среда, 15 января 2014 г.

Мифология Ройзмана: «К нам приходят добровольно, силой никто не держит!»

«Добровольность и отсутствие принуждения» – это один из главных мифов Ройзмана, который он старательно поддерживает всеми силами. Ведь если человек сам пришел в «Реабилитационный центр» ройзмановского фонда «Город без наркотиков», сам захотел пройти курс избавления от наркозависимости и имел возможность в любой момент прервать реабилитацию и свободно покинуть ребцентр, то ни о каких преступлениях речи идти не может. Нет никаких силовых захватов. Нет никакого незаконного лишения свободы. Нет никакой частной тюрьмы и нет никаких рабов-заключенных – все добровольно, люди сами так захотели. Этот миф – один из фундаментных блоков лжи Евгения Ройзмана, его подельников по банде и ему сочувствующих. Разрушь этот миф и все посыплется, как карточный домик.

Евгений Ройзман опытный уголовник. И дело даже не в том, что он отбывал срок заключения по приговору суда за уголовные преступления – многим «сидельцам» и несколько сроков мозгов не прибавляют. Дело в том, что Ройзману хватило ума не сесть за решетку потом. Он умудрился не только не сесть впоследствии, но даже избежал новых уголовных дел, хотя из «криминального бизнеса» никуда не ушел. Ройзман сделал правильные выводы из своей отсидки, выработал для себя правила жизни и стал их неуклонно придерживаться. Одними из главных правил Ройзмана являются: «делай грязные дела чужими руками» и «стели соломку заранее».

Благодаря этим жизненным принципам Ройзману до сих пор удавалось выходить сухим из воды, несмотря на то, что с его фондом «Город без наркотиков» связано огромное число преступлений: тяжкие телесные повреждения, изнасилования, убийства, разбои, грабежи и всякая прочая «мелочевка» - кражи и т.п. Всякий раз, когда членов организованного преступного сообщества «Город без наркотиков» брали с поличным, судили и приговаривали, главарь ОПС делал невинный вид и заявлял, что эти люди не имеют к нему и его фонду никакого отношения. Так, самозванцы какие-то. Разумеется, он их знать не знает и в глаза не видел, и нет никаких документов, которые бы подтвердили обратное. Ну, еще бы… отделы кадров и трудовые книжки в бандах не водятся.

Точно так же нынешний мэр Екатеринбурга Ройзман поступил и после ареста Игоря Шабалина, который был главным в женском «Реабилитационном центре» ГБН. Ройзман быстренько от Шабалина отрекся, заявив, что тот никогда сотрудником «Города без наркотиков» не был и вообще он приблудный нарколыга.

Немного правды в этом заявлении Ройзмана все же было – Шабалин действительно наркоман и не только в прошлом, но и настоящем, что и подтвердила адвокат фонда «Город без наркотиков» Анастасия Удеревская. Мало того, что этим заявлением Удеревская похоронила клятвенные уверения Ройзмана, что все работники ГБН проходят тестирование на наркотики и заподозренных в употреблении сразу же гонят взашей, так адвокат еще и яркими мазками обрисовала моральный облик самого Ройзмана и его банды – оказывается «главный по реабилитации» сам упарывается «крокодилом» и все в курсе. Ройзман тоже поспешил с обвинением Шабалина в наркомании (тут он явно не подумал), чем подтвердил, что он точно был в курсе того, кто стоит у руля его «Реабилитационного центра».

Но эта правда была единственной в словах Ройзмана. А вот про непричастность Шабалина к фонду – Ройзман соврал. Документы, подтверждающие факт официального трудоустройства Шабалина в фонде «Город без наркотиков» были, и скрыть их не удалось – при обыске их обнаружили и приобщили к уголовному делу. Потому Ройзману пришлось быстро сделать вид, что он ничего такого не говорил, нацепить маску «я своих в беде не оставляю» и начать исправно посещать судебные заседания по делу Шабалина, демонстрируя всяческую поддержку обвиняемому. Тех, кто наивно купился на это позерство, хотелось бы спросить – а чего ж тогда Ройзман не ходил на суды тех членов своей банды, которые, в итоге, получили сроки за убийства, изнасилования, грабежи и т.д.? Все просто – найти доказательства их связи с Ройзманом не удалось. Знали, что они работали на фонд, но фиксирующих этот факт документов не было. А в случае с Шабалиным – были. Вот и пришлось Ройзману забить на обязанности мэра и начать в рабочее время изображать из себя верного товарища. Так что, не стоит обманываться на этот счет.

Наряду с неуклонным следованием «правилу чужих рук» Ройзман и его подельники очень серьезно относятся и к подстраховке. «Обставляются», как принято говорить в некоторых «профессиональных группах».

Для страховки разработана целая методика действий, целью которых стоит одно – уход от ответственности или, хотя бы, снижение риска возникновения этой самой ответственности. Реабилитантов в «частную тюрьму» забирают не просто с согласия их родителей, а, желательно, по просьбе пап и мам. Если измученные родители сами просят хоть на какое-то время избавить их от сына или дочери-наркомана, то и все бумаги охотно подпишут (а договор – это святое, это одна из важных частей подстраховки), и платить станут исправно, и на силовой захват замучившего чада жаловаться не побегут. А то и, на голубом глазу, расскажут следователю, что никто, никого силой не принуждал, что бандитам Ройзмана и надо. А сам реабилитант жаловаться надумает… так он же наркоман! Был «под дозой», бредил. Вот и померещилось, что кто-то его схватил и поволок.

Тем не менее, чтобы себя обезопасить, «борцы с наркоманией» придумали еще одну страховку. Заявление новобранца о том, что он на реабилитации исключительно добровольно, записывается на видео и записи эти бережно хранятся. На случай, если реабилитанту удастся добраться до правоохранительных органов и заявить, что в ребцентр его приволокли силой и силой же не давали уйти. Вот тут, на вопросы следователя, можно показать видео, где заявитель утверждает: «Я пришел добровольно и нахожусь тут по собственному желанию». И такие случаи представляются.

После известных событий, которые Ройзман громогласно объявил «разгромом Женского», узницам ройзмановского концлагеря удалось, все же, вырваться на свободу и обратиться в полицию. Стоит отметить, что даже зная о совсем близком визите сотрудников правоохранительных органов в женский «Реабилитационный центр», Ройзман и его «правая рука» Маленкин позаботились, в первую очередь, о поддержании «мифа о добровольности» и сокрытию всего, что могло бы уличить криминальных дельцов в насилии над своими узниками.

Показания обвиняемого Шабалина И.М. от 15.10.2012

Когда в середине июня 2012 года в Центр приезжали сотрудники правоохранительных органов, то «старшие» девушки прятали видеозаписи с камер видеонаблюдения, документы, имеющиеся в Центре, наручники (две пары стальных наручников, одни темного, вторые светлого цвета) в кусты за пределы Центра. В «карантине» Коршунова И.В. и реабилитант «Николай» сняли решетку, отпилив ее, а также сняли решетку перед входом и с балкона. Решетки вынесли за пределы Центра. «карантин» сделали как жилую комнату. Всех находящихся в «карантине», а также Леонтьеву К.А. и еще нескольких девушек, кто был недоволен условиями содержания и мог сказать, что находится в Центре насильно, вывели за пределы Центра.

В этот же день, либо на следующий ночью в Центр приехали Ройзман Е.В. и Маленкин Е.В., всех девушек вывели в «телевизионку». Ройзман Е.В. сказал, что желающие могут уйти из Центра. Чтобы уйти нужно было написать, что находилась в Центре добровольно, что над ней никто не издевался. После того как все подписали документы, желающие могли покинуть Центр.
(выдержка из обвинительного заключения)

Тут бандиты подстраховались. А вот с видеозаписями вышел грандиозный прокол.

Протокол осмотра предметов от 27.09.2012, согласно которому осмотрены оптические диски, являющиеся приложением к заключению эксперта №90э-12. В ходе осмотра установлено, что диски содержат папки, озаглавленные именами реабилитанток Центра, в папках содержатся видеофайлы, содержащие записи прибытия реабилитанток в Центр совместно с родителями, либо иными родственники. В некоторых случаях имеются записи, в которых реабилитантки рассказывают об условиях их нахождения в Центре, записи, в которых реабилитантки рассказывают по какой причине они убежали из Центра. Также на дисках содержатся фотографии реабилитанток Центра.

При открытии папки «Б***** Татьяна» обнаружены 4 видеофайла один из которых содержит запись женщины и девушки. Женщина сообщает, что ее зовут Б***** Е.А., и 09.02.2012 она привезла в Центр свою дочь Б***** Т.А. против ее воли для лечения от наркотической зависимости. Девушка говорит о том, что ее «привезли насильно». В другом видеофайле  содержится видеозапись девушки, которая сообщает, что ее зовут Б****** Т.А., 09.02.2012 она приехала в Фонд «ГБН» добровольно с целью излечения от наркозависимости, также говорит о том, что у нее сорван голос, так как кричала.

В папке «З****** Анна» обнаружены 2 видеофайла, один из которых содержит видеозапись женщины и девушки. Женщина сообщает, что ее зовут З***** Е.А., и 16.03.2012 она привезла в Центр свою дочь З***** А.В. для лечения от наркотической зависимости. Девушка во время съемки отворачивает лицо и говорит, что приехала в Центр насильно. В другом видеофайле  содержится видеозапись девушки, которая сообщает, что ее зовут  З****** А.В., и она добровольно приехала в Центр для лечения от наркотической зависимости.
(выдержка из обвинительного заключения)

То ли по врожденной глупости, то ли по приобретенной наглости, но ответственные за видеоархив сохранили не только видеоматериалы, которые их оправдывали, но и те, которые компрометировали и неопровержимо доказывали ложь и манипуляции Ройзмана, Маленкина и прочих соучастников преступлений фонда «Город без наркотиков».


Вряд ли о существовании «неудавшихся видео» знал нынешний мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман – он не настолько туп, чтобы хранить такие улики. Которые, к тому же, безжалостно разрушают один из главных его мифов. Пожалуй, для него эти файлы были большим и крайне неприятным сюрпризом.

понедельник, 6 января 2014 г.

«Город без наркотиков» Ройзмана: банда садистов и рабовладельцев


Продолжим публикацию избранных мест из обвинительного заключения, которое прозвучало во время суда над начальником женского «Реабилитационного центра» фонда Ройзмана «Город без наркотиков» Игорем Шабалиным.

В предыдущем материале было неопровержимо доказано, что Шабалин был официальным сотрудником фонда, несмотря на то, что нынешний мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и зиц-председатель ГБН Сергей Щипачев солгали суду, журналистам и общественности, утверждая, что Шабалин в «Городе без наркотиков» никогда не работал. Работал. При обыске нашли документы, которые это подтверждают – заявление о приеме на работу, трудовой договор, договор о полной материальной ответственности и так далее. Даже обнаружилась зарплатная карта, куда Шабалину перечислялись деньги за работу на ГБН.

Интересно узнать от непосредственных свидетелей о том, в чем же состояла эта работа и чем занимался в «Реабилитационном центре» (который давно уже иначе, чем «частная тюрьма Ройзмана» и не называют) сам Игорь Шабалин и его непосредственный начальник – вице-президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Маленкин.

Если коротко, то издевательствами над реабилитантами и их эксплуатацией. То есть, Маленкин и Шабалин в полной мере проявили себя как рабовладельцы и садисты. Кроме того, наплевав на права и свободы людей, они незаконно лишали их свободы, а Шабалин лично участвовал в их силовых захватах.

Обратимся к показаниям.

 Вот, например, гражданка К*****а не захотела возвращаться обратно в частную тюрьму…

Поскольку К***** заявила, что не желает возвращаться в Центр и отказалась добровольно проследовать с Шабалиным И.М. в Центр, Шабалин И.М. надел на руки К***** спецсредство – наручники, после чего сдавливая шею К***** рукой с целью преодоления сопротивления К*****, оказывая тем самым на ее психологическое и физическое воздействие, заставил К*****, не имея законных оснований для лишения ее свободы, против ее воли, направиться с ним в Центр.
(выдержка из обвинительного заключения)

Ройзман, напомним, клялся-божился, что наручники в фонде давно не применяют, силой реабилитантов никто не удерживает и никаких тюремных решеток в «Реабилитационном центре» нету – санаторий, а не тюрьма. Из показаний свидетелей и потерпевших выяснилось, что наручники не только были, но и применяли их с энтузиазмом, что «добровольность» пребывания в ребцентре – это ложь Ройзмана и его подельников, были и решетки. Правда, на время визитов званых или непрошенных гостей, всю эту атрибутику концлагеря умело прятали от посторонних глаз. Но так можно было облапошить наивную омбудсменшу Мерзлякову или какого неравнодушного к Ройзману журналиста, но с полицией случился облом. Те не только внимательно осмотрели саму тюрьму, но не поленились и пошарить по окрестностям.

Когда в середине июня 2012 года в Центр приезжали сотрудники правоохранительных органов, то «старшие» девушки прятали видеозаписи с камер видеонаблюдения, документы, имеющиеся в Центре, наручники (две пары стальных наручников, одни темного, вторые светлого цвета) в кусты за пределы Центра. В «карантине» К******* и реабилитант «Николай» сняли решетку, отпилив ее, а также сняли решетку перед входом и с балкона. Решетки вынесли за пределы Центра. «Карантин» сделали как жилую комнату.
(выдержка из обвинительного заключения)

Протокол осмотра места происшествия от 01.07.2012, согласно которому осмотрено здание Центра по адресу: Свердловская область, г.Березовский, п.Сарапулка, ул.Наумова, 16а.
В ходе осмотра за воротами Центра изъята металлическая дверная решетка.
(выдержка из обвинительного заключения)

Протокол осмотра предметов от 05.07.2012, согласно которому осмотрены предметы, изъятые в ходе осмотра места происшествия от 01.07.2012:
-решетка из металла, окрашенная красителем серого цвета, размеры решетки высота 195 см, ширина 85 см. Решетка изготовлена в виде металлических прутьев, расположенных вертикально и горизонтально по отношению друг к другу. В решетке на расстоянии 100 см от пола имеется окно размерами 15х15 см. Возле окна имеется приваренная к решетке петля для навесного замка.
(выдержка из обвинительного заключения)

А вот показания другой девушки, Л*******:

В конце января 2012 года она вновь убежала из Центра, поскольку ей там надоело находиться. Примерно через неделю она вернулась в Центр. Она находилась дома по вышеуказанному адресу, около 08 утра она спала, в комнату, зашли – Шабалин И.М., Вострецов А.В. и водитель с «Белоярки». Шабалин И.М. одел ей наручники на обе руки. Шабалин И.М. и Вострецов А.В. приподняли ее и повели в прихожую и сказали, чтобы она одевалась. Она сказала, что ей нужно зайти в комнату и одеться, она попыталась зайти в комнату, где спал ее брат и его разбудить, но у нее это не получилось. Шабалин И.М. за руки вытянул ее из комнаты и стал одевать ей обувь. Она стала сопротивляться – отмахивалась от него, тогда Шабалин И.М. ударил ее кулаком по лицу в область глаза. На нее одели курточку с капюшоном, она стала кричать, тогда Шабалин И.М. одной рукой взялся за ее горло и стал ее душить, Шабалин И.М. душил ее около 5 секунд. Она сказала, что оденется сама, тогда ее вывели на улицу – на нее одели обувь и накинули пальто, после чего они поехали в Центр.
В Центре Шабалин И.М. поместил ее в «карантин» на 60 дней, первую неделю пребывания в карантине на нее надели наручники – их одевал Вострецов А.В. по указанию Шабалина И.М. В наручниках она провела неделю, с нее их снимали во время выхода в туалет. Пищу она принимала также в наручниках.
(выдержка из обвинительного заключения)

Еще одной, П******:

П****** Шабалин И.М. поместил в «карантин в начале июня 2012 года. П****** была прикована наручниками в течение восьми суток, наручники с той ни разу не снимались первые четыре дня, в эти сутки П****** кормили три раза только хлебом и водой. Предварительно П****** избил Шабалин И.М. На следующий день П****** в Центре избил Маленкин Е.В., она увидела у П***** на плече и на спине следы от ударов – полосы в виде синяков. Когда она была второй раз в карантине, одна девушка (как установлено в ходе следствия – П****) в неположенное время чистила зубы – всех заставили приседать, а эту девушку приковали наручниками к кровати.
(выдержка из обвинительного заключения)


Свидетель Е*****, которая сама отдала свою дочь, П*****, в руки садистов из «Города без наркотиков», поведала о рассказе дочери:

Также дочь ей рассказала, что в «карантине» на нее надевали наручники, а когда она высказала Шабалину И.М. свое недовольство по поводу нахождения в «карантине», то он ударил ее ладонью по голове. Кроме того, П***** говорила о том, что девушки в Центре не могут свободно писать письма своим родителям, так как их читают сотрудники Центра, которые заставляют переписывать письмо, если им что-то не понравилось в тексте относительно методов реабилитации, медицинской помощи в Центре не оказывалось.
(выдержка из обвинительного заключения)

Вице-президент «Города без наркотиков» Евгений Маленкин, судя по всему, удовлетворял в фонде не только свои садистские наклонности, но извращенно сексуальные. Страсть Маленкина – порка девушек ремнем. В терминах сексопатологии – флагелляция.

Л***** приседала в течение двух часов, а Т***** сначала начала приседать, а потом отказалась, поскольку у нее сильно болела спина. После приседаний Л***** и Т***** отвели в карантин. Около 02 часов ночи включили музыку, затем она услышала около 20 шлепков и крик Т*****, после этого шлепки прекратились. На следующий день П***** рассказала ей, как происходила порка: Т***** положили на два стула животом вниз с оголенной спиной, ее держала за руки П*****, за ноги держал реабилитант К***** Алексей, а ремнем по спине и пояснице бил Маленкин Е.В.
(выдержка из обвинительного заключения)


В декабре 2011 года, дату не помнит, в «телевизионке» Маленкин Е.В.  ремнем выпорол П***** за то, что та высказала свое мнение о плохих методах реабилитации. После избиения П***** поместили в «карантин» и пристегнули к кровати наручниками. П*****  была первой девушкой, которую приковали наручниками по указанию Маленкина Е.В. Еще в этот же день ремнем по указанию Маленкина Е.В. избили Г*****, ту тоже поместили в «карантин» и пристегнули к кровати наручниками. Она видела в Центре 2 наручников стального и черного цветов.
(выдержка из обвинительного заключения)


Показания свидетеля П***** от 30.11.2012,
Маленкин Е.В. порол ее ремнем за высказывание просьб о выходе из Центра. Затем ее поместили в «карантин», где пристегнули двумя парами наручников к кровати, в которых находилась 5 дней. От наручников у нее на кистях рук были ссадины в виде полос, после снятия наручников у нее была нарушена моторика движений. Кроме нее, в этот же день в Центре была выпорота Г*****, затем ту поместили в «карантин» и надели наручники.
(выдержка из обвинительного заключения)


Но Евгений Маленкин удовлетворялся не только эротически. Любил порадовать и желудок.

Показания свидетеля К***** от 20.12.2012

Маленкин Е.В. приезжал в Центр – иногда каждый день, а иногда отсутствовал дня три. У нее сложилось впечатление, что Маленкин Е.В. приезжал в Центр только для того, чтобы поесть и поиздеваться над реабилитантами.
(выдержка из обвинительного заключения)


Показания свидетеля Б****** от 18.10.2012

В неделю Маленкин Е.В. приезжал в среднем 5 раз, проводил собрания, а также обязательно ел на кухне.
(выдержка из обвинительного заключения)

Не стеснялся барин и семью на халяву покормить. А чего комплексовать? Это же его рабыни!

Показания свидетеля П***** от 17.10.2012

Маленкин Е.В. постоянно ел, когда приезжал в Центр, а также привозил туда поесть свою семью – жену и двух дочерей.
(выдержка из обвинительного заключения)

Ну и другие житейские мелочи принимал как должное. Машину ему тоже крепостные мыли.

   Показания свидетеля Б******* от 25.10.2012,

Маленкина Е.В. она считала одним из руководителей Фонда, он был в Центре почти каждый день, в основном приезжал для того, чтобы поесть и чтобы девушки помыли его машину. Для Маленкина Е.В. готовилась отдельная пища, состоящая из нескольких видов деликатесных блюд.
(выдержка из обвинительного заключения)

Ну, а ложь главаря банды садистов и рабовладельцев Евгения Ройзмана о том, что все узники его концлагеря находились там добровольно – доказательно разоблачим в продолжении. Оно непременно последует. 

пятница, 3 января 2014 г.

Ройзман врал: Игорь Шабалин официально был сотрудником его фонда «Город без наркотиков»


В конце ноября 2013 года Березовский городской суд огласил приговор по делу Игоря Шабалина, сотрудника фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана. Приговор оказался неожиданно мягким – 2 года 4 месяца лишения свободы, против 5 лет, которые просило гособвинение. Даже тех, кто хотя бы изредка интересовался этим процессом, «гуманизм» суда удивил – Шабалину было предъявлено обвинение почти по десятку эпизодов незаконного лишения свободы, в том числе и по эпизоду, повлекшему смерть человека – ст. 127. ч. 3 УК РФ. По этому преступлению предусмотрено наказание от 2 до 8 лет лишения свободы. Однако суд, несмотря на то, что именно Шабалин отказался от предложенной врачами «скорой» госпитализации тяжело больной женщины, посчитал, что связи между незаконным удерживанием и смертью матери двоих детей Татьяны Казанцевой нет. Показания свидетелей, среди которых были и врачи, суд в расчёт не взял. Исчезла из приговора и отягчающая «группа лиц». Хотя показаний свидетелей достаточно и по этому обвинению.


В городе Березовский Свердловской области, вообще происходят интересные метаморфозы, когда речь идет о фонде «Город без наркотиков». Суд становится чрезмерно гуманным, врачи теряют память и «не помнят» о телесных повреждениях на теле поступившей к ним из «Реабилитационного центра» ГБН больной женщины. Хотя другие врачи, их коллеги, утверждают, что повреждения были – ссадины, кровоподтеки…


Возможно, дело в воздухе. Ну, вот такая занятная атмосфера в Березовском. А может дело в том, что «хозяином» этого уральского города является его бывший мэр Вячеслав Брозовский, влиятельный бизнесмен и политик, по совместительству друг нынешнего мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана? Брозовский контролирует город и через своего ставленника, нынешнего мэра Березовского, и напрямую, если надо. Суды и судья, к сожалению, независимы у нас лишь формально, а про врачей и говорить нечего – хочешь и дальше работать на своем месте, не выделывайся – поступай, как велят.


Но все это, разумеется, лишь предположения, а вот текст обвинительного заключения, который прозвучал на суде над Игорем Шабалиным – это официальный документ, подтвержденный многочисленными показаниями свидетелей, самого обвиняемого, экспертов и результатами работы следствия. В тексте обвинительного заключения есть масса интересного, что документально подтверждает лживость «городского головы» Ройзмана и его подельников, и неопровержимо доказывает общеизвестный факт – фонд «Город без наркотиков» - это организованная преступная группировка, в которой состоят патологические садисты, а руководство фонда – главари банды, а никак не законопослушные граждане. Причем, стоит отметить, что склонность к садизму и насилию в полной мере присутствует и у главарей. Как минимум, этим не раз отличился «божий человек и паломник» Евгений Маленкин, вице-президент «Города без наркотиков», о чем есть многочисленные показания и «реабилитантов» и обвиняемого, Игоря Шабалина.

Целиком обвинительное заключение – это документ почти на 800 страниц и сделать расшифровку его аудиозаписи в зале суда было делом долгим и непростым, но оно того стоило. Предлагаем ознакомиться с отдельными выдержками.


Ройзман и Щипачев врали, что Шабалин не является работником фонда «Город без наркотиков»

Что нынешний мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, что «зиц-председатель» фонда «Город без наркотиков» Сергей Щипачев, про которого СМИ метко писали, что он «производит впечатление малолетнего царька при регентстве Ройзмана», беззастенчиво врали, что Игорь Шабалин «всего лишь общественник и сотрудником фонда «Город без наркотиков» никогда не был». Врали суду, врали журналистам. Особо преуспел во вранье Евгений Ройзман – благодаря Интернету он навешал лапши на уши гораздо большему числу людей, чем фальшивый президент ГБН Щипачев.


Из показаний свидетеля Щипачева С.А. от 22.08.2012

Шабалин И.М. ранее прошел реабилитацию в Центре на «Белоярке», затем стал на общественных началах помогать в Центре, при этом сотрудником Фонда «ГБН» он не является.
(выдержка из обвинительного заключения)


Из показаний свидетеля Ройзмана Е.В. от 30.06.2012, 15.08.2012

Шабалин И.М. ранее проходил реабилитацию в центре на «Белоярке», потом на общественных началах стал помогать в Центре, при этом сотрудников Фонда «ГБН» не являлся.
(выдержка из обвинительного заключения)


Однако факты неумолимы.


Протокол обыска от 02.11.2012, согласно которому в ходе обыска в офисе Фонда «ГБН» по адресу: г. Екатеринбург, ул. Белинского, 19, изъято:

-приказ о приеме на работу на 1 листе формата А4 в Фонд «ГБН» Шабалина Игоря Михайловича на должность заведующего женским реабилитационным центром от 01.11.2011;
-приказ о прекращении (расторжении) трудового договора с Шабалиным И.М. (увольнении) на 1 листе формата А4 от 01.08.2012;
-договор о полной индивидуальной материальной ответственности от 01.12.2011 на 1 листе формата А4;
-рукописное заявление на 1 листе формата А4, выполненное черной пастой, от Шабалина И.М. на имя президента Фонда «ГБН» Щипачева С.А.;
-копия страхового свидетельства государственного пенсионного страхования на имя Шабалина И.М. на 1 листе формата А4;
-копия свидетельства о постановке на учет в налоговом органе на имя Шабалина И.М. от 25.04.2011 на 1 листе формата А4;
-копия паспорта Шабалина Игоря Михайловича, 03.08.1978 г.р. на 2 листах формата А4;
(выдержка из обвинительного заключения)


Особый интерес вызывает «приказ о расторжении трудового договора с Шабалиным». Арестовали того в октябре 2012, а приказ об увольнении – от 1 августа. Предшественника Шабалина, Серебрякова, после прекращения с ним трудовых отношений немедленно выгнали из «Реабилитационного центра» и его место занял Шабалин. Но самого Шабалина почему-то не спешили выбрасывать на улицу и он, уже «уволенный», еще два с половиной месяца продолжал работать «старшим на Женском». Прям – до собственного ареста. Не могли найти адекватную замену? Так ведь избивать девушек – специалистом быть не надо, в банде Ройзмана таких полно. Даже вице-президент Евгений Маленкин редко отказывал себе в удовольствии отхлестать ремнем по голой спине беззащитную девушку. Маленкин, конечно, к тому времени уже вовсю «паломничал», т.е., был в бегах и разыскивался полицией и Интерполом. Да и негоже «правой руке» Ройзмана становиться «старшим на Женском» - не по чину. Однако вряд ли остальные «фондовцы» были добряками и гуманистами, которые на женщину руки не поднимут – главари всегда подбирают себе шестерок близких по духу и склонностям. Так что, вывод отсюда один-единственный – приказ об увольнении Шабалина нарисовали задним числом, уже после его ареста. Это вообще в стиле Ройзмана – быстро и решительно отрекаться от своих подельников: «К фонду отношения не имеет, я его не знаю». Примеров тому – пруд пруди. Точно так же Ройзман отрекся и от Шабалина – вчерашний «директор «Реабилитационного центра»» вдруг стал в риторике Ройзмана «обычным реабилитантом, который кололся всем подряд». «Нарколыгой», в терминологии Ройзмана.

Наверное, Ройзман дорого бы дал за то, чтобы улики исчезли, но документы просто так не исчезают. Даже по желанию Ройзмана. Руководством фонда (а только оно и имело на это юридические права) Шабалину открыли расчетный счет и завели зарплатную карту.


Ответ на запрос из Уральского банка реконструкции и развития от 29.10.2012 (иной документ), согласно которому на имя Шабалина И.М. 05.12.2011 открыт расчетный счет. За период с 05.12.2011 по 03.07.2012 на указанный счет из Фонда «ГБН» поступала заработная плата согласно договору №458. В первых числах каждого месяца на счет поступала сумма в размере 2350 рублей, в середине каждого месяца - в размере 2000 рублей.
(выдержка из обвинительного заключения)


Генеральное соглашение №458 от 21.05.2004 (иной документ), согласно которому между ОАО «УБРиР» и Фонд «ГБН» заключено соглашение о выпуске и обслуживанию банковских карт для сотрудников Фонда «ГБН» для перечисления заработной платы и других видов вознаграждения.
(выдержка из обвинительного заключения)

А вот из показаний обвиняемого Шабалина И.М. от 15.10.2012г.

  Щипачев С.А. просил его написать заявление о принятии на работу в Фонд «ГБН», он предоставлял копию страхового пенсионного свидетельства в Фонд «ГБН», был ли он официально трудоустроен, он не знает. Щипачев С.А. сделал ему карточку банка «УБРиР», на которую ему переводились деньги за работу: в месяц могли перевести 2500 рублей, могли перевести 5000 рублей, могли ничего не перевести, тогда Щипачев С.А. ему пояснял, что нет денег. Периодически (в среднем раз в 1-2 месяца) Щипачев С.А давал ему деньги наличными, от 5000 до 8000 рублей. Трудовой договор с Фондом «ГБН» он не подписывал.

Когда он стал старшим, то стал в целом отвечать за всю работу Центра, а Маленкин Е.В. в свою очередь его ежедневно контролировал. Он отвечал за общий порядок в Центре, за покупку продовольствия, следил за тем, как реабилитанты из мужского Центра занимаются строительством пристроя к дому, также руководил работой «ключниц» (девушки, давно находящиеся в Центре и пользующиеся его и Маленкина Е.В. доверием), их работой также руководил Маленкин Е.В.
(выдержка из обвинительного заключения)


Вряд ли стоит приводить еще какие-либо доказательства этой лжи Ройзмана, все предельно ясно.

В следующих материалах разберем и другие, не менее интересные темы, информация по которым есть в документе. Так что, продолжение следует.