среда, 30 июля 2014 г.

Бандитский Екатеринбург

В Екатеринбурге родился совершенно новый тип преступности, который либо распространится на всю Россию, либо будет показательно уничтожен.

«Это даже не девяностые, это что-то среднее между криминальной Колумбией и не менее криминальной Сицилией. В Екатеринбурге пора вводить чрезвычайное положение и вычищать мафию одновременно на всех квартирах и во всех офисах и кабинетах где она находится. Все фигуранты известны, нужна только политическая отмашка из Москвы», - сказал нашему корреспонденту бывший сотрудник МВД, курировавший борьбу с оргпреступностью в Екатеринбурге.


Мы обратились к нему за разъяснениями после жуткой находки, от которой вздрогнула вся страна – из болота неподалеку от Екатеринбурга извлекли расчлененное тело убитой старушки. От обычного убийства это отличало одно страшное обстоятельство: убитая попала в поле зрения убийц во время посещения кабинета мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, к которому она пришла просить помощи. Вся вина женщины, которой был 81 год, состояла в том, что она имела в собственности дорогую квартиру. А друг и соратник Ройзмана Олег Кинев оказался координатором банды черных риелтеров, в которую входили специалисты по оформлению недвижимости и убийцы-рецидивисты. Но и это только вершина криминального айсберга Екатеринбурга.







































Это не частный случай, когда среди честных людей завелась паршивая овца. Городская администрация Екатеринбурга настолько погрязла в криминале, что получила неофициальное название «Организованная преступная мэрия».

четверг, 10 июля 2014 г.

30-ое февраля «студента» Евгения Ройзмана

В Уральском государственном университете секретом Полишинеля считают «прозрение» Ройзмана, вдруг получившего диплом историка спустя 18 лет после поступления в ВУЗ. Лапой, тащившей вора на доверии Ройзмана, считают его друга Дмитрия Витальевича Бугрова.

С карьерой у Бугрова сложилось все хорошо. С 1994 по 2007 год он был деканом исторического факультета УрГУ, а с 2007 по 2011 год ректором Уральского университета. Сейчас Дмитрий Бугров  – проректор Федерального университета в Екатеринбурге в который госуниверситет влился в ходе реформ.

Решив стать политиком и собравшись в депутаты, Ройзман стал интересоваться своим имиджем. Образ альфонса, обворовывавшего своих любовниц, не устраивал Ройзмана. В свердловском универе говорят, что часть преподавателей брали деньги от Ройзмана, захотевшего получить наконец диплом, а на других давил Бугров.

Вора на доверии Ройзмана с деканом Бугровым связывало общее дело. В конце 90-х Ройзман вместе с Бугровым провел аферу по выводу из университета крупной партии икон, принадлежавших государству. Милиция много лет сдавала на экспертизу иконы и постепенно в универе скопилась большая коллекция. Бугров отдал эту коллекцию Ройзману. Из этих украденных икон и сформировалась коллекция Ройзмана.
Считается, что Бугров отдал иконы Ройзману потому, что декан не мог самостоятельно барыжить историческими ценностями.
Разница между тем, что ушло из университета и тем, что осталось в коллекции у Ройзмана, Бугрова очевидно устроила.

Совместная афера еще больше укрепила дружбу Бугрова и Ройзмана. Когда Ройзману понадобился диплом, он нашел полное взаимопонимание со старым приятелем.

Текст дипломной работы Ройзману написали.
Но надо было решить проблему допуска до защиты диплома. А для этого нужно сдать много зачетов, экзаменов и т.д . Ройзман не способен на такие подвиги. И тогда Бугров выручил Ройзмана.  


Подельники так спешили, что некоторые записи в зачетке подделаны явно. Особенно смешно они спалились на записи от… 30 февраля 2001 года. 


Таким образом, диплом Ройзмана очевидно можно аннулировать. А предоставление в избирком диплома, который получен с нарушением закона, превращает мэра Ройзмана в обычного урку, который снова накосячил и попался.

Что такое на самом деле «студент» Ройзман и почему он никогда не смог бы написать диплом, говорят его университетские документы, появившиеся за 18 лет до вмешательства Бугрова.

Первое пришествие Дяди Жени в университет. 1985 год.

четверг, 3 июля 2014 г.

"Коммерсант" рассказал подробности о банде Ройзмана

О расследовании дела вице-президента фонда «Город без наркотиков» Евгения Маленкина и тенденциях в криминальном мире региона „Ъ” рассказал начальник отдела по борьбе с организованной преступностью управления уголовного розыска ГУ МВД России по Свердловской области Константин Строганов.

— В суде начинается рассмотрение резонансного уголовного дела в отношении сотрудников фонда «Город без наркотиков», которых обвиняют в незаконном удержании людей и обороте наркотиков. Почему расследованием занимался отдел по борьбе с организованной преступностью?

— То, что нам удалось установить, прямо говорит о том, что подобный формат работы фондовцев был для них нормальным. Мы поднимали старые оперативные материалы и видели, что фонд имеет свою боевую структуру — это так называемые боевики, которые выполняли криминальные задания. Несмотря на то что старые оперативные материалы в уголовное дело не вошли, благодаря им нам удалось составить список лиц, участвовавших в незаконных операциях фонда. Если говорить, допустим, о деле Евгения Маленкина, то тот состав, который ему сейчас вменяется, это лишь вершина айсберга. Многие эпизоды в дело так и не вошли.
Вообще, «боевики» фонда занимались в основном грабежами. Допустим, есть такой Рамазанов (Николай Рамазанов — один из предполагаемых сообщников Евгения Маленкина.— „Ъ”). Установлено, что он узнал о том, что один из наркоманов хранил дома деньги, которые получил от продажи квартиры. В итоге в фонде решили похитить эти деньги.
У них вообще схема работы была интересной. Для того чтобы обезопасить себя от каких-либо обвинений, они сначала создавали своей жертве имидж последнего наркомана, а затем проводили «добрые акции» — увозили наркоманов в свои реабилитационные центры, при этом часто прихватывая ценные вещи. Методы провокации были простыми: фондовцы наливали перед дверьми квартир своих жертв ацетон, разбрасывали шприцы и делали это на протяжении нескольких дней. Затем они ходили по квартирам и уверяли соседей, что в доме живет наркоман. Так было и в этот раз. А после того как фондовцы проникли в квартиру, они забрали с собой не только хозяина квартиры, но и деньги, иконы, золотые изделия и даже кроссовки. Кстати, именно в данном эпизоде участвовал и Маленкин, который, как нам удалось установить, подкинул потерпевшему наркотики, когда наркоманов привезли в полицию на оформление.

— Почему, по вашей версии, ему пришлось подбрасывать наркотики прямо в полиции?


— Сначала Маленкин забыл подложить пакетики с наркотиками. А сотрудники полиции, которые стали оформлять протокол изъятия, позвали в качестве понятых обычных водителей из очереди на оформление ДТП, и в итоге при них никаких наркотиков не нашли. После этого Маленкину позвонили и напомнили о наркотиках, он приехал и отдал наркотики задержанным: мол, это тебе подарок, а это тебе. Ровно по семь граммов каждому. Полицейским пришлось переоформлять протокол изъятия наркотиков. Мы, когда узнали о данном факте, подняли все материалы о ДТП за тот день и нашли свидетелей, которые выступили в качестве понятых в первый раз, и они все подтвердили. Мы установили и еще ряд подобных подбросов, но в материалы этого дела по ряду причин они не вошли.