. Или журналистам, которые потом напишут статьи восхваляющие Ройзмана и его Фонд. Труппа крепостных актеров всегда под рукой, а «помощники режиссера» свое дело знают – только попробуй поимпровизируй – пожалеешь.































































Как не поверить этим счастливым и довольным лицам? Не жизнь, а праздник. Вот, правда, напоминает немного образцы жанра из серии «Радость народов на освобожденных от большевиков территориях»










































Скажете – это уже перебор? Но если послушать тех, кто видел закулисье этого театра, то сравнение уже не кажется таким неуместным. Прошедшие через ройзмановскую «реабилитацию» говорят, что лучше отсидеть пять лет в тюрьме, чем на месяц попасть в «реабилитационный центр» Ройзмана.

Впрочем, смотрите и слушайте сами.
Это рассказ о пытках и избиениях в женском «реабилитационном центре»

Это – в мужском

А такими были последние часы смертельно больной Татьяны Казанцевой

Скажете, это не напоминает концентрационный лагерь? Есть даже еще один общий компонент – рабский труд.

«…все ездят на объекты вот там, в Березовске стройка есть, там евро дома строят. Вот они и строят. Оплетку эту арматурную делают. Самая сложная и тяжелая работа. И там за каждого человека фонду платят по тысяче в день.

В смысле реабилитантов возят на работу?

Да. За одну тысячу рублей в день. Они, конечно, ничего не получают, ни копейки. Но им дают чуть больше покушать за это». (из интервью бывшего «реабилитанта» фонда Ройзмана )

Этот же бывший пациент (или раб? Или заключенный?) рассказал и о театральных талантах Евгения Ройзмана:

«Ситуация какая – вечером собираются все старшие. И они говорят: «Весь барак, на улицу. Надо фотографироваться для родителей». Это показуха: кто в волейбол играет со счастливыми лицами, кто на качелях сидит качается, кто в теннис играет. И вот эти все фотографии собрали на флешку на одну, потом их показывали родителям на собрании в Фонде. Говорили: «Смотрите, как замечательно там все выздоравливают. Ваш сын там реабилитируется, занимается спортом, рыбачит, купается». Короче, показуха».

Но есть то, в чем Ройзман переплюнул многих своих предшественников – за то, чтобы стать узником и рабом, за то, чтобы тебя избивали и мучили в Фонде (который, кстати, называется «некоммерческим» и «благотворительным») берут деньги…

За ярким и красивым фасадом «потемкинских деревень» (их уже впору называть «ройзмановскими») скрываются страшные реалии издевательств, пыток, насилия и рабства. Происходит это не в каком-нибудь средневековье и не на оккупированных жестоким врагом территориях, а сегодня и рядом. В нашей стране, в наше время. И из-за попустительства власти, и из-за нашей общей наивности и доверчивости, благодаря которым хитрые и жестокие уголовники «разводят» нас и свободно творят беззаконие.

четверг, 5 июля 2012 г.

Или память у Ройзмана плохая, или врет он, как сивый мерин.

Уже мало у кого вызывает сомнение тот факт, что Евгений Ройзман – патологический лжец. Упорствуют в неверии разве что адепты «секты Ройзмана», но тут уже тоже патология – эти не поверят, даже если своими глазами увидят, как их божок лично фасует героин. Спишут на мираж и галлюцинации.

Ройзман врет всегда и везде. Его не смущает даже то, что среди тех, кому он «втирает», оказываются живые свидетели того или иного факта, которые легко могут опровергнуть ложь Ройзмана. Пойманный за руку и припертый к стенке неопровержимыми доказательствами Ройзман, не моргнув глазом, соврет снова – скажет, что просто запамятовал. И даже то, что он любит рассказывать корреспондентам, что у него «в голове компьютер и он никогда ничего не забывает», его не смутит.

На недавней пресс-конференции, которую Ройзман дал в редакции газеты «Комсомольская правда», он поведал историю о своем первом «реабилитанте». Рассказал, как тот пришел в фонд, чтобы освободиться от пагубного пристрастия к наркотикам. Рассказал и, разумеется, снова соврал. Случилось так, что Ульяна Скойбеда, журналист КП, присутствовала при том «историческом событии» и была немало удивлена, услышав историю, весьма отличную от той, которую видела лично.

Ульяна оказалась великодушным человеком и предположила, что…

Евгений Ройзман не соврал. Он просто запамятовал.

Дело в том, что первый реабилитант пришел в фонд «Город без наркотиков» при мне...

Не прошло недели после нашей пресс-конференции с девушкой, по заявлению которой было возбуждено уголовное дело против фонда «Город без наркотиков», как в редакции выступил и «обвиняемый», Евгений Ройзман. Это нормально: журналисты должны слышать обе стороны конфликта. Но, по факту, выступление общественного деятеля требует корректировки.

Первое: непонятно, почему «нападки» на фонд удивили общественность? Да, «ГБН» всегда сопровождали криминальные скандалы!

2003 год: убийство в центре фонда на Шарташе 20-летнего реабилитанта Ильи Букатина; его забили обрезком металлического троса в оплетке. Руководитель центра Максим Курчик получил за это шесть с половиной лет лишения свободы.

Одновременно за убийство посадили директора реабилитационного центра «Мой город без наркотиков» в Пыть-Яхе (организация, взявшая бренд и систему реабилитации у Ройзмана): эти не только убили реабилитанта, но и сожгли его тело.

Потом, в 2008-м году, был пермский «Дельфин» (эти прямо не скрывали, что ездили к Ройзману перенимать опыт, результат – по три года лишения свободы условно), и, наконец, небезызвестный Егор Бычков, получивший обвинительный приговор даже несмотря на вмешательство высокопоставленных чиновников.

А еще было уголовное дело Наташи Ковалевой, которую двое фондовцев изнасиловали прямо на операции, и многочисленные дела по самоуправству, мелким ограблениям, и прочая, прочая...

Спрашивается, чему же тут удивляться?! Наоборот, удивительно, что эту чудную организацию давно не трогали!
Пункт второй: Евгений Ройзман уверяет, что физических наказаний в фонде нет. Не знаю, верить ли: наркоманы Екатеринбурга, Перми и Пыть-Яха говорят по-другому. В Перми под это даже подводили идеологическую базу: мол, молодые люди должны БОЯТЬСЯ попасть в «Дельфин» (так называется тамошний реабилитационный центр), и для этого годятся все методы...

Но главное изумление вызвала у меня история, рассказанная Ройзманом нашему обозревателю Владимиру Ворсобину: о самом первом наркомане.

Цитирую: «Игорь Варов, во время президент фонда, один из основателей, заходит в свой собственный магазин. Смотрит, у него там шнуркуется какой-то наркоман, и хочет что-то украсть. Игорь взял его за шиворот, вывел, говорит: «Хочешь бросить колоться?». Он говорит: «Хочу». Это был Антон Борисов - первый наш реабилитант. Игорь его привез к себе в гараж, пристегнул наручниками в батарее. Через какое-то время к нам приехала съемочная группа телепрограммы «Взгляд». А у нас уже 12 человек - пристегнутые, как зайчики».

Евгений Ройзман, разумеется, забыл, что Антон Борисов пришел в фонд при мне: натурально, в моем присутствии. Было так: фондовцы показывали мне, командированной журналистке, злачные места города (как и где у них торгуют), и на улице к нам подошел мальчик-задрот, лет двадцати, но с сильно траченным жизнью лицом.

- Хочешь вылечиться? Придешь завтра в фонд? – с горячечным румянцем спрашивает его Евгений Ройзман.
Наркоман кивает.

Наутро мне показали его уже прикованным в подвале офиса.

Да, конечно, мне уже тогда сценка напомнила доморощенную постановку: как-то ненатурально все это было, подгаданно к приезду корреспондентки. Но я много лет после этого верила, что наркоманы приходят в фонд добровольно (и была оскорблена, когда узнала, что меня водили вокруг пальца).

И, да, конечно, разница между историей, рассказанной Ворсобину, и тем, как было на самом деле, не столь велика: подумаешь, к Варову подошел или к Ройзману, в магазине или на улице: мелочи, подробности.
И все же, единожды солгавши, кто тебе поверит?

В этом вся проблема с Ройзманом.



Ульяна Скойбеда, «Комсомольская правда».

Вору на доверии Ройзману задают все более неприятные вопросы.

Непрекращающаяся истерика Ройзмана периодически сменяется находками им новых отмазок, позволяющих (как Ройзман полагает) переключить общественное мнение. Ройзману жизненно необходимо увести общественное мнение от деяний его, как лидера ОПС, убивающего людей, грабащего, насилующего, торгующего наркотой, на второстепенные темы.

Вор на доверии Ройзман меньше всего он хочет, чтобы люди начали спрашивать о причинах роста изъятий наркотиков после отстранения его банды от оперативной деятельности.
Или, чтобы люди начали интересоваться – какие именно наркоточки, из упомянутых соратницей Ройзмана Василисой Ковалевой, принадлежат лично Ройзману, а какие – Маленкину или Кабанову.

Ройзман с готовностью признает, что пользовался наручниками в своих частных тюрьмах (но, конечно же, давным-давно). И одновременно Ройзман дрожит, что спросят – откуда у него, такого «честного» и внезапно «ставшего законопослушным», свежеспиленные решетки от карцера?

Ройзман готов рассказывать о скором открытии фонда в Москве (можно подумать, что этапировать оттуда на Урал лидера ОПГ - проблема), лишь бы не рассказывать о реальной статистике своих «достижений» в «лечении» наркозависимости.

Но, пока вор на доверии Ройзман привычно пудрит мозг доверчивой публике очередной дозой сказок, власти задают ему все более и более неприятные вопросы.

Публикация «Вечерних Ведомостей» эти неприятные для вора на доверии Ройзмана вопросы показала.


В чьей правде сила? Последние обыски в женском реабилитационном центре в поселке Сарапулка и в офисе «Города без наркотиков» ставят под удар и без того подмоченную репутацию фонда Евгения Ройзмана. Пока он сам обвиняет МВД и Генпрокуратуру в коррупции, в отношении сотрудников фонда возбуждено уже два уголовных дела. «Вечерним Ведомостям» стало известно, что в Москве заинтересовались тем, почему г-н Ройзман на протяжении почти года занимает областное здание в центре города без всякой оплаты.



среда, 4 июля 2012 г.

Закат звезды Ройзмана – фото на память, ужин за деньги


Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало
Два важных правила запомни для начала:
Уж лучше голодать, чем что попало есть;
Быть лучше одному, чем с кем попало.
Омар Хайям






 






















В шоу-бизнесе все схемы расписаны четко и проверены временем. На всякое время популярного медийного персонажа есть свои алгоритмы поведения – от старлетки, до забытой экс-звезды.

То, что сейчас устраивает вокруг своей любимой персоны Евгений Ройзман – это действия знаменитости «выходящей в тираж». Раздача автографов (наклеек), фотографирование с поклонниками, а теперь еще и ужин с тем, кто больше заплатит. Опять же в традициях шоу-бизнеса журналисты называют этого, еще неизвестного ройзмановского соедока «простным смертным». Ну, оно и понятно: Ройзман – «звезда», прочие – «простые смертные». Банкрот Полонский (тот, что «у кого нет миллиарда, тот может идти в жопу!») в последнее время, помнится, водил экскурсии по собственному недострою, угощая экскурсантов шампанским. Всего за 100 баксов. На что СМИ едко заметили: «У кого есть 100 долларов, могут не идти в жопу!» Ройзману пора перенимать опыт предшественника и начинать водить группы по своим частным тюрьмам. Угощать гостей может чифирём, дабы соблюсти стиль. Ройзман очень стильный человек – одни красные мокасины чего стоят!

Обычно, закат «звезды» наблюдать грустно. Но в случае с Ройзманом – обнадеживающе. Заслуженная «награда» должна найти «героя».



вторник, 3 июля 2012 г.

Аналитик фонда Ройзмана Василиса Ковалева о наркоторговле Ройзмана


Аналитик ОПС Евгения Ройзмана "Город без наркотиков" Василиса Ковалева, изнутри знающая все тонкости работы фонда изобличила Ройзмана, Кабанова и Маленкина как наркоторговцев, отжавших рынок наркотиков у цыган и поставивших его под свой контроль.


Со времени этого приговора прошло уже более 30 лет. Уже и в стране мы живем совсем другой. А изменился ли Ройзман?

Судя по всему, нет. Он по-прежнему влюбляет в себя девушек – и использует их в своих интересах, а потом выбрасывает и убедительно (как всегда) открещивается от них, как только они становятся для него обузой.

Вот, к примеру, история аналитика (!) фонда «Города без наркотиков» и «по совместительству» - подружки Ройзмана Василисы Ковалевой, в настоящее время отбывающей длительный срок тюремного заключения за ряд убийств на националистической почве. Сам Ройзман открещивается от знакомства с ней.Так активно открещивается, что даже отдельную заметку написал, где на разные лады утверждает, что сфотографирован с Василисой Ковалевой совершенно случайно.

А вот что говорит сама Василиса о своих отношениях с ним и об источниках дохода «Города без наркотиков», где она работала:

Ковалева:
- О наших отношениях знают очень многие, в том числе СМИ. И очень много в СМИ муссируются наши с ним фотографии, наши с ним отношения... Потом приехали цыгане барыжить – этих цыганей вообще всех забанили, попалили, короче – всех пожгли, всех выгнали. И зачем это Женя (Ройзман – автор) делал с Дюшей (заместителем Ройзмана Кабановым – автор), они же не просто так это делали – и с Маленкиным, кстати говоря. Они это делали для того, чтобы избавить ФСКН от кормушки. То есть, ну чтобы все кормушки были ихними, скажем так. Ну, вы знаете работу ФСКН: это наше, это ваше…

Собеседник Ковалевой:
-«Чтобы все кормушки были ихними». Ихними - это Жени?

Ковалева:
- Ну, разумеется. Вы че думали – что у Жени кормушек нет что ли?


Так что, согласно показаниям аналитика «Города без наркотиков», фонд для Ройзмана является «вывеской», позволяющей «отжимать» доходы от наркоторговли в свою пользу. Причем – весьма успешно. Ну а внешне, по словам Ройзмана, фонд, разумеется, борется с наркоманией.

Может быть, именно благодаря этому своему качеству – лживости – он и избрал поприще общественного деятеля, под маской которого создал сеть частных тюрем, легендированных под «реабилитационные центры для наркоманов», и наркоторговую ОПГ (замаскированную под «наркоборцов», и, в буквальном смысле, выжигающую конкурирующие группировки), а также постоянно пытается пролезть в политику? Ведь политика – единственная возможность попытаться улизнуть от наказания за создание организованной преступной группы, на счету которой убийства, жестокие избиения, изнасилования, разбойные нападения, грабежи, истязания, похищения людей, наркоторговля.

А в том, что, рано или поздно, такое наказание грянет – профессиональный преступник Ройзман вряд ли может сомневаться.
источник


Полный текст приговора вору на доверии Ройзману.

СМИ уже писали о том, что биография руководителя свердловского фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана началась с криминала – он влюблял в себя доверчивых девушек, входил к ним в полное доверие – а затем цинично обворовывал. В криминальных кругах эта специализация называется «вор на доверии»


Суд по этому уголовному делу состоялся в сентябре 1981 года. В настоящее время в распоряжении журналистов имеется полный текст приговора Ройзману, который добавляет немало пикантных деталей этому широко известному факту. Процитируем некоторые наиболее примечательные эпизоды.
 
   Вот, в частности, «в марте 1980 года подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях Кузнецовой, путем обмана завладел ее личными вещами: брюками из джинсовой ткани импортными, мохеровым шарфом и золотыми изделиями... Потерпевшая Кузнецова пояснила, что Ройзман взял у нее джинсы для реализации, т.к. они ей малы, но ни деньги, ни джинсы не возвращены, а затем взял золотую печатку отполировать, сказал, что потерял ее, но она видела ее у М. (в приговоре фамилия неразборчива - автор). Затем Ройзман попросил цепочку, т.к. нуждался в деньгах и не вернул, просила ее вернуть, и адала в обмен на цепочку серьги, но ни того, ни другого не получила. Однажды дала ему мохеровый шарф, т.к. было холодно, и тоже не получила его обратно...»

«Весной 1980 года Ройзман, находясь в дружеских отношениях с Нестеренко, злоупотребляя ее доверием, путем обмана завладел ее имуществом: джинсовой курткой, золотым кольцом и деньгами в сумме 130 рублей, всего на сумму 360 рублей... Потерпевшая Нестеренко показала, что взял у нее золотой кольцо в ремонт и не вернул, дала ему джинсовую куртку и не вернул, принес ей мохеровый шарф (явно из предыдущего эпизода! – автор) для продажи, она отдала ему 130 руб., но Ройзман выпросил у нее и шарф обратно и ничего не вернул».

«Летом 1980 года подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях с Щипицыной и злоупотребляя ее доверием, путем обмана завладел ее деньгами в сумме 690 рублей... Потерпевшая Щипицына пояснила, что Ройзман предложил ей купить за 200 рублей импортное платье, передала ему 200 руб., поехали якобы к продавцу, но Ройзман вернулся без платья и без денег. Так и не получила платье. Затем пришел к ней на работу, сказал, что у него беда, нужны 490 рублей, все сотрудники собрались и отдали, денги не вернул, хотя не оспаривал, что должен».

Эти действия суд квалифицировал следующим образом: «Действия подсудимого Ройзмана правильно квалифицированы по ст.147ч.III УК РСФСР, подсудимый злоупотреблял доверием знакомых, путем обмана неоднократно завладевал их личным имуществом и деньгами, причинив потерпевшим значительный материальный ущерб. Подсудимый не работал, не имел средств к существованию и, пользуясь хорошим отношением к нему молодых женщин, вступал в близкие отношения и получал от них вещи и деньги».

Из того же приговора мы узнаем и о «чисто воровских» эпизодах жизни молодого Ройзмана: «В июне 1980 года Павлов и Ройзман под договоренности, днем, воспользовавшись ключем, имеющимся у Павлова, проникли в квартиру Фроловой на ул.Гагарина, д.37 г.Свердловска и тайно Павлов вынес из квартиры 2 ондатровых шапки, женский костюм, икону, дипломат, облигации 3% займа, золотые изделия на сумму 1063 рубля... В сентябре 1980 года днем подсудимый Ройзман путем свободного доступа проник в квартиру 99 по улице Викулова, 32, откуда тайно похитил кожаный плащ стоимостью 80 руб., принадлежащий Гаевой, вельветовую куртку стоимостью 150 руб., пальто демисезонное женское стоимостью 220 руб., дипломат стоимостью 35 руб., принадлежащие Тетунашвили».

Приговор за эти преступления выглядит так: «Ройзмана Евгения Вадимовича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.144 ч.II, 147 ч.III, 218 ч.II УК РСФСР и определить по ст.144 ч.II УК РСФСР два года лишения свободы, по ст.147 ч.III УК РСФСР три года лишения свободы, по ст.218 ч.II УК РСФСР один год лишения свободы, в силу ст.40 УК РСФСР окончательно определить по принципу поглощения три года лишения свободы».





















































































































































































































































































































































































































































































Печатная версия из МВД

































































































































































































































































Примечательно, что Ройзман не только полностью признал себя виновным, но даже не обжаловал приговор – о чем в документе есть соответствующие отметки. Специалисты говорят, что это свидетельствует о чрезвычайной мягкости решения суда в отношении Ройзмана и о том, что на самом деле все могло обернуться для вора на доверии намного хуже.


Вместе с тем, учитывая весьма юный возраст Евгения Ройзмана (на момент совершения этих преступлений он был несовершеннолетним) и то, что он первый раз был привлечен к уголовной ответственности, суд счет возможным определить ему условное наказание и вместо колонии отправить на стройку народного хозяйства (в народе обычно говорили – «на химию»): «В силу ст.24 УК РСФСР определяемую Ройзману... меру наказания считать условно с направлением в места, определяемые органами МВД».

Наиболее примечательным в цитируемом приговоре видится патологическая лживость Ройзмана, причем очень убедительная лживость. Он просто изобилует выражениями «путем обмана» и «злоупотребляя доверием». А такие качества, как правило, закладываются в раннем детстве и присущи человеку на протяжении всей его жизни.

Со времени этого приговора прошло уже более 30 лет. Уже и в стране мы живем совсем другой. А изменился ли Ройзман?

Может быть, именно благодаря этому своему качеству – лживости – он и избрал поприще общественного деятеля, под маской которого создал сеть частных тюрем, легендированных под «реабилитационные центры для наркоманов», и наркоторговую ОПГ (замаскированную под «наркоборцов», и, в буквальном смысле, выжигающую конкурирующие группировки), а также постоянно пытается пролезть в политику? Ведь политика – единственная возможность попытаться улизнуть от наказания за создание организованной преступной группы, на счету которой убийства, жестокие избиения, изнасилования, разбойные нападения, грабежи, истязания, похищения людей, наркоторговля.

А в том, что, рано или поздно, такое наказание грянет – профессиональный преступник Ройзман вряд ли может сомневаться.