пятница, 29 июня 2012 г.

Рабовладелец Ройзман. Жуткий рассказ бывшего узника ГБН.

        «...я много в жизни видел, и в тюрьмах сидел. Но такого унижения, такого отношения к людям я просто нигде не видел».        


     Я была в Екатеринбурге по своим “женским делам” (мы сейчас работаем над проектом о проблемах наркозависимых женщин), когда всплыл весь этот скандал со смертью девушки в центре Города без наркотиков. Наркообщественность Екатеринбурга конечно возбудилась, все думали, что центр теперь закроют. Меня нашел парень, который освободился в связи с проверками, попросил записать его интервью.

     Бойцы ГБН утверждают что девушек в УВД там чуть ли не пытали, заставляли показания давать, что касается меня так этот парень сам искал и попросил записать его интервью, т.к. знал, что я занимаюсь правозащитной работой. Сказал, что хочет, чтобы об этом узнало больше людей, о том, что происходит в центрах ГБН. Чтобы узнали родители, которые своих детей туда сдают и верят что им там “помогут”. Ну что я могу сказать – по сравнению с парой лет назад, когда я делала предыдущее интервью (Спас-на-Крови. Или хроники антинаркотического террора в Екатеринбурге), ситуация немного изменилась. Избиения правда все те же, незаконные задержания людей, унижения и издевательства, насильственное принуждение сдавать псевдобарыг (дело Евгения Конышева является тут образцово-показательным) – без этого, понятно, никуда, незаконные аресты… но зато к набору хлеб+вода+лук с чесноком добавилась каша два раза в день, людей не приковывают наручниками (только когда в отделы везут, или после побегов), короче правозащитники не зря трудились.

      Действительно, можно уже Ройзмана в Президентский совет по правам человека выдвигать.  Исправляется. Ну и вообще, впечатления “ужас ужас” от интервью нет, в отличие от моего впечатления три года назад. Наверное, мы привыкли уже. Ну избивают, ну похищают незаконно, ну вламываются, удерживают, унижают, работать заставляют, идиотские приседания какие-то. Ну умрет кто-то время от времени. Это вроде уже, все знают, нормальная ситуация в этой стране. Это уже не хардкор. Как сказала (с иронией) Собчак, “действительно, между мной и наркоманами никакой разницы нет:)”.
 
     Ну а что вы думали, уже давно стало понятно, когда вся “прогрессивная общественность” стеной встала на защиту и оправдание наркоспасителя Егора Бычкова - сегодня вы позволяете безнаказанно издеваться над людьми, страдающими наркозависимостью, покрываете бесчинства ГБН и славите воинствующих парамилитаристов, котрые затерроризировали весь город – завтра то же самое может случиться и с вами. Никто и внимания не обратит. В стране без наркотиков наступает Карантин.

Интервью провела Аня Саранг

***

Расскажи, как ты попал в Фонд «Город без наркотиков»?

Бухал и покалывался. Меня мама туда закрыла, вот и все. Проходил там реабилитацию.

То есть у тебя есть зависимость от наркотиков?

Да.

А как мама тебя туда закрыла?

Это вызывается «захват». Зовется у них там все это внутри – «терпилы». Родители – это «терпилы». То есть, к примеру, твой ребенок употребляет наркотики, и ты за него переживаешь. Ты звонишь туда и говоришь: «Заберите моего сына, помогите». Ну, вот мама позвонила, она приехала в Фонд. Я скажу честно, я с крокодила спрыгнул тогда и пил водку. Жестко. И еще по десять кубов в день ставил этого Тропикамида. Она приехала туда, а там мест нет. А она говорит: «А я не уйду отсюда, пока вы его не закроете». И все.

Они верят, что там помогают?

Да. То есть за ним потом приезжают, его везут на карантин и запирают. 27 дней нужно вылежать. Наручников нету. Утром каша и чай.

Наручники раньше были, а теперь их отменили?

Да, раньше были, сейчас их нет. Потом днем – хлеб. Вечером – каша и чай.

То есть не как раньше, когда была только вода и хлеб?

Нет. Кашу добавили. Ситуация какая – в туалет поссать, вот хочешь пописять… Вот человек больной приехал, после наркотиков, организм не «везет». Если сам пошел добровольно на карантине, кто-то спалил, а там локалка – нету ни дверей, ничего, просто решетки стоят, вместо дверей решетка. И то есть кто-то пошел в туалет без разрешения, его спалили, его выводят с карантина, и начинает он приседать. Минимум час.

За то, что без проса в туалет сходил?

Да. Туалет можно только где-то через шесть часов.

А как вот ты туда приезжаешь после наркотиков – тебе там какую-то наркологическую помощь оказывают?

Нет, никакой.

А как же, тебя же там ломает? Нужны обезболивающие, по идее.

Я был до этого в тюрьмах, когда тоже сидел на наркотиках, я ломку вообще не ощущал. Было другое подсознание в голове как бы. Как бы вылезти из этого болота.

То есть ты, когда приехал в Фонд, тебя не ломало?

Нет. Есть там люди, которых ломает жестко. Вот они там начинают говорить, к примеру: «Мне плохо, можно в туалет сходить?» А им: «Нет». Даже если он кого-то позвал, чтобы не спалиться, к локалке, ключника – того же бывшего наркомана, это должность уже там, так вот они ему не разрешают.

Ну а как, у людей же понос начинается – такие последствия при прекращении потребления наркотиков.

Вот я, когда до туалета бежал, просто недержание было, и я в штаны себе нагадил. Вот и все. Одного привезли при мне, он просто вешался там. Он еще отходил от феназепама и от легалки. Вечером отбой, а его привезли невменяемого, а вечером там в 10 включают молитву. Это есть там, я не опровергаю, ничего. Все, молитва 25 минут идет по телевизору, потом ее выключают, свет выключают, и буквально минут через пять такой грохот. А это тот, который под феназепамом был, он просто упал. А потом, на следующий день он пытался повеситься. Его просто успели из петли вытащить, он мог себе просто позвоночник сломать. И умереть там. Дальше был еще один инцидент за ним – его привязали на вязки. Это когда простыни рвут такими длинными полосками, привязывают руки и ноги к кровати. И вот так человек лежит привязанный. Когда ему разрешают в туалет, его отвязывают, его отводят. Он там справляет все свои нужды, и обратно кладут и привязывают. Там и суицид есть. Как бы многие люди готовы на это пойти. Именно от таких условий содержания. После этого меня увезли на Белоярку…

А Белоярка – это что?

Тоже центр. Но это у них уже как офис получается. Там содержится более ста человек. Привезли туда, там началось все. Был там со мной парень, кто первый заявление на них написал. Вот после смерти девочки. Человек падал с пятого этажа, и он жив остался. Это у него в жизни было, но ходит он нормально. И вот за бараком снег только сошел, он убирает шишки, мусор вот этот весь на носилки. Сзади его пацан берет носилки, а этот – спереди. И начинает его первый гонять: «Ты чего, охуел, мастырка ебаная, давай быстрее». Под говно его пинает, а у него после падения ишимия сердца, это жестоко. То есть беспредел между людьми, и никто за этим не смотрит. Еще нет благоустройства на Белоярке. Там есть реабилитанты, но которые более-менее в себя уже пришли. Их там ставят, чтобы смотреть за другими. Вот мы в 7 утра вставали на работу, сидишь ешь, опять же очень хочешь в туалет. Просишь этих: «Выведите меня в туалет». Ему отказывают. Тот чуть ли не на коленях умоляет: «Пожалуйста», а ему – нет. Потом поднимается в палату, а это был при мне случай: «Да ты чего, охуел». Вот такие постоянно слова, то есть унижение идет. «Ты чего, блять, не понял», – и начинает его просто бить.

Это за то, что он в туалет хочет?

Да, просто человек хочет в туалет.

А там вообще случаются избиения?

Постоянно. Пацан как-то от того, что вот такие условия содержания, и работы нет на бараке, а сидеть просто так тупо тоже надоедает, так вот он сидел и читал книжку. Может любой ключник зайти, посмотреть обложку, и спросить, про чего там пишется. Так и было. Один спросил, а тот адекватно не смог дать ответ. За это его заставляют приседать два часа. Или случай. Был там пацан, у него 60 клеток иммунитета осталось. То есть там на три раза покурить жизни у него осталось. И он и еще двое уходят в побег. Эти двое знают, как у него со здоровьем, и они говорят: «Ты беги за нами, и мы тебя отобьем». Короче, эти двое сбегают, а этого пацана ловят. Привозят его обратно на барак, вечером приезжает ключник – есть там такой Алладин Костя. Заходит в карантин, одевает боксерские перчатки и начинает его хуярить. Очень жестко. Ногами, руками. Вечером, когда всех уже сводили в туалет, на бочку, где все сделали все свои дела, других выводят в карантин. Кого за побег, кого там за курево. Ну разные моменты бывают. Короче, там такой есть тренажер, на него встаешь и качаешь ноги. И вот это я сам видел. Так вот этого беглеца вывели, на него надели бронежилет, в карманах у него по пять килограмм блины от штанги. Итого – на нем 15 килограмм. И вот он стоит упражняется на этом тренажере и приседает одновременно. Два часа. Если филонит, то ему могут пиздюлин дать за это.

А зачем все это?

Там одна поговорка на все – «нахуй ты кололся». Так и говорят. Потом реабилитанты – там за них платит мама, жена, батя там. Ну, родственники. Платят 8 тысяч в месяц. Но куда они идут, не понятно. По еде, которую там дают, ну человек съедает на одну тысячу рублей. Каша, хлеб и вода. И еще плюс все ездят на объекты вот там, в Березовске стройка есть, там евро дома строят. Вот они и строят. Оплетку эту арматурную делают. Самая сложная и тяжелая работа. И там за каждого человека фонду платят по тысяче в день.

В смысле реабилитантов возят на работу?

Да. За одну тысячу рублей в день. Они, конечно, ничего не получают, ни копейки. Но им дают чуть больше покушать за это. Вот этим выездным, к которым уже есть более-менее доверие, на бригаду в шесть человек идет банка тушенки, это на всех. Еще банка сайры, банка сгущенки и банка паштета. Это вот на шестерых.

Это уже хорошим питанием считается?

Да. И еще по пачке «Ява золотая». Приз, бонус такой.

А сколько там по времени нужно находиться? Вся реабилитация? Или чтобы там стать ключником?

Ну, там люди и по два года находятся. Там старший барака разными путями старается, когда родители звонят и хотят забрать своего ребенка, то он всегда говорит: «Ему еще мало, оставьте его здесь». Короче, палки в колеса вставляют, и стараются человека оставить. Двойка, вот у нас есть зона такая «красная», так она отдыхает рядом с этим местом по условиям содержания.

То есть, чтобы оттуда выйти, нужно, как минимум, два года там пробыть и поопездюливаться?

Ну, не обязательно поопиздюливаться. Как себя поведешь. Короче, ситуация какая, там не то что нужно ключником стать. Вот я не люблю унижения человеческого. Не могу на это смотреть. А вот чтобы стать там ключником, там надо какие-то балы набрать. Обыкновенные работники-реабилитанты там ходят в сланцах, ключники – в кроссовках. Питание у них получше. Привилегии. Им не надо спрашивать и унижаться, чтобы в туалет сходить. Идешь сам в туалет, и все.

Ну, то есть ключник – это тот же реабилитант, но с какими-то привилегиями?

Да.

Но за него тоже родители продолжают платить?

Да. И они типа лечат. Там психолог приезжает. Но зачем она приезжает, вот в чем вопрос. Она выспрашивает твои мысли. А потом мама звонит, а она уже подготовила, чего ей сказать. И уже накидывает со своей стороны: «Все нормально, все хорошо, не переживайте. Ваш сын реабилитируется, и ему нужно побыть здесь еще». Потом, в том году я был в Фонде.

А, ты не первый раз там?

Да. Ситуация какая – вечером собираются все старшие. И они говорят: «Весь барак, на улицу. Надо фотографироваться для родителей». Это показуха: кто в волейбол играет со счастливыми лицами, кто на качелях сидит качается, кто в теннис играет. И вот эти все фотографии собрали на флешку на одну, потом их показывали родителям на собрании в Фонде. Говорили: «Смотрите, как замечательно там все выздоравливают. Ваш сын там реабилитируется, занимается спортом, рыбачит, купается». Короче, показуха. Еще одна вещь – вот веники на трассе видели продаются? В том году был план по Фонду – три тысячи веников. То есть все, что там было – на Белоярке, на дорогах и везде вокруг, они всю березу порубали, и эти веники плели. А в этом году план – пять тысяч веников. По 30 рублей они их продают. То есть едут, обрубают ветки, привозят на барак, веники делают, потом их продают.

Ты говорил, что люди оттуда сбегали, а почему они не могли просто оттуда уйти?

А там не дают. Там работал человек один, за ним приехал отец. Он был, говорят, недалеко от барака: «Пошлите человека, скажите, что отец приехал». 700 километров он ехал. Человек ждал четыре часа, сидел в машине, пока сына привели. У меня жена в том году за мной поехала с мамой. Они приехали, и просто вопрос ребром поставили: «Я его забираю». А там уговоры, то да се.

Тебя же мама сама отправила туда, а потом решила забрать?

Я уговорил. Я звонил, мы ездили на объекты строить, и работодатели, которые наши были, была доступна связь. А так, позвонить с барака – если звонишь, то руководство включает громкую связь, и они заставляют говорить: «Мама, у меня все хорошо». Если скажешь: «Забери меня отсюда», потом сразу страданешь. Опять бронежилет, опять приседания. И это днем не отделаешься. Могут неделю, две недели так пытать. Издеваться над человеком.

А на работу часто вывозят? Много объектов?

Вот березовская стройка. Потом там рядом стройка, насколько я знаю. Сарапуска – это вот женский барак тоже строили.

Свои объекты – это понятно. Есть чужие объекты, то есть кто рабочих на них заказывает?

Есть, вот я и говорю. Вот за тебя бабки платят, тысячу в день, как я и сказал. И это привилегия – поехать на объект. Кормят получше, и люди посвободнее себя там чувствуют. И люди с бараков только рады поехать туда. Все деньги идут, естественно, фонду. Плюс ездят на дачи учредителей Фонда, огороды им капают. Строят им там.

А были при тебе случаи смерти?

Нет, вот смерти не было.

А вот состояния тяжелого, доводили людей?

Доводили. Вот с Первоуральска пацан Леха, с клетками. Он умер потом. И вот еще. Я не знаю, спрятали того на бараке, кто вот именно заявление написал.

А как он решился заявление написать?

Короче, приезжает вечером Ройзман, после смерти девочки. Вывел весь барак, на улице собрание: «Ребята, завтра приедут врачи, менты, пожарники, исполнение наказаний, МЧС – короче, вся там гоп-прикрутка». И не пояснил, чего дальше. Но у нас все хорошо, типа. И вот когда приехала проверка, машин тридцать приехало, один из пацанов с барака просто к ним ломанулся: «Заберите меня отсюда, меня здесь убивают, унижают, гнобят, не дают жить нормально». Все, его забирают к ментам. И он пишет заявление.

А все остальные остались?

Да. Вечером Ройзман опять приезжает, после уже этого кипиша. И говорит: «Я даю слово мужика, кто считает, что реабилитация закончилась, отходите влево». И 26 человек просто сразу написали заявления.

А остальные, почему остались?

Не знаю – кто с Владивостока, кто с Мурманска. Иногородние. То есть людям просто не добраться никак до дома.

А туда вообще приезжают проверки?

Вот я за два года первый раз увидел такую проверку из-за смерти девочки. Я вот смотрел в интернете – давала девчушка показания, в капюшоне сидела, по этой истории. Та, которая умерла, у нее была пластина в голове, она после аварии. Ее ни пописять не выводили, а потом за волосы несли куда-то, и головой ударили об шкаф. Они стараются списать это все на естественную смерть – от пневмонии там, еще от чего-то.

Говорят, что они за деньги клевещут на Ройзмана.

Конечно, нет. Все сами. Поверь, я много в жизни видел, и в тюрьмах сидел. Но такого унижения, такого отношения к людям я просто нигде не видел.

Причем сами наркоманы это своими руками делают.

Да, пробовали ментов туда поставить, был такой случай в 2001 году. Там одного чуть в печку не засунули. Там уже четверо держали за ноги, за руки, и хотели уже в топку закинуть. И мент только успел сказать: «Передайте жене и дочери, что я их очень люблю». И это их остановило. Они его не закинули. А сейчас там наркоманы охраняют. За лучшую пайку еды, чтобы у тебя кроссовки были надеты.

А вот многие в Москве, считая правозащитников, говорят, что там все красиво и хорошо.

Это все показуха.

А вот кто-то приезжал при тебе?

Нет, только журналисты. Какой-то голландский журналист. И еще какой-то, все. Больше никого. А так, собирают собрание перед тем, как должен приехать кто-то. И все должны показывать своим видом – тут курорт. Картинку просто создают. А если что-то скажешь против, то ты остаешься на бараке. И вот эти бывшие наркоманы, ключники их называют, они начинают просто над тобой издеваться.

Как на зоне.

Нет, здесь хуже. Поверь, человек, который сидел на двойке, мне сказал: «Лучше пять лет на двойке топнуть, чем там побывать месяц».

А по поводу эффективности самой реабилитации. Вот у Ройзмана какие отговорки, что да, там жесткие методы, но это помогает. Ты знаешь кого-нибудь, кому это помогло?


Вот смотри, барак выходит в девять утра на работу. Работают до одиннадцати. Потом ключники выносят кастрюлю с чаем. Два подноса кружек. Все сидят просто полчаса отдыхают и пьют чай. И вот я общался со всеми во время этих перерывов. И вот все говорят: «Я вот выйду и буду еще хуже колоться на зло родителям». Вывезли вот 21 июня четверых малолеток с этого барака. Представляешь, они живут там – одному 14, другому 16, еще одному 16, и другому 18. И вот они там наслушались, чем там на воле можно колоться, про «легалку» и все остальное. И говорят: «Вот выйдем, всем въебемся». Они дети, сидят там все впитывают всю информацию.

А так там люди по сколько раз бывают?

Есть по 9-10 раз.

Все время родители отправляют?

Да.

А родителей не учит опыт, что это не помогает?

Они родителям все говорят, а родители не верят в это. Родители отдыхают от детей. Отправили, и забот нету. Все равно, они им больше отдадут, чем Фонду, даже по деньгам.

Ну, вот тебе не помогло?

Нет, честно говорю. Не помогло.

Ты вышел и сразу употребил?

Да, я укололся в первый же день. Я не скрываю.

А кто с тобой был?

Все по разным сторонам разъехались. Кто в Башкирию, кто во Владивосток.

И желания завязать у тебя не было?

Нет. Там вот просто вот внутри нервное потрясение. Вся обстановка там внутри, она наоборот, она не лечит. А потом дает еще больший толчок, чтобы человек еще дальше употреблял на злости уже.

Да, озлобленность скапливается. А вот еще хотела спросить – они же проводят аресты и задержания. Вот в квартиры вламываются по показаниям реабилитантов. Ты вот с такими историями сталкивался?

Ситуация такая. Приезжает туда человек. Через сутки у него ломка начинается. Его спрашивают: «Чем кололся?» Он, допустим, говорит: «Героином». Ему: «Где брал?» Он: «Не скажу». Его начинают пиздить. Потом говорят: «Давай съездим на закуп, закупимся, где ты брал, и все нормально у тебя будет». И он добровольно типа едет. И это все стоит – тарелка супа. Вот кто на карантине лежит, я рассказывал – утром каша, днем хлеб – две пайки, вечером – каша. А кто съездил и сдал, того еще днем выводят с карантина, и он едет и ест суп. То есть, за тарелку супа людей сдают. Еще говорят, фондовцы там отрабатываются, на этих квартирах, куда вламываются. Допустим, вломились, а там килограмм героина. На камеру сто грамм героина засветили, а остальное ушло куда-то. Куда, никто не знает. Может, менты забрали. У нас сколько менты этим героином торгуют. Телефоны, деньги – все отметают. То есть я говорю, там такая козлобудка, вообще.

А как ты думаешь, вот столько лет они такое творят, как они держатся при этом?

Во-первых, скажу, что Ройзман был депутатом Государственной Думы. То есть он там закинул везде свою паутину. И здесь он с ментами работает. Эти все приемки, которые они делают – менты же тоже, им галочки нужно набирать за раскрытые преступления. За счет этих галочек новую звезду на погоны добавили. То есть им тоже это все выгодно. За счет этого они работают и живут. Взаимовыгодно.

А вот наркозависимые, которые там, они боятся писать заявления?

Конечно, просто боятся. Вот ты на бараке, а это частная тюрьма. Ну, напишешь ты, Ройзман это еще так преподнесет со своими связями. Это все похерят, а человек так страданет, что его будут бить и так далее.

А Фонд сейчас закрыли?

Нет, они работают, даже людей новых набирают. Можно позвонить, узнать, чего и как. Если интересно. Их хрен поломаешь так быстро.

источник

четверг, 28 июня 2012 г.

Три шага по работе с информацией вора на доверии Ройзмана


Шаг 1. Игнорируйте внешние признаки убедительности.

Ройзман – личность незаурядная, это необычный человек. Если бы он рос не на Уралмаше, и если бы не поссорился с отцом, то мы бы рукоплескали ему в кино. У Ройзмана выдающийся актерский талант. Т.е., Евгений Ройзман может быть убедительным в любой ситуации. Как и положено выдающемуся актеру, он одинаково хорошо играет влюбленность, смятение, горе или священное негодование.


Первыми это прочувствовали на себе девушки, которых Ройзман сначала «спал», а потом обворовывал.


Игра для Ройзмана – это не просто развлечение, а образ жизни. Никакого смысла не было для Евгения врать психиатру, будто бы он учится на первом курсе университета, тогда как на самом деле, он учился на рабфаке. Психиатр и так знал правду, и ему все равно, рабфак или первый курс универа.

Но Ройзман, который комплексовал по поводу своего не поступления в университет, повел себя вот так:

«Лжив, самолюбив, дает неправильные сведения по анамнезу, убеждает врача, что он является студентом первого курса университета, когда как в действительности учится на рабфаке, красочно рассказывает, что он заканчивает первый курс исторического факультета, рассказывает на какие оценки он сдал зимнюю сессию, какие сдавал экзамены, что готовится сейчас к весенней сессии.
Не может объяснить как можно сочетать учебу на дневном отделении университета и работу на УЗТМ до I-85. Пытается дать этому какое-то объяснение.
На вопрос врача «не учится ли он на рабфаке?» начинает вновь утверждать, что он заканчивает первый курс, при этом снова тяжело вздыхает, речь с пафосом, патетикой, хорошо модулированная, переходит от повышенного на пониженные тона.»


Ройзман, демонстрируя все внешние признаки искренности и честности, тупо врал в глаза информированному о правде человеку. Просто так, без видимой причины, из самолюбия.

Таким образом,

А. Ройзман врет всегда, когда ему это интересно;

Б. Ройзман врет абсолютно убедительно;

В. Ройзман врет кому угодно.

Некоторые психологи даже различают ложь и вранье. Считают, что ложь – это преднамеренный, умышленный обман, а вранье – чем-то вроде «образа жизни». Т.е. врун – не может не врать. Не исключено, что Ройзман даже сам верит в то вранье, которое он говорит и пишет. Если нет, то он лжет с корыстными намерениями. А то, что он говорит неправду – сомнений давно уже не вызывает.

Вывод: Игнорируйте общепринятые признаки убедительности и честности, т.к. для Ройзмана они не работают. Смотрите только его утверждения.




Шаг 2. Сравнивайте утверждения Ройзмана с известными фактами.


Как это выглядит, видно на примере театрализованной постановки Ройзмана «22 июня, ровно в 4 часа», премьера которой состоялась ночью в Сарапулке.

Ройзман утверждает: Готовился штурм, я превентивно отпустил девочек.

Справка: Штурм (Sturm — атака, приступ), — способ ОВЛАДЕНИЯ крепостью, городом или сильно укреплённой позицией, заключающийся в быстром нападении крупными силами

Факт: Входа полиции на территорию не было.

Вывод: Ройзман врет. Никто не зашел на территорию ни до того, как он выгнал на улицу «реабилитанток», ни после. Ни
даже днем на следующий день. Ни в предыдущий день. Никто не штурмует Ройзмана. Он просит, а его не штурмуют. Эта комедия начинает напоминать известный сюжет:






Шаг 3. Если фактов нет – сравнивайте утверждения Ройзмана со статистическими данными.


Ройзман утверждает: У нас очень хорошие показатели реабилитации наркоманов. Большой процент излечения.

Справка: Любая методика лечения сопровождается проверяемыми данными. Есть истории болезни, описание лечения, описание наблюдения в перспективе. Фонд Ройзмана существует с 1999 года. Но никаких проверенных независимыми экспертами статистических данных у него не существует. Более того, Ройзман набирает из числа реабилитантов боевиков, и одновременно утверждает, что не ведет учет излечившихся.

Корыстный интерес рассказывать о якобы хороших показателях Фонда у Ройзмана есть: это позволяет собирать по 8 тысяч рублей в месяц с каждого заключенного частной тюрьмы, и отчитываться о «пользе» фонда перед общественностью.

Вывод: Ройзман врет. Показатели Фонда «Город без наркотиков» плохие. Иначе, самопиарщик Ройзман давно бы всем их демонстрировал.


Пользуясь этими нехитрыми приемами, вы очень быстро обнаружите, где у Ройзмана правда, а где вас опять водит за нос вор на доверии.



среда, 27 июня 2012 г.

Новый бизнес банды Ройзмана. За такое должны сесть надолго.


Умение Ройзмана ставить спектакли для журналистов, уполномоченной по правам человека Мерзляковой и прочей контролирующей публики общеизвестно. Вор на доверии, обносивший на юбки и колечки девушек, с которыми спал, спектакль делает легко.
Но нынешний уголовный скандал фонда Ройзмана полностью обнажил основную схему, приносящую ему деньги.
Речь идет о противоречиях между заявлениями узников тюрем Ройзмана, и их родителей, «не имеющих претензий к фонду». «Не имеют претензий к фонду» даже родители женщины, которую в Фонде таскали за волосы и били по голове, после чего она умерла от менингита.

Криминальная схема банды Ройзмана проста, цинична и ужасает любого.

Если вам не нравится ваш родственник, вы можете сдать его в Фонд «Город без наркотиков», за 8 тысяч рублей в месяц. Для этого, достаточно просто объявить его наркоманом.
Боевики Ройзмана активно практикуют подбрасывание наркоты кому посчитают нужным (недавний пример с боевиком Ройзмана Алексеем Федоровым как раз это показал), поэтому, даже если ваш неудобный родственник никогда не прикасался к дури - не проблема. Ройзман эту проблему решать умеет.

После этого, ваш родственник попадает в частную тюрьму, в которой его или запугают так, что он подпишет что «не имеет претензий к фонду», или утилизируют – как Татьяну Казанцеву, мать двоих детей, оставшихся сиротами.

Вас, в крайнем случае, попросят рассказать под запись, что у вас «нет претензий к фонду». Вы, конечно, расскажете – потому что испытываете к бандитам Ройзмана исключительно благодарность за выполнение грязной работы по избавлению вас от неугодного родственника.

Красота! Ни суда, ни следствия, ни адвокатов не надо. Плати Ройзману – и избавляйся от проблемного человека.

Фонд Ройзмана - это банда. ОПГ. В любой нормальной стране таких отправляют за решетку пожизненно.


вторник, 26 июня 2012 г.

Версия прокуратуры о частной тюрьме банды Ройзмана


Частные тюрьмы, организованные бандой Ройзмана, работали фактически бесконтрольно. Уполномоченная по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова - женщина трусливая и полностью зависимая от Ройзмана, с удовольствием ездила смотреть "Потемкинские деревни" вместе с Ройзманом. Прецеденты, когда Мерзлякова посетила бы "реабилитационные центры" внезапно и без Ройзмана, но, например, с независимыми журналистами или силовиками - неизвестны.
В ролике прокуратуры, помимо уже известных показаний пациентки (или узницы?) тюрьмы Ройзмана, есть и показания второй девушки, а также ряд новых фактов




ОПС «Город без наркотиков». Только факты

Всю страну всколыхнула трагедия, произошедшая в екатеринбургском фонде «Город без наркотиков» - там скончалась молодая женщина, мать двоих Татьяна Казанцева. Об обстоятельствах ее трагической гибели рассказала другая пациентка фонда:

«Вечером ее дотащили до карантина – карцера, где наказания и где первое время проводят время новые девочки. Ее туда просто волочили за ноги и за руки, бросили у решетки… потом ей стукнули ногой по голове и за волосы протащили несколько метров до кровати.

Положили ее  на голую сетку. Под нее поставили таз, она в туалет ходила под себя. Всю ночь мы слышали ее стоны. Утром ее состояние резко ухудшилось.
Она посинела, позеленела, не могла дышать, трясла ногами, не могла передвигаться вообще.
Ее обули, одели, вызвали скорую. Скорая приехала и сказала: «Что же вы делаете? Почему так долго ждали?»
Ее увезли в больницу. В себя она уже не приходила. И через несколько дней она уже умерла
»





Это заставило присмотреться повнимательнее к методам работы «Города без наркотиков». Они оказались настолько шокирующими, что позволяют клафиссифицировать его как настоящее организованное преступное сообщество. Вот далеко не полный перечень преступлений, совершенных сотрудниками «Города без наркотиков».

1. Аферизм с понятыми. Понятыми могут быть только лица, не заинтересованные в исходе уголовного дела. Сотрудники Ройзмана «наводят» полицейских на наркоторговцев – и сами же выступают в качестве понятых. Заместитель Ройзмана Маленкин с гордостью признавался, что сам был понятым в более чем 500 случаях


2. Несколько руководителей и сотрудников филиала «Город без наркотиков» в Пыть-Яхе, созданного под протекторатом Евгения Ройзмана, осуждены и получили сроки – от 5 до 7 лет лишения свободы за жестокое избиение дворника фонда за то, что он плохо выполнял свою работу. От побоев дворник умер, его тело в лесу облили бензином и сожгли

3. 25 июня 2000 года в Центральную городскую больницу г. Асбеста Свердловской области был доставлен с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом основания черепа» гражданин Пухов Ю.Н. Очевидцы сообщили сотрудникам милиции, что Пухова били деревянными спортивными битами по голове граждане Литвиченко А.А. и Червяков К.Ю., являющиеся руководителями Асбестовского филиала фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков».5 июля 2000 года в 7 часов 10 минут Пухов Ю.П. от полученных травм скончался в реанимации ЦРБ г. Асбеста h

4. В апреле 2012 года в Верх-Исетский суд г. Екатеринбурга было передано уголовное дело сотрудника фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» Федорова Алексея Владимировича. В ходе расследования данного уголовного дела было установлено, что боевик фонда Ройзмана Федоров А.В., при проведении так называемой «операции фонда Город без наркотиков» причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью

5. 4 июля 2001 года в 22.30, во дворе дома 15 по Сибирскому тракту в Екатеринбурге, трое неофициальных сотрудников Фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» - Суранов А.В., Торопов Р.С. и Баньков К.Ю. из хулиганских побуждений избили граждан Ехлакова, Зобнина и Сагайшина, находившихся в автомобиле «Ока» и завладели автомагнитолой. К моменту возбуждения уголовного дела все трое уже были известны милиции как сотрудники фонда, выполняющие функции боевиков .

6. 7 февраля 2003 года екатеринбурженка Наталья Ковалева написала заявление в Кировскую районную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против активистов «Города без наркотиков» Дениса Перцева и Александра Мурзикова. Она сообщила, что обидчики изнасиловали ее. Решением Кировского районного суда оба получили срок за изнасилование

7. Сотрудники «Города без наркотиков» Анисимов И.В., Курбатов М.В., Меньков М.И. и Бобровский Р.В. вооруженных обрезом охотничьего ружья, совершили разбойное нападение на частный дом в переулке Муратовском в Екатеринбурге. Целью нападения было похищение золота, драгоценностей, денег и героина. Было возбуждено уголовное дело по статье «Разбой»

8. 11 апреля.2001 года в своей квартире в доме 17 по ул.Серафимы Дерябиной в Екатеринбурге, сотрудник фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» Аверин А.М. изнасиловал Юлию Валерьевну Д., 1986 года рождения, учащуюся средней школы. На момент изнасилования Юлии Д. было 15 лет

Что это, как не описание деятельности организованного преступного сообщества? И это только то, что «вылезло наружу». Что же творится за воротами его «реабилитационных центров», скрыто от глаз общественности. Об этом Ройзман никому не рассказывает. И в настоящее время делает все от него зависящее, чтобы не пустить к себе правоохранителей.

«Областная газета» напоминает, что это уже не первый случай смерти в фонде от нечеловеческого обращения. «Это уголовное дело 2002 года. 17 мая в РЦ фонда вызвали «Скорую». Врачи нашли труп 20-летнего Букатина; парень был избит, умер от болевого шока. <…> Беглеца били; били охранники, лично директор РЦ Максим Курчик». А поначалу фондовцы, конечно, утверждали, будто парень умер сам. В инсинуациях обвинили «предвзятых» журналистов. Помню, Ройзман в своем блоге описывал «ужасную» корреспондентку «КП» Ульяну Скойбеду» http://oblgazeta.ru/news.htm?top_id=7172 Газета призывает к объективному непредвзятому расследованию причин гибели женщины.


Тем более что до настоящего времени высказываются разные версии причины смерти – в качестве основных фигурируют упомянутый менингит и двусторонняя пневмония. Кстати, на версии пневмонии настаивает, преимущественно, дружественное Ройзману СМИ – возможно, для того, чтобы страшный и заразный менингит вытеснить в общественном сознании почти бытовым диагнозом. По крайней мере, это объясняет, почему СМИ, аффилированные с Ройзманом, твердят о пневмонии, даже когда показывают скан справки, в которой указана причина смерти женщины – менингит.

Тогда, в 2002 году, Ройзману защитить своих сотрудников-убийц посредством пиар-кампании не удалось. Хотя известно, что Евгений Ройзман бывает более чем убедителен, даже когда откровено лжет. Причем – уже с молодости, ведь начинал он свою карьеру как «вор на доверии», обманывая и обкрадывая влюбленных в него девушек.

Издание «The Moscow Post» цитирует вынесенный ему тогда приговор: «Подсудимый Ройзман… проник в квартиру №99 по улице Викулова, откуда похитил кожаный плащ стоимостью 80 руб., вельветовую юбку стоимостью 150 руб., куртку вельветовую стоимостью 80 руб., пальто демисезонное женское, стоимостью 220 руб., дипломат стоимостью 35 руб... Подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях с гражданкой К., путем обмана завладел ее личными вещами: брюками джинсовыми, импортными… золотыми изделиями на сумму 760 рублей... Подсудимый Ройзман, находясь в дружеских отношениях с гражданкой Н., злоупотребил ее доверием и путем обмана завладел ее имуществом: джинсовой курткой, золотым кольцом, деньгами в сумме 130 рублей, всего на сумму 360 рублей.» http://www.moscow-post.ru/redactor/evgenij_rojzman_vor_na_doverii_v_politike9206/

Судя по всему, в самое ближайшее время благодаря работе правоохранительных органов мы узнаем новые чудовищные подробности деятельности общественной организации, которую правильнее назвать организованным преступным сообществом.

источник

понедельник, 25 июня 2012 г.

«Город без наркотиков»: ОПС под вывеской общественного фонда?


   Пиар – мощная сила. В Свердловской области это все хорошо знают, ведь именно благодаря изощренному пиару известному на всю страну организованному преступному сообществу «Уралмаш», возглавляемому Александром Хабаровым, многие годы удавалось не только уходить от ответственности, но и играть более чем заметную роль в регионе.

В частности, в 1999 году, когда Екатеринбург сотрясал скандал вокруг строящегося метрополитена, Хабаров не просто предложил свою помощь в разрешении конфликта – он принес целый мешок денег для выплаты задолженности бастующим рабочим. И добился своего – предстал этаким «спасителем города», в результате чего его ОПС еще несколько лет продолжал свои темные дела. В конце концов местным правоохранителям удалось разгромить ОПС «Уралмаш». Но у того оказался вполне «достойный» продолжатель – Евгений Ройзман, под вывеской общественно полезного дела – борьбы с наркотиками – создавший, по сути, новую преступную группировку. Которая, не менее умело, чем в свое время Хабаров, использует пиар, чтобы обеспечить себе неуязвимость.

В фонде Ройзмана «Город без наркотиков» произошло ЧП – скончалась пациентка, которая проходила курс лечения в реабилитационном центре фонда. Областные правоохранители начали расследование обстоятельств смерти. А Ройзман, чтобы вопрепятствовать установлению истины, на всю катушку включил пиар-машину.

И ведь что интересно – местные СМИ прогнозировали именно такое развитие событий. В частности, газета «Вечерние Ведомости» прямо написала: «заместителю Генерального прокурора России Юрию Пономареву в ближайшее время будет объявлена пиар-война. Целью информационной атаки станет дискредитация прокуратуры и лично Пономарева в глазах общественности. Пиар-атаку на прокуратуру могут организовать СМИ, близкие к руководству фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана. ...поводом к подобным мерам стала инициатива Юрия Пономарева нагрянуть с проверкой в фонд «Город без наркотиков», а также произвести расследование обстоятельств смерти девушки в больнице Березовского, которую в состоянии комы туда доставили как раз из реабилитационного центра»

Но проверка все же состоялась. Ройзман немедленно отреагировал на это, выбросив в СМИ следующую информацию: «Готовится штурм женского РЦ. К женскому РЦ подтянули два автобуса с ОМОНом (правильно, куда против баб-то без ОМОНа!). Освободители пришли. Причем оснований нет. Ни возбужденного уголовного дела, ничего - ни одной бумаги толком показать не могут. Похоже, готовятся разгромить»

Услышав такое, журналисты немедленно отреагировали и приехали на место событий, только вот увидели совсем другую картину: «19 июня, ... у ворот женского реабилитационного центра фонда появились две «ГАЗели» с людьми в масках. Возглавлял отряд Константин Строганов, глава областного отдела по борьбе с организованной преступностью. Силовики попросили фондовцев подписать официальное разрешение на осмотр территории реабилитационного центра. Маленкин (вице-президент «Города без наркотиков») эту бумагу подписывать не стал. И спустя три часа уговоров полицейские уехали ни с чем» .

То есть – никакого штурма просто не было. А если бы и был – действительно приехавшему на место СОБРу понадобилось бы не более 5 минут, чтобы занять здание. Но такого задания у него не было, он приехал на тот случай, если фондовцы окажут вооруженное сопротивление полицейским и попытаются устроить беспорядки. «Неужели сотрудники полиции, если хотели бы провести какую-то жесткую операцию, целую неделю бы раздумывали? Уже провели бы, за считанные минуты цели добились», - прокомментировал это глава пресс-службы ГУМВД РФ по Свердловской области Валерий Горелых.

После этого Ройзман пошел уже в прямое наступление на правоохранителей, заявив: «С вечера шквал звонков. С утра идут родители. Все возмущены. Собираем сторонников. Малейшая провокация со стороны прокуратуры и полиции в отношении Фонда - выведем людей на улицы. Поверьте, что митинг против произвола и коррупции в правоохранительных органах соберет огромное количество народу в Екатеринбурге и будет поддержан по всей стране».

Дальше – больше: Ройзман распустил всех пациентов по домам прямо среди ночи, и тут же вбросил информацию, что штурм он ожидает 22 июня ровно в 4 утра. Ну прямо Великая Отечественная... Все это нацелено на то, чтобы отвлечь общественность от факта гибели пациентки фонда, произошедшей, судя по всему, из-за халатности (и может, и похуже) его сотрудников и переключить ее внимание на «экшн».

В этих же целях он весьма умело переключает внимание аудитории на «сопутствующие» моменты. Вот, к примеру, в блоге на портале «Эха Москвы» он публикует, скажем прямо, совсем неудачное фото прокурора Пономарева . Профессионалы хорошо знают, что такое «рапидная съемка» - это когда в очень высоком темпе делается много фотографий. Ну а потом для публикации отбирается «нужная» - в зависимости от поставленных целей, - один и тот же человек может выглядеть и ангелом, и дьяволом. И в результате – аудитория концентрируется на обсуждении фото, а отнюдь не на том, кто же виновен в смерти женщины.

И уж совсем «за кадром» остается вопрос, что еще вчера скончавшаяся женщина была для него презренной «нарколыгой», а сегодня она чудесным образом превратилась в «Рабу Божию Татьяну». Этого цинизма никто бы и не заметил, если бы о том, что на самом деле произошло с несчастной женщиной, не рассказала другая пациентка Ройзмана.

«Вечером ее дотащили до карантина – карцера, где наказания и где первое время проводят время новые девочки. Ее туда просто волочили за ноги и за руки, бросили у решетки… потом ей стукнули ногой по голове и за волосы протащили несколько метров до кровати. Положили ее на голую сетку. Под нее поставили таз, она в туалет ходила под себя. Всю ночь мы слышали ее стоны. Утром ее состояние резко ухудшилось. Она посинела, позеленела, не могла дышать, трясла ногами, не могла передвигаться вообще. Ее обули, одели, вызвали скорую. Скорая приехала и сказала: «Что же вы делаете? Почему так долго ждали?» Ее увезли в больницу. В себя она уже не приходила. И через несколько дней она уже умерла».

Не поэтому ли Ройзман так не хочет пускать к себе полицейских? Может быть, это далеко не единичный факт? Может быть, вскроются такие факты, от которых у всех на голове просто волосы дыбом встанут?

И что по сравнению с ними всколыхнувшая недавно всю страну информация о том, что пациентов там приковывают к кроватям наручниками, покажется просто детской шалостью? Что под вывеской лечебницы для наркоманов скрывается самая настоящая частная тюрьма, за содержание в которой с родственников «пациентов» берутся совсем немаленькие, нередко - последние деньги, ведь контингент представляет совсем небогатые слои общества?

Что общественность вообще знает о «Городе без наркотиков»? Лучший показатель эффективности работы – статистика. Какой процент наркоманов удается им возвратить к нормальной жизни? Об этом Ройзман упорно молчит. Что позволяет предположить, что процент успеха у него совсем небольшой – в противном случае такой мастер пиара кричал бы о нем на каждом углу. Только независимое расследование способно ответить на этот вопрос. А также понять – что же на самом деле творится за хорошо охраняемыми воротами его лечебниц.

А заодно прояснить и вот какой вопрос. Несколько лет областное ГУВД тесно сотрудничало с «Городом без наркотиков» в части борьбы с наркотиками – ну, и какие-то результаты были. А вот в начале года начальник ГУВД Михаил Бородин распорядился прекратить это сотрудничество (ввиду многочисленных нарушений закона сотрудниками фонда при такой работе) – и, к удивлению полицейских, буквально за несколько месяцев количество изъятых наркотиков увеличилось в 3,5 раза! Так что, уже давно ходящие по региону слухи, что «Ройзман отжал наркотрафик у цыган и теперь сам крышут его», возможно, не так уж и беспочвенны. Сам Ройзман этот факт упорно замалчивает.

Вряд ли в этом вопросе Ройзман обходится без "крышевания" со стороны остатков уралмашевской ОПС, возглавляемой ныне Терентьевым, которая, в свою очередь, имеет "высокого кремлевского покровителя" – сотрудника Администрации Президента Петра Скороспелова.

В пользу этой версии говорит и то, что Ройзман активно защищал принадлежащие лидерам оргпреступности, или крышуемые ими, рынки от проверок силовиков, и то, что наркоторговля – такая сфера, что без «крыши» в виде бандитов и какого-то сегмента власти она никогда не обходится.

Впрочем, сам Ройзман, верный воровским традициям, приобретенным в молодости, продолжает следовать принципам «я всегда и во всем прав» и «мне никто не запретит делать то, что я хочу». Вот как он, в частности, комментирует смерть женщины: «Я не считаю, что что-то случилось, это абсолютно штабная история... еще раз скажу, что для нас эта ситуация штатная... Я оставляю за собой право делать то, что я считаю нужным и говорить о том, что я вижу. Этого права у меня никто отнять не может.»

Так что же творится в «Городе без наркотиков», в котором смерть – штатная ситуация? Кто сможет остановить Ройзмана?
источник


Раскол в банде Ройзмана. Какие у вора на доверии варианты?


Пообщались с некоторыми «оперативниками» фонда. Сюжет развивается очень интересно.

В боевики (Ройзман любит их гордо называть «оперативниками», себя считая, видимо, кем-то вроде «руководителя спецслужбы») набираются бывшие реабилитанты частной тюрьмы «Город без наркотиков». Это Ройзман подтверждает, но на этом правда у него и заканчивается. Рассказ о том, что все эти люди завязали с наркотой – полная чушь. Парни сидят на наркоте, как и до "реабилитации" в фонде, но теперь имеют работу и крышу в виде лидера их ОПГ.

Главным источником дохода для боевиков-«оперативников» Ройзмана является крышевание притонов и точек по продаже наркотиков. У каждого – от пяти и более таких источников дохода.

В связи с тем, что Ройзман вошел в конфликт с силовыми структурами государства и не смог победить в ходе «блицкрига», а теперь стремительно летит в пропасть после смерти женщины в его частной тюрьме, боевики уже даже не ропщут.
Они уже вслух говорят о том, что их лидер стал совсем неадекватным. Говорят, что «Женя совсем ёбнулся» и «Нахуй он все это устроил? Мы из-за него потеряем всё!». А им есть что терять – привычная бандитская работенка по крышеванию притонов дает средства для безбедной жизни, близость к наркоте – постоянный доступ к любимому зелью, а статус «оперативника» фонда Ройзмана – гарантирует неприкасаемость. До недавнего времени гарантировал…

Боевики Ройзмана – люди жестокие и решительные. В конфликте с ними самопиар не поможет и развести их на нежные чувства, как наивных девочек, которых Ройзман привык использовать, точно не выйдет. Ройзману, если его собственная братва дружно поднимет бунт, вообще ничего не поможет. Судьба вчерашнего авторитета, которому банда вынесла приговор, незавидна и никаких обжалований не будет – гарантированно «приведут в исполнение».

Какие варианты есть у Ройзмана?

Свалить в Израиловку, как пишут «Вечерние ведомости»? Не факт, что Израиль примет к себе мафиози. Тем более не факт, что потом его не выдаст. Тем более, что Ройзман активно шумел о своем православии и писал что он по национальности русский. Израиль – еврейское, иудейское государство, ему главарь ОПГ, русский, православный немного не по профилю. Есть еще, конечно, Туманный Альбион – Англия, которая любит брать под крыло российских преступников и не выдает их нашему правосудию. Но Ройзман тут явно в пролете – бритиши пригревают «по политическим мотивам», а главарь ОПГ на политического беженца ни с какой стороны не похож. Наркоторговца-главаря ОПГ отдадут, и с удовольствием отчитаются перед мировой общественностью.

Нахрапом переть до конца, надеясь, что все решится в его пользу, благодаря беспредельной наглости Ройзмана и его умению манипулировать людьми? Как уже случалось раньше? Но пока что даже видимые тучи сгущаются над его бестолковой головой, и с такой скоростью, что надеяться на это может только безудержный оптимист или полный безумец. А собственные боевики – невидимы общественному мнению, но намного быстрее и эффективнее полиции могут решить судьбу Ройзмана, т.к. не скованы никакими процессуальными рамками, и Удеревскую с ее адвокатскими замашками «имели» и будут «иметь» не в переносном смысле, а в буквальном.

Пойти под ментовскую защиту чтобы свои братки не порвали на тряпки? Как ни странно, менты – единственные, кому Ройзман, как лидер крупной и известной ОПГ, нужен живым, чтобы передать его в суд. Всех остальных (кроме, пожалуй, его любовницы Аксаны Пановой) Ройзман больше устроит в не живом виде. Получится неплохой «дохлый герой», на чьем имени еще можно будет поспекулировать какое-то время и, возможно, даже настричь немного купонов.

Смешно, но может оказаться, что вариант просить убежища и охраны у ментов будет единственным, который Ройзман выберет. Если, конечно, ему повезет и он успеет.


воскресенье, 24 июня 2012 г.

К банде Ройзмана подходят, как к ОПГ. Это уже факт.


«Комсомольская правда» написала статью «Уральские полицейские взяли реабилитанток «Города без наркотиков» под государственную защиту»

Там дан ответ на истерику Ройзмана в отношении того, что часть реабилитанток его частной тюрьмы дала показания силовикам. Вторая истерика Ройзмана «они показали не настоящую реабилитантку» (вариация: «они ее заставили») там тоже оказалась отвечена.

«до сих пор неизвестно, кто же конкретно начал давать показания против Фонда. На видео реабилитантка сидит спиной, а на голове ее капюшон ветровки. И вдобавок она не называет своего имени. В полиции эту скрытность объясняют просто.
- В отношении нескольких человек, не побоявшихся рассказать правду о методах «реабилитации» наркозависимых в центрах фонда «Город без наркотиков», в настоящее время применены формы госзащиты, предусмотренные российским законодательством, - официально заявили в пресс-центре ГУ МВД Свердловской области. - Количество этих людей, их персональные данные, а также место их размещения не подлежат разглашению. Пациенты фонда, бывшие и нынешние, считающие себя пострадавшими от действий фондовцев и решившие официально рассказать об этом, также будут обеспечены всеми необходимыми формами госзащиты. Обращаться можно по круглосуточному телефону доверия ГУ МВД области — (343) 358-71-61»,
- пишет «Комсомолка».

Теперь понятно, что меры по защите «реабилитанток» относятся к пунктам 1, 3 и 8 Статьи 6 Федерального Закона 119-ФЗ «О Государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»:

Статья 6. Меры безопасности
1. В отношении защищаемого лица могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности:
1) личная охрана, охрана жилища и имущества;
2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;
3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;
4) переселение на другое место жительства;
5) замена документов;
6) изменение внешности;
7) изменение места работы (службы) или учебы;
8) временное помещение в безопасное место;
9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.

Значит, фонд Ройзмана «Город без наркотиков» рассматривается силовиками, не как рядовые гопники, а как элементы организованной преступности.
Что ж, это обнадеживает. Банда Ройзмана, которая много лет убивает, насилует, грабит людей, ворует, мошенничает, лжесвидетельствует и крышует наркотрафик, возможно, впервые в своей истории рассматривается в качестве ОПГ. И применение к потерпевшим и свидетелям мер государственной защиты – лучшее тому подтверждение.


пятница, 22 июня 2012 г.

22 минуты о фонде Ройзмана без комментариев.


ГУ МВД России по Свердловской области. Вся правда о фонде "Город без наркотиков"

Одна из пациенток скандально известного фонда "Город без наркотиков" в своем интервью рассказывает о реальных методах "лечения" в стенах фонда. Унижение, истязание, душевное надругательство - вот то, через что приходится проходить людям, опрометчиво согласившимся пройти курс реабилитации в фонде.




Как бандиты Ройзмана менингит "лечили"

Рассказ реабилитантки об обращении в частной тюрьме Ройзмана с женщиной, которая на следующий день впала в кому и затем умерла от менингита.
Если это не фашизм, то что такое фашизм и фашистский концлагерь?

Видео с Ютуба ГУВД Свердловской области.



P.S. Сектантам Ройзмана советую не тратить время на писание псалмов своему божеству в комментах, а сразу идти и писать заяву на ГУВД за опороченное достоинство Ройзмана. Приблизьте его позор.


Upmonitor об инстинктах банды Ройзмана

Евгений Ройзман - руководитель, пожалуй, самой наглой современной российской ОПГ. Предшественники бывали и наглее, но их привели к нулю раньше. Из пока еще недобитых бандформирований, "Город без наркотиков" - безусловный лидер по наглости и масштабам вранья.

После гибели клиентки частной тюрьмы "Города без наркотиков", банда Евгения Ройзмана, на счету которой множество убийств, тяжких телесных повреждений, разбоев, грабежей, изнасилований, лжесвидетельств, попыталась привычно прикрыться щитом из пиара. Как это происходит, и к чему привело, в подробно анализирует агентство "Урал Паблисити Монитор".




"Деревянные солдаты Урфина Джюса" против "уралмашевского прихлебателя Прохорова".
Евгений Ройзман и его фонд "Город без наркотиков" вляпались, наверное, в самый крупный скандал за последние годы. Пару месяцев назад в реабилитационный центр фонда была заключена (ройзмановские методы "реабилитации" позволяют применить такое слово) 30-летняя Татьяна - тяжелобольная наркоманка, мать двоих малолетних детей. 9 июня ее в состоянии комы госпитализировали в центральную городскую больницу Березовского, где она скончалась 18 июня. Врачи констатировали смерть от гнойного менингита (очень опасное инфекционное заболевание), хотя у несчастной женщины был целый букет болезней - от гепатитов (всех возможных букв), туберкулеза и вплоть до СПИДа. После этого окружной прокурор Юрий Пономарев через свою пресс-службу заявил о начале проверок "Города без наркотиков", а в реабилитационных центрах фонда силовики попытались провести обыски (хотя как можно проводить обыски, когда на омоновцев кидаются возбужденный вице-президент фонда Евгений Маленкин и экзальтированная адвокатша Анастасия Удеревская - малопонятно; спецподразделениям, наверное, проще было угомонить беспорядки 6 мая в Москве).

По данным мониторинговой службы UPmonitor, эта история на пару суток вышла в информационные лидеры - о скандале вокруг ГБН сообщили 23 офф-лайновых СМИ (2317 баллов; 1 балл = 1 тыс. человек потенциальной аудитории). Причем осветили скандал медиа всех уровней. От федеральных (Россия 24, Эхо Москвы, Русское радио, Коммерсантъ, Московские новости) и региональных (4 канал, Эхо Москвы-Екатеринбург, КП-Екатеринбург, региональные приложения к АиФ и МК) до муниципальных (в Березовском выходит "Другая газета", издаваемая, по слухам, на средства давнего друга Ройзмана - бывшего мэра этого города-спутника Вячеслава Брозовского) и нишевых (телеканал "Дождь").

Но стремительное развитие истории, конечно же, можно проследить в он-лайновых СМИ. Впервые Ройзман столкнулся с открытым противостоянием со стороны интернет-агентств. Известный общественный деятель в последнее время перестал скрывать свои отношения с бывшей владелицей сайта, считающего себя "любимым среди элиты УрФО". Первая реакция фонда ГБН на гибель пациентки "реабилитационного центра" появилась, кстати, именно в этом сетевом таблоиде. Сообщалось, что родственники Татьяны не имеют никаких претензий к врачам, поскольку понимают, что спасти ее было нереально при таком "букете" заболеваний. Когда же Сеть заполнилась сообщениями о том, что в "центре" содержалась женщина с опаснейшими инфекционными заболеваниями, не прошедшая никакого обследования (а они в "реабилитационных центрах" и не практикуются), началась контратака фондовцев. Причем велась она исключительно в блогах Ройзмана и Маленкина и на том же "любимом сайте". Вместо "благодарности родителей наркоманки врачам" начались обвинения в адрес медиков: мол, когда Татьяне стало плохо, мы вызывали "скорую помощь", а та не ехала, так мы, дескать, вынуждены были сами везти ее в больницу... В общем, заявления известных наркоборцов менялись, как в случае с Сагрой (к Сагре, кстати, еще вернемся).

Истерика усилилась, когда появилась реакция на историю со стороны управления Генпрокуратуры РФ по УрФО, прошли обыски в "реабилитационных центрах" и последовали публикации с упоминанием предыдущих скандалов вокруг бренда ГБН - историй с изнасилованием и убийством. Ройзман и Маленкин кинулись спасать ситуацию. Понятно, что все вокруг опять были объявлены врагами борцов за "силу в правде". Все информресурсы (кроме, разумеется близкого - во всех смыслах - Ura.ru) были объявлены для начала "подконтрольными областному ГУ МВД" (об этом визжал на той же "уруре" Маленкин). Пресс-секретарь ГУ МВД РФ по УрФО Валерий Горелых сообщил, что полицейский главк является учредителем только ежеквартального ведомственного журнала "Вестник ГУВД", а пресс-служба выпускает телепрограмму "Дежурный участок". Никаких других СМИ, подконтрольных ГУ МВД, Горелых назвать не смог. Наверное, Маленкин забыл известную поговорку про корову и мычание - Ura.ru, купленную в прошлом году тюменскими энергетиками в интересах полпредства и корпорации "Урал промышленный - Урал Полярный" в журналистских кругах нынче прозвали "Вестник губернатора".

Еще Маленкин поразил общественность откровением о том, что его и Ройзмана телефоны прослушиваются. Причем не пишутся, а именно прослушиваются "он-лайн". Это заявление вызвало приступы хохота у специалистов. "Даже во времена Штирлица разговоры писались на огромные бобинные магнитофоны, - иронизирует один из источников в соответствующем подразделении ФСБ. - Этому дураку представляется что ли, что в наш век цифровых технологий с десяток сотрудников сидят и ручкой на бумажке стенографируют их пиз...жи с любовницами?!" Силовиков, кстати, развеселила и другая фраза Маленкина. После попыток обыскать реабилитационные центры ГБН он назвал омоновцев "деревянными солдатами Урфина Джюйса".

Еще дальше пошел в своих комментариях Ройзмман. Все СМИ, которые осветили историю с гибелью пациентки реабилитационного центра фонда "Город без наркотиков" не так, как выгодно ему, он назвал "затрапезными". А в "раздувании" истории обвинил некую "желтушную" газетенку. Смотрим значение слова "затрапезный": обыденный, повседевный, потрепанный. В общем-то, ни одно СМИ не откажется быть обыденным и повседневным (никто ж не признается, что в выходные в большинстве редакций нет даже дежурных репотеров). А уж по поводу потрепанности... Тут вряд ли кто-то уступит пальму первенства "воровайке Пановой"... Ну и про "желтушность" - опять же нельзя не вспомнить поговорку про корову и мычание...

Как будет выпутываться соратник Михаила Прохорова с "уралмашевским генезисом" и криминальным прошлым из истории с гибелью пациентки реабилитационного центра - теперь вполне понятно. Будет истерить и истерить на "подконтрольном" ему, а не ГУ МВД, ресурсе. (В скобках заметим, что Ройзман открыл "второй фронт". На "любимом сайте" была реанимирована история с Сагрой - авторство сего конфликта, бесспорно, принадлежит Ройзману. Некий "криминальный авторитет" Чичуа якобы обращается к окружному прокурору. Адвокаты, работающие с настоящими криминальными авторитетами, в шоке: "Какой-такой чихуа-хуа?! Какой-то чуть ли не опущенный накарябал бред, а вы это читаете?!").

Вероятно, Ройзмана поддержат федеральные СМИ либеральной направленности. Вопрос: а как отреагирует на эту историю новый губернатор Свердловской области? "Подконтрольные полиции" СМИ уже, кстати, отметили, что теперь - в лучших традициях пановского информационного шантажа - стоит ждать атаки на окружного прокурора Юрия Пономарева. На начальника ГУ МВД РФ по Свердловской области "любимый сайт" наезжает вот уже месяца три кряду. И даже горделиво врет: мол, Михаила Бородина новый министр внутренних дел снял бы сразу, только это выглядело бы как "уступка Пановой и Ройзману". В администрации президента прекрасно осведомлены, что скандальный интернет-таблоид нынче подконтролен Куйвашеву. Новый глава региона не столь лоялен к Ройзману, как экс-губернатор Александр Мишарин, сошедшийся с "православным фашистом" (определение А.А.Бакова) на религиозной почве. "Аксана [Панова] молодец! Опять использовала очередного мужика и сейчас его выбросит", - хохочет один из самых авторитетных политологов Среднего Урала.

четверг, 21 июня 2012 г.

Реабилитация или концлагерь? xlebyshko о банде Ройзмана.


Простите, конечно, но я сегодня посмотрел интервью с Наркоборцом ТМ по какому-то интернет-каналу.
Ведущий спрашивает: А вот скажите, если бы полиции удалось разгромить реабилитационный центр (кстати, я что-то не помню, чтоб полицейские пытались его громить - я.) - что бы было?
Ройзман: Как что? У нас же там 150 наркоманов, все судимые! Они б по городу разбежались! Представьте, что бы было!
Это, простите, как понимать?
"Я делаю доброе дело - исцеляю людей от наркомании! Ну, помирают иногда они... Но это не из-за меня, это они сами - от цирроза и крокодила, а еще потому, что "Скорая" не едет. Мы тут ни при чем. А так-то дело доброе. Но громить нас не надо, потому что все эти наркоманы - судимые грабители, и если они разбегутся - всем пиздец, так что лучше пусть хранятся у нас в ребцентре".
Слушайте, это точно реабилитационный центр, а не концентрационный лагерь?

Всё, хватит, больше не буду про Ройзмана писать. Мерзко.
http://xlebyshko.livejournal.com/4554.html


среда, 20 июня 2012 г.

Как сделать карьеру в ОПГ Ройзмана?


Как и положено у бандитов – криминальная «карьера» члена банды часто зависит от степени его отмороженности. Если доказал пахану, что ради пользы для банды не боишься замарать руки, легко готов перейти грань между законом и преступлением и, не испытывая угрызений совести способен жестоко изуродовать человека – ты «правильный пацан».

Точно так обстоят дела в ОПГ Ройзмана, более известном обывателям под названием фонд «Город без наркотиков». Который, якобы, занимается благим и нужным делом – борьбой с наркотиками и наркоманией. На деле же – это банда отморозков, одуревших от вседозволенности и безнаказанности, под руководством хитрого и безжалостного уголовника Евгения Ройзмана. Которого многие тоже считают бизнесменом, политиком, общественным деятелем. Как говорил герой популярного фильма: «Бандит опаснее фашиста, потому что носит чужую личину…»

Есть в ОПГ Ройзмана такой боевик (для конспирации их называют «оперативники» - наивные девушки млеют) – Алексей Федоров. Этот самый Федоров в апреле стал фигурантом уголовного дела - ему инкриминируется совершение преступлений, предусмотренных ст. 118 (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) УК РФ. Ранее это уголовное дело в отношении А. Федорова было возбуждено по ст. 111 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) УК РФ, но, в ходе предварительного расследования, переквалифицировано на ст. 118 УК РФ.

В ходе расследования данного уголовного дела было установлено, что боевик фонда Ройзмана Федоров А.В., при проведении так называемой «операции фонда Город без наркотиков» причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью.
Видя такое дело главарь повысил «торпеду» до «бригадира» и теперь у того свои «бойцы». Методы, правда, остались все те же – сила и наглость, но цели уже куда выше – «подстава» и шантаж. Пацан явно к успеху идет…

«Эскадроны смерти» с имиджем наркоборцов
«Частная армия» Евгения Ройзмана может быть замечена в шантаже

Лиза и Дмитрий даже не подозревали, что «вожди» фонда «Город без наркотиков» могли отвести им роль заложников. Вечером 31 мая боевая группа фонда «попыталась» подбросить Лизе наркотики. Чем не угодила студентка УрГЭУ Евгению Ройзману? В распоряжении «Вечерних Ведомостей» оказались материалы, разоблачающие фондовцев: наркоборцы занялись деятельностью, которую можно счесть шантажом.





31 мая Дмитрий, как обычно, катал свою девушку Лизу на машине. Около 11 вечера молодые люди уже собрались по домам, и, может быть, в этот вечер ничего бы с ними и не произошло, но Дима решил забежать в магазин недалеко от дома.

Возможно, за ребятами следили, потому что на выходе из магазина двое накачанных парней в штатском заломили Дмитрию руки и потащили к машине ДПС. Сотрудники полиции, равнодушно наблюдавшие за действиями «боевиков» из фонда «Город без наркотиков», заявили Дмитрию, что его «машина в угоне». Пока парня обыскивали, фондовцы «обратили свое внимание» на стоявшую неподалеку Лизу.

– Я стоял возле патрульной машины, пытался выяснить, что происходит, как сзади закричали: «У нее наркотики!» Я обернулся: фондовцы накинулись на Лизу, – вспоминает Дмитрий.

Парни не церемонились с хрупкой девушкой, один даже использовал силовые приемы. Слава богу, что к тому времени вокруг собралась толпа, ребята, знакомые с Лизой и Димой. Возможно, если бы вокруг не было столько свидетелей, многие из которых к тому же снимали происходящее, у Лизы в сумочке действительно «нашлись» бы наркотики. Но – обошлось. Бесцеремонно высыпав все содержимое сумочки на землю, фондовцы задумчиво посмотрели на женские мелочи и куда-то смылись.

Надо понимать, к тому времени гибэдэдэшники уже осознали, в какую «блуду» их втравили ройзмановцы. Впоследствии инспекторам Стенникову, Чусовитину и Горбунову руководство задало ряд «неудобных» вопросов: на каком основании они самовольно оставили место дислокации? Почему не вмешивались, когда на их глазах применяли силу к Дмитрию и Лизе?

Как бы то ни было, Диму, Лизу и ее маму, Елену, доставили в ОП № 8, откуда вскоре благополучно и отпустили домой. На следующий день ребята написали заявление в полицию. Расследование взял под контроль свердловский ОБОП.

Вскоре выяснилось, что провокацию действительно устроили «бойцы» Александра Федорова по кличке Химик, возглавляющего одну из «боевых» групп, имеющих отношение к фонду «Город без наркотиков». Отдавал ли он реальные приказы – мы не знаем, но все же есть мнение, что к этому он причастен.

Можно было бы предположить, что Химик устроил все это по собственной инициативе, тем более что к Дмитрию он давно питал неприязнь. Лет пять назад Александр работал охранником в школе и «развлекался», оттачивая технику ударов на несовершеннолетних. Несколько раз доставалось и Диме.

Однако вскоре следователи наткнулись на ряд интересных фактов, доказывающих: Химик мог действовать по приказу фондовских «вождей».

По информации источников «Вечерних Ведомостей», предыстория этого инцидента такова. Однажды «вождям» фонда могло показаться, что СМИ уделяют им слишком мало внимания (действительно, после всех скандалов в чистоту намерений «наркоборцов» верится все меньше). Однако бойкот со стороны СМИ очень сильно осложняет деятельность этой организации (в том числе и по дискредитации руководства свердловского ГУ МВД).

У руководства фонда мог созреть «гениальный» план: не хотят – заставим. И «боевики» абсолютно случайно стали «заниматься» людьми из СМИ: искать компрометирующую информацию на сотрудников СМИ (а в идеале, телеканалов) с тем, чтобы их можно было завербовать и получить доступ к газетным площадям или же обеспечить свое присутствие в эфире.

И вот тут с инициативой мог выступить Химик: мол, знаю я одного парня, который дружит с девушкой, а ее родители вроде бы имеют отношение к одному из авторитетных СМИ… Но в реальности оказалось, что Александр, мягко говоря, мог ошибаться насчет родителей, да и действия фондовцев были слишком уж малопрофессиональны. Так что не исключено, что Химик мог просто сводить личные счеты с Дмитрием, используя настроение руководства фонда.

К слову, этот персонаж и ранее не брезговал сомнительными делишками. Так, по информации наших источников, в свое время он озвучивал идею открыть на базе одного из женских реабилитационных центров фонда… бордель. Реализовать данную задумку до конца ему не дали уже сами руководители «Города без наркотиков»: это уже совсем за гранью нормального. Да и, если бы эта информация просочилась бы в СМИ, имиджу «наркоборца» Ройзмана пришел бы конец. Но это все «оперативные» источники, которые могут и лукавить.

Впрочем, отдать приказ «поработать с барыгой», при этом «случайно» очень жестко, по-силовому, отработать с его девушкой… Эта информация главу «Города без наркотиков» тоже, мягко говоря, «не красит». Когда расследование этого дела завершится и разработки следствия будут оглашены в зале суда, Евгению Ройзману будет нелегко объяснить деятельность человека, имевшего отношение к фонду. Вполне возможно, эти шокирующие факты навсегда «похоронят» реноме «идеалиста-общественника», который до сих пор имеет наглость утверждать, что его сила – в правде.

Подводя итог, следует отметить, что ситуация, когда близким родственникам сотрудников телекомпаний пытаются вменить участие в наркоторговле, очень тревожная. Поэтому, если вы работаете в СМИ и мало пишете о фонде «Город без наркотиков», не удивляйтесь, если однажды у вас в карманах или в сумке обнаружат что-нибудь запрещенное законом, а рядом будут находиться «боевики» фонда. И можно даже не сомневаться, что подконтрольные Ройзману информагентства тут же выставят вас отпетым наркобарыгой.




Как банда Ройзмана заточала в частные тюрьмы не-наркоманов "по добровольно написанному заявлению"

Покажем данные из решения суда, вступившего в законную силу. Обвиняемые по этому делу бандиты ОПГ Ройзмана получили реальные сроки. Главарь ОПГ "Город без наркотиков" Евгений Ройзман пытался использовать имевшийся у него тогда статус депутата Госдумы, для того чтобы помочь членам своей банды уйти от наказания. Но спасти подчиненных от наказания за совершенные ими тяжкие по составу и отвратительные по подробностям преступления Ройзман не смог.

Примечательно, что в совершении описанных преступлений бандиты Ройзмана, уже не в первый раз, шли на преступления, совместно с подельниками, которые были действующими сотрудниками милиции
Не по этой ли причине, кстати, Евгений Ройзман так мечтает о возвращении "хороших местных ментов", вместо "плохих московских ментов", которые взялись за его ОПГ, как это и положено делать по закону?

Из частного определения, принятого судьей Кировского районного суда Екатеринбурга Казанцевым С.А.:

 "5 февраля 2003 года Мурзиков, являясь так называемым понятым в оперативном мероприятии - контрольной закупке наркотических средств, вместе с работниками ОБНОН Кировского РУВД Луканиным и Белоусовым и сотрудниками фонда "Город без наркотиков" Логиновым, Петровым, Сарапийчуком и Боровиковым на их машинах прибыли к дому по улице Уральская, 59, где проживала Ковалева. 
 
Мурзиков завел Ковалеву на девятый этаж, где с применением насилия, ударив потерпевшую в лицо, заставил заняться с ним оральным сексом". 

Затем Мурзиков посадил Ковалеву в свою "восьмерку" и вместе с Перцевым отвез в безлюдное место на улице Пролетарской. Там сотрудники ГБН сообщили пленнице, что, если она не будет "хорошей девочкой", то они подкинут к ней в карман героин и сдадут милиции как наркоторговку

После этого борцам с наркотиками уже ничто не мешало удовлетворять свою животную похоть всеми возможными способами. 

С пустыря Ковалеву перевезли в Кировский РОВД, где она провела ночь в камере. 

На следующее утро ее в сопровождении активистов ГБН по кличкам "Боец" и "Борман" направили в офис фонда.
 Источник


Еще одна цитата из судебного решения: "Борман" предложил психологу задержать Ковалеву в фонде на сутки. 

Психолог заставила ее написать заявление на имя Е.Ройзмана с просьбой пройти в фонде принудительное лечение от наркомании, хотя наркотические средства она не употребляла вообще. 

Для устрашения Ковалеву завели в какую-то комнату, где находилась избитая и по пояс голая девушка, привязанная к стульям. 

Когда заявление было написано, потерпевшую приковали наручниками к батарее, в дальнейшем не давали воды и пищи, не водили в туалет".
 Источник 

В тот раз, сам главарь ОПГ и вор на доверии Евгений Ройзман сумел избежать уголовной ответственности, прикрывшись мандатом депутата Государственной Думы.


четверг, 14 июня 2012 г.

Владимир Овчинский об угрозе ройзманов государству.


Генерал-майор милиции (в отставке) Владимир Семенович Овчинский – человек безупречной репутации и огромного опыта в криминологии. Советник Председателя Конституционного Суда РФ; член Совета по внешней и оборонной политике, начальник Национального центрального бюро Интерпола в России; советник по вопросам борьбы с терроризмом Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) – лишь немногие вехи трудовой биографии Овчинского. Ныне Владимир Семенович советник главы МВД Владимира Колокольцева.

В начале нынешнего года Владимир Овчинский провел семинар, в ходе которого немало говорил и о Евгении Ройзмане, и о той угрозе, которую ройзманы представляют для страны.

Вот выдержки из стенограммы:

Ройзман фигура весьма любопытная, я много лет его знаю. Он появился сначала в организованных преступных группах, а именно: входил в ближайшее окружение Хабарова, лидера ОПС «Уралмаш», свердловского преступного сообщества, одного из самых мощных в 90-е годы. Потом Хабаров боролся с кавказскими преступными авторитетами, ворами в законе, тактически проиграл, был направлен в СИЗО, там странным образом быстро повесился, хотя был не склонен к суициду. Структура ОПС «Уралмаш» сохранилась, а Ройзман занял нишу, которую придумал Хабаров – «Город без наркотиков». Это была идея Хабарова для борьбы с кавказскими и цыганскими преступными кланами на Урале, через которые распространялись опиаты. У Ройзмана очень мощные позиции в криминальной среде, на так называемой «улице». Это понятие шире, чем криминальная среда, оно отражает способность влиять на большие неформальные группы, особенно молодежные.

***********

…когда мы анализируем структуру нашего общества и прогнозируем развитие событий в нем, то мы от этого никуда не можем деться. Вот тот же Ройзман предложил Прохорову создать организацию «Город без наркотиков» в масштабе всей страны, а не только в Свердловской области. Они сначала хотели создать ячейки во всех субъектах Российской федерации, потом в каждой области, и так далее, вплоть до крупных населенных пунктов и поселков. Точки опорные. Якобы для борьбы с распространением наркотиков, но на самом деле, у них же вся эта организация состояла из тех же криминальных элементов, судимых за уголовные преступления. И сам Ройзман в свое время был судим за кражу. Вот мы и видим, что любая трансформация власти в любом случае, будет опираться на криминальные маргинальные элементы, поэтому, закрывать глаза на это при изучении того, что происходит в нашей стране, нельзя.

***********

…сейчас в местах лишения свободы свыше 50 тысяч лидеров криминальной среды и активных членов организованных преступных группировок. Пять дивизий особо опасных преступников, входивших в банды действующие на территории России! Среди них много героев 90-х годов. Я недавно поинтересовался, где банда Барыбина-Шкоборы, у которой только официально по уголовному делу прошло 53 трупа, ‑ об этой банде мало кто знает. Они убивали по всей стране. Новокузнецк, Курган, Москва, Питер, и за границей они тоже убивали. Их арестовали в 1995 году и судили по старому уголовному кодексу. Барыбин-Шкобора получил 15 лет лишения свободы, все остальные члены банды получили по 10-15 лет. Сегодня они все уже на свободе. И Барыбин-Шкобора, и все такие же бандиты и их банды ходят сегодня среди нас. Это и есть тот потенциал, который способен подняться на любые социальные волнения. То есть это такой потенциал, которого ни в одной стране больше нет. Мы должны это понимать. И возвращаясь к началу, почему в последний момент наши лидеры опомнились и, забеспокоившись о своем существовании, перекрыли Прохорову кислород? Потому, что понимали - вот этот вот криминальный потенциал и возьмут под себя Прохоров и Ройзман. Но Прохоров, допустим, ничего не способен взять, а Ройзман возьмет.

**********

Полностью стенограмму «ПРОХОРОВ, РОИЗМАЙН И «АРАБСКАЯ ВЕСНА»» можно прочитать здесь.

среда, 13 июня 2012 г.

Ностальгия или «Крестовый поход» Ройзмана против «московских ментов»

Когда неутомимый борец за ПравдуЪ Евгений Ройзман объявил войну «московским ментам», обвинив их во всех мыслимых грехах, родилось подозрение, что тут что-то не так.
Многие эти свои подозрения даже аккуратно озвучивали, высказывали сомнения в искренности Ройзмана и обосновывали их версией, что Ройзман давно нашел общий язык с местными правоохранителями, а «пришлые» не захотели принимать участие в сомнительных делах фонда «Город без наркотиков» и его руководителя, Ройзмана.

Версия эта очень правдоподобна. Ведь дело дошло даже до того, что главный полицейский начальник Свердловской области (и, по совместительству, главный враг Ройзмана) генерал-лейтенант Михаил Бородин прямо заявил в интервью СМИ, что его ведомство больше не сотрудничает с фондом «Город без наркотиков». Хотят помогать органам информацией, наравне с остальными гражданами, пожалуйста, но участие в оперативной деятельности - это уже противозаконно.

Для Ройзмана это стало серьезной угрозой. Ведь сам фонд не имеет никакого законного права проводить оперативно-розыскные мероприятия, вламываться в наркопритоны и задерживать подозреваемых в употреблении и распространении наркотических средств.
Впрочем, не имея юридических оснований, бойцы Ройзмана, все же, оперативные мероприятия проводят, в дома, которые они сами считают притонами, вламываются, подозреваемых задерживают и показания из них вышибают. О чем, не на секунду не сомневаясь в своей безнаказанности, вещает и сам Ройзман и журналисты, которых он берет на «операции».

И все же, будучи человеком неглупым, Ройзман отдает себе отчет, что действия его боевиков незаконны и могут быть пресечены в любой момент.
И тогда – прощай популярность, прощай образ мачо и борца за правое дело? Прощай все, что Ройзман выстраивал долгие годы, чтобы рваться вверх и вперед – к славе, известности, деньгам и власти?
Ведь львиную долю всего, что так ценит Ройзман, он смог получить именно потому, что милиция (а потом уже и полиция) проводила операции при некотором участии фонда «Город без наркотиков», а Ройзман присваивал себе все заслуги. Как сейчас говорят – пиарился.

И вот приходит новое милицейское начальство, которое больше не хочет иметь никаких дел с Ройзманом и его бригадой. Более того, отказавшись от сотрудничества с ГБН, правоохранительные органы в разы увеличили количество изъятых наркотиков, что наводит уже на совсем плохие мысли – а чьи же это наркотики, которые не попадали в поле зрения полиции, когда та сотрудничала с Ройзманом и которые начали массово изымать, как только сотрудничество прекратилось? Но это пока лишь подозрения, конечно.

Так что Ройзмана и его ненависть к «варягам» понять можно. Ройзману просто край необходимо любыми путями убрать несговорчивых «московских ментов», которые портят ему весь налаженный и отстроенный бизнес. Ройзману нужно вернуть привычную среду обитания и наработанные схемы работы с местными, с которыми его бойцы не просто отлично находят общий язык, но даже и совместно «греют руки». И это уже не подозрения.

Вот выдержка из обширной истории совместной деятельности банды Ройзмана «Город без наркотиков» и «честных уральских ментов», живших с этой бандой душа в душу – оперативных сотрудников УБНОН КМ ГУВД Свердловской области Ерохина, Воробьева, Прохорова и Кулаковой, неоднократно преступавших закон при проведении оперативно-розыскных мероприятий, совместно с фондом Ройзмана.

20.06. 2002 г. при проведении проверочной закупки наркотических средств, в ходе осмотра квартиры в доме №5/2 по ул. Щербакова в Екатеринбурге, в рамках уголовного дела №240406, указанными лицами были похищены икона и портмоне с денежными средствами в рублях и долларах США на незначительную сумму, принадлежащие Зубареву Д.


17.10.2002 г. при проведении проверочной закупки наркотических средств, в ходе осмотра частного дома по пер. Косьвинский в Екатеринбурге, этими же лицами были похищены дубленка и денежные средства на сумму 14 000 рублей, принадлежащие Николаеву А.В. По заявлению Николаева, прокуратурой Чкаловского района Екатеринбурга возбуждено уголовное дело №374606


31.10.2002 г. при проведении проверочной закупки наркотических средств, в ходе осмотра частного дома по ул. Дунайская в Екатеринбурге в рамках материала, зарегистрированного в Чкаловском РУВД за №22919, данными лицами были похищены пейджер и денежные средства на сумму 8400 рублей. По заявлению жильцов дома, прокуратурой Чкаловского района возбуждено уголовное дело №371406.


06.11.2002 г. при проведении проверочной закупки наркотических средств, в ходе осмотра частного дома по ул. Долматовского в Екатеринбурге в рамках материала, зарегистрированного в Чкаловском РУВД за №23330, были похищены сотовый телефон, золотые часы, колеса для автомашины ВАЗ и денежные средства на сумму 30 000 рублей, принадлежащие Вишнякову В.Н. По заявлению жильцов дома, в УВД Чкаловского района был зарегистрирован материал за №7149, который в дальнейшем прокуратурой Чкаловского района был присоединен к уголовным делам, возбужденным по действиям банды, включавшей в себя сотрудников Фонда «Город без наркотиков» и сотрудников милиции».


21.11.2002 г. в ходе обыска частного дома по пер. Обходному, были похищены денежные средства в сумме 240 000 рублей, принадлежащие Череповских В.В. В УВД Чкаловского района был зарегистрирован материал за №7138, который в дальнейшем прокуратурой Чкаловского района был присоединен к уголовным делам, возбужденным по действиям банды, включавшей в себя сотрудников Фонда «Город без наркотиков» и сотрудников милиции».

Во всех указанных случаях, похищенные во время проведения осмотров и обысков предметы и деньги в составленных протоколах отсутствовали и не были указаны.

Такая вот «смычка города и деревни». В смысле, сращивание бандитов с продажными ментами, чьи деяния стали предметом пристального интереса Управления собственной безопасности ГУВД и вылились в конкретные уголовные дела.
За такие братские (точнее – братковские) отношения Ройзман будет бороться не щадя живота своего и не считаясь со средствами. Иначе – ему никак.


четверг, 7 июня 2012 г.

Михаил Войтенко. "Евгений Ройзман, человек и лохотрон. Мина ждет своего часа".

Ройзман как известно, начал свою трудовую биографию с того, что в юном возрасте «обносил» влюбленных в него девиц, у которых он жил. Сбежал из дома, жил у девиц за их счет, и их же в благодарность обворовывал. Битому жизнью человеку, более или менее знакомому с криминальным миром, не надо объяснять, что это значит. Это уже не списать на грехи юности и трудное детство, это гниль изнутри.


Манеры нынешнего Ройзмана, его поведение, самореклама, его книги и посты в блогах, удивительно напоминают ухватки уличного кидалы, теперь уже пытающегося «обнести» всю страну. Густопсовый жаргон, делающий многие посты нечитаемыми не только из-за понятного неприятия «фени» нормальным человеком, но и просто потому, что для перевода на нормальный язык требуется словарь блатной лексики. Блоги на Эхе многими читаются и воспринимаются как поставщики серьезной информации и анализа, поэтому творчество Ройзмана, в контрасте с нормальными авторами, оставляет впечатление случайного прикосновения к нехорошей, липкой и вонючей субстанции.


Наглость и нахрапистость при отсутствии или сомнительности фактов – кто тут типа, против хороших дел, слушай сюда, фраеры, Ройзман говорит. Рубленые коротенькие фразы призваны демонстрировать характер сурового и крутого мэна, занятого реальными опасными делами. Время от времени Ройзман впадает в лирически-задушевное настроение и делится с нами цветами его селезенки – плодами его творчества и душевных переживаний, точь в точь как гроза двора, спьяну, заставляет окружающих умиляться его нежной душе и непонятым порывам.


Его посты разбиваются на три темы – борьба с ужасной наркомафией и наркоманами; хорошие дела; творчество, лирика и богатый внутренний мир героя. Недавно добавилась четвертая – откровенный заказ, защита устраивающих Ройзмана полицейских начальников от не устраивающих Ройзмана полицейских начальников.



Борьба и перековка
Борьба с наркоманией по Ройзману настолько однообразна, что ее потихоньку становится все меньше – уже нечем поразить. Спасли наркомана. Поймали очередного торговца наркотиками. Вырвали из лап криминального мира заблудшую молодую душу и приобщили ее к служению общества в рядах ГБН. Снизили смертность в Екатеринбурге. Потребовали закрыть химзаводы в Китае.



Про методы и эффективность его лечения я уже писал, но лучше всего просто покопаться в Интернете, почитать серьезные материалы, поискать статистику, найти рассказы и фото тех, кто прошел через ройзмановские концлагеря и пыточные камеры, и как это помогло им встать на путь исправления и честного труда на благо общества. То же и про отлов наркодилеров, это просто анекдот, над которым смеются в Интернете все те, кто не обкурился ройзмановской аурой, и сохранил способность здраво мыслить. 


Очень интересно спасение Ройзманом заблудившихся в криминале душ, потрясающие результаты их перековки и дальнейшей успешной работы в рядах Фонда ГБН. Что-то мне это смутно напоминает. Где-то что-то я подобное встречал. Ба, да в Архипелаге ГУЛАГ же, у Шаламова, у других известных гулаговских авторов, а также в истории фашистских концлагерей. Там тоже сияли праведностью и благостью перекованные социально близкие воры и бандиты, вырванные из пут криминала усталыми и мудрыми чекистами и гестаповцами. 
В немецких концлагерях они назывались капо, в советских бригадирами и суками. Заключенные в своих рассказах и мемуарах не устают вспоминать их добрым словом, многих они наставили на путь истинный, хорошо поставленным ударом и добрым матерным словом.

Тимур и его бригада
Ройзман добился главного – его совершенно бессовестная самореклама стала восприниматься как нечто, само собой разумеющееся, как полезная и нужная информация. При этом однако, его рассказы об очередных хороших делах не страдают подробностью и законченностью информации. Его коротенькие посты о хороших делах напоминают фотографии без узнаваемого фона и без пояснений – что это, где, как и почему. Ройзман помог перейти дорогу бабушке, а заодно дал ей рубль. Бабушка не умрет голодной. Ройзман увидел нехорошее, и вмешался. Похорошело. Ройзман понял, что так больше нельзя. И больше стало нельзя.
 


У нашего героя плоховато с чувством меры, как собственно, и полагается нормальному кидале. Поэтому сусальная роспись его подвигов стала вызывать все большую критику – хотя бы потому, что некоторые описанные им случаи вызывают сильные сомнения просто фактологически, просто потому, что так вообще-то, не бывает. Но главным образом потому, что человек, не устающий рассказывать про свои добрые дела (а Ройзман постит, как стахановец, иногда по два поста на Эхе в сутки), начинает рано или поздно, вызывать и сомнения, и неприязнь. Зайдите на его блог на Эхе Москвы и убедитесь в этом сами. http://www.echo.msk.ru/blog/roizmangbn/

Битва с неправильными ментами за правильных ментов
Борьба Ройзмана с понаехавшими в Екатеринбург москвичами – полицейскими посредством блога на Эхе сильно похожа на заказную, и как полагается у Ройзмана, его майн кампф односторонний. Ройзман просверлил для читателей дырочку, через которую они могут увидеть благородных местных полицейских и их приятелей местных братков, и негодяев – москвичей, ломающих устоявшуюся систему отношений, крышеваний и так далее. 


Никаких других деталей не рассмотреть, позиция ГУВД в целом непонятна, откуда сыр-бор, тоже непонятно. Поэтому заинтересовавшимся приходится искать другие источники информации, что не представляет особо труда. 

Другие источники информации рисуют несколько иную картину, заодно клевеща на Ройзмана, потому что если верить им, Ройзман борется с москвичами по заказу, и вовсе не пепел Клааса стучит в его сердце. Желающие могут ознакомиться с иной точкой зрения на эту историю по адресу: http://roizman-spravka.livejournal.com/5838.html

Ценитель искусств и фото сессий
О Ройзмане – покровителе искусств, ремесел и памятников старины лично я много сказать не могу, ибо увы, в искусствах я не силен. Мне, сиволапому, ни за что не угадать, сколько стоит какая-нибудь картина или икона. В моделях кораблей я еще кое-что понимаю, и люблю время от времени их делать. Во всем остальном полный ноль – мне что Мадонна с ребенком, что Мадонна на сцене, что икона в окладе, что икона в сейфе, все едино. Поэтому оценить глубину его художественной натуры и знания им прекрасного я не могу, хотя и встречаю там и сям в сети некоторые сомнения как в его знаниях, так и в бескорыстности.



Впрочем, то, что бросается в глаза в его художествах и поисках высокого, не требует образования искусствоведа. В демонстрации своей творческой натуры Ройзман странным образом, демонстрирует попутно и определенное сходство с Путиным. Ройзман очень любит свои фото сессии. Его посты, посвященные высокому и духовному, как правило, сопровождаются большим количеством фотографий с мест событий, на которых Ройзман неизменно выступает на первом плане в различных позах. Мы любуемся им в анфас и в профиль, с напряженными бицепсами и несколько расслабленными, с взором то печальным, то просветленным и одухотворенным, то устремленным на ближайший горизонт, то на благоговейно внимающую публику. Мы знаем как свои его любимые цвета одежды, его майки и кроссовки.
Ройзмана можно понять в любви к своим изображениям, что там говорить. 


Но мне кажется, есть еще и определенный расчет, основанный на богатом опыте, начало которому положила его бурная юность. Многие представительницы прекрасного пола просто не могут устоять, природа решительно побеждает разум, напрочь отшибая мозги, и Ройзман получает очередное пополнение рядов своих сторонников. И не просто пополнение, а я бы сказал, фанатичное пополнение.

Последняя надежда русского генофонда
Комменты к постам Ройзмана, и иные его восхваления, заслуживают отдельного упоминания. Самые стандартные, встречающиеся в каждом посте на любую тему:
Вы молодец, Евгений!
Какой вы молодец, Евгений!
Спасибо (огромное) вам, Евгений!
Спасибо (огромное) вам, Евгений, за то, что вы есть!
Вот бы Евгения на должность главы МВД!
Каждой бы губернии по такому Ройзману!
Я без ума от Евгения!
Нестандартные:
Пятнадцать таких как Евгений, и Россию можно спасти!
Евгений, вас надо клонировать, и тогда у России появится шанс!
Комментаторов критиков Ройзмана тут же зачисляют в тролли, в сурковскую пропаганду или в лучшем случае, в пособников наркомафии. Если критические комменты слишком серьезны, чтобы приписать их троллям, их просто игнорируют.
Но абсолютными рекордами вылизывания Ройзмана лично я считаю два – предисловие писателя Михаила Веллера к новой книге Ройзмана, и рецензия «Крепкие сюжеты жизни» на эту же книгу колумниста из Газета.ру, тоже писателя, Игоря Свинаренко. Михаил Веллер известен почти всем. Он известен как философ, как матрос второго класса экстерном, как универсальный всепогодный наполнитель теле и радио эфира, и наконец, как писатель. В предисловии мэтр приравнял Ройзмана к Шаламову – а это уже серьезно. Заодно он выяснил, что Ройзман строчит в русле неореализма – лично я опять же, как и в случае с живописью, понятия не имею, что такое неореализм и как в его русло угодить, но что такое проза Шаламова, я все-таки знаю. Приравнять записки коменданта концлагеря Ройзмана к колымским рассказам Шаламова, это то же самое, что приравнять сборник совписателей о Беломор-Балтийском канале к Архипелаг ГУЛАГ. Это вообще-то, кощунство. Такое приравнивание одним только философским даром Веллера уже не объяснить, тут нужна справка от врача с конкретной причиной недуга - мочевой пузырь тому виной, хронический ушиб мозга или шалости с виагрой.



Свинаренко не успел первым сравнить Ройзмана с Шаламовым, а потому стремится добрать в другом. И не может остановиться:
Не могу остановиться, вот еще цитатка. Ройзман подвез как-то старика инвалида, без ноги, отказываясь брать с того деньги (вы часто так делаете?). Это оказался фронтовик, ветеран Второй мировой. «Все-таки, наверное, страшно?» — спрашивает он меня (фронтовик спрашивает Ройзмана, понимаете? — И. С.). Я ему говорю: «Вот вы всю войну прошли, под пули лезли, в атаку ходили — не страшно?» Говорит: «Да как-то не задумывался...» — «Смотрите, — говорю, — выжили, победили — гордо?!» Он улыбнулся. «Вот, — говорю, — и мне за вас тоже гордо!» — «Будьте осторожней», — отвечает. (…) Приехал на тренировку. Хожу, думаю о своем и улыбаюсь. Парни говорят: «Ты чего такой довольный?» — «Да так, — говорю, — человека хорошего встретил. Радуюсь».
Тут не знаешь, кому больше умиляться – Свинаренко или Ройзману. Действительно, много ли у нас людей, способных подвезти бесплатно ветерана Второй Мировой – калеку? Часто ли мы так делаем, осуждает нас Свинаренко. Свинаренко, часто! И даже не пишем о том книг и статей в Газета.ру. Но ладно, пусть Свинаренко считает, что на такой подвиг способен только Ройзман или его клон. Обратимся к как их назвал Свинаренко, «цитаткам». Ройзман где-то куда-то едет, видит одноногого ветерана и его подвозит. Ветеран конечно же, немедленно Ройзмана узнает, и конечно же, немедленно спрашивает, не страшно ли Ройзману творить его святые дела. Ройзман ожидаемо спрашивает, страшно ли было ветерану всю войну ходить в атаку под пули, а ветеран ожидаемо отвечает, что как-то не думал, ходил себе да ходил. Ну, и Ройзман не думает, делает себе да делает. Потом наш герой едет на тренировку и там беспричинно улыбается, отвечая недоумевающим, что просто так, просто встретил хорошего человека. Если вы почитаете лирику Ройзмана насчет других встреч, то вы не раз встретите описание того, как он потом улыбается и отвечает непонятливым, что встретил хорошего человека. Это наверное, и есть неореализм, не знаю. Вместо подвезенного ветерана можно вставить старушку, малоимущую многодетную мать одиночку, заблудшего подростка – все одно получится неореализм. От таких крепких сюжетов в жизни просто щиплет в глазах. Читать полностью: http://www.gazeta.ru/column/svinarenko/4571457.shtml
А кто-то еще издевается над Михалковым, Говорухиным или Боярским за их вылизывание Путина! Учиться им надо у веллеров и свинаренок! Если Ройзмана так вылизывают сейчас, то что будет, прорвись он не дай бог, к своей мечте, к огромному начальственному креслу? Не удивлюсь, если потребуют увековечить его памятником на Манежке, напротив Жукова. Жуков на коне с прогнувшимся хребтом от тяжести маршальских наград и задницы, а напротив – Ройзман на джипе трофи, увешанный шприцами и иконами. Манежка наконец, приобретет законченность и гармонию духа и воли.

Такой матерый человечище, и без охраны!
Критики Ройзмана задаются естественным вопросом – почему он, гроза наркомафии и коррупционеров из ФСКН, до сих пор не убит или не посажен? Он не устает сдавать полиции наркодилеров с 3, а то и 5 граммами героина, он бесстрашно бичует коррупцию в ФСКН всю целиком, без имен, но он почему-то по-прежнему жив, здоров и романтично небрит. И сами же отвечают, почему – вопрос то ведь нехитрый, загадки никакой нет. Ройзман прекрасно устраивает и наркомафию, и ФСКН, этот симбиоз, который не может жить друг без друга. Если легализовать наркотики, то придется распустить ФСКН, а наркомафия вымрет сама собой за отсутствием клиентуры и прибылей. 


 
ФСКН ничего не имеет против активного штурмовика Ройзмана со товарищи, помогающего ей контролировать наркорынок и бороться с теми, кто предлагает иные меры борьбы с наркоманией. Наркомафия также обеими руками за Ройзмана, как канала контактов с ФСКН и опять же, как страстного борца с нею, с наркомафией, помогающего нейтрализовать главную угрозу наркомафии, легализацию наркотиков. 

Серьезным людям, без предварительной договоренности, он дорогу не переступает, будь это люди в наркомафии или в ФСКН. Если надо убрать крупного дельца, то те, кому он мешает, обещают Ройзману неприкосновенность, ему остается лишь точно оценить обстановку и согласовать действия с ФСКН. Если в свою очередь, в полиции разгорается борьба за места, Ройзману остается прикинуть расклад сил, и принять сторону сильнейшего в грядущей драчке. Рано или поздно, но на этой скользкой дорожке можно споткнуться, поэтому Ройзман и рвется в политику – в Думу (простите за грязное слово) или в соратники к политикам, имеющим шанс прорваться к власти. В последнее время Ройзман в своих постах стал все чаще упоминать о борьбе с ним лично не кого-то там мелкого, не генерала или сержанта, или уличного барыги, а всего Кремля и в частности, Суркова. 

Это неспроста. Это не просто самореклама и набивание себе цены, это его ответ на растущую критику, на разоблачения и его самого, и его методов. Но это еще и наглое передергивание сути.


Книги и посты Ройзмана о деятельности ГБН, это хроника череды нарушений закона и прямых преступлений. 

Фанаты Ройзмана возмущаются преступной бездеятельностью властей, из-за которой Ройзман вынужден отвлекаться от икон, живописи и бесплатной перевозки ветеранов на борьбу с гидрой наркомафии. 

Я согласен с фанатами, я тоже негодую, я тоже считаю, что власти преступно бездействуют, позволяя Ройзману и его банде творить то, что они творят. Где еще, в какой другой стране в мире человек имеет собственную тюрьму, не только этого не скрывая, но и строя себе на этом саморекламу? 

В Колумбии боссы наркокартелей вроде бы тоже имеют свои личные тюрьмы, но они почему-то об этом не распространяются. А у нас – пожалуйста. Где еще частная организация имеет свою какую-то «оперативную службу», позволяющую себе то, чего не может позволить и полиция, причем открыто, не таясь? 
ГБН, это один из апофеозов окончательного разложения и власти, и страны. Есть много других, куда более серьезных, но и ГБН не подарок.

Мина ждет своего часа
Ройзман в политике нашел себе тот спасательный круг или буксир, который возможно, вытянет его туда, куда так страстно хотят его усадить фанаты, на пост главы МВД или на худой конец, ФСКН. Это самая высокая вешалка российского политического гардероба, брат хитромудрой сестры Ирины Михаил, пока еще, как политик, не запомнившийся абсолютно ничем, кроме роста. Он вцепился в Ройзмана, как наркоман в шприц, и даже ради Ройзмана ушел с поста главы партии Правое дело. 


Сейчас он как известно, затеял новое дело, еще более правое, чем прежнее, и опять рядом с ним Ройзман. Интересно, что Прохоров ухитрился отметиться самым, пожалуй, грязным банкетом среди когда-либо устраивавшихся банкетов прочими олигархами и политиками России, загадив крейсер Аврора и громкой попойкой, и приглашенными личностями, в том числе ведущими и певцами. В мире осталось два свидетеля Цусимы, два корабля, пережившие страшный бой – броненосец Микаса и крейсер Аврора. Броненосцу Микаса повезло больше. Он стал музеем в Японии, и никому даже в голову не может прийти устроить там пьянку, осквернителя ждет тесное знакомство с суровым самурайским духом. 

А в Англии разорвут тех, кто попытается нажраться на борту памятника истории, флагманского корабля Нельсона в Трафальгаре, линейного корабля Виктория. И только в России оскотинившийся нувориш может не только осквернить память страны, но и потом выдвигать себя в президенты этой же страны. По Сеньке и шапка, по Прохорову и Ройзман. Они друг друга стоят. 


Серьезные политики – властные или оппозиционные – Ройзмана явно сторонятся. Недаром партия Правое дело, бывшая как утверждается, проектом Кремля, так резко выступила против Ройзмана. В Кремле тоже есть брезгливые люди. И сейчас я думаю, Ройзмана не трогают недаром, и вряд ли стоит ему опасаться козней Суркова – потому что Ройзман на свободе, Ройзман, автоматом внесенный в ряды оппозиции, Ройзман, горячо поддерживаемый некоторыми деятелями этой самой оппозиции, Кремль очень даже устраивает. Ройзман пачкает все и всех, кто рядом, и потому глядишь, оттолкнет от оппозиции некоторое число потенциальных ее участников и сторонников. Ройзман с могучим динозавровым хвостом его деяний, это мина, ждущая своего часа. Мина, которая может взорваться (по команде или без) и обдать крепким дерьмом всех, кто имел глупость или неосторожность оказаться рядом с ней. Так зачем, спрашивается, его трогать? Пусть пока гуляет и улучшает генофонд России.

Все эти барыги на крови, ройзманы, ФСКН, DEA, ООН, ВОЗ или IMO, могут существовать только потому, что мы позволяем им существовать и заниматься грязным бизнесом, называемым борьбой с проблемами. 


И только мы можем с ними покончить – если мы будем не толпой, а собранием личностей, людей, которые никому и ничему не верят на слово без проверки, не творят себе кумиров и не полагают, что жестокость и запреты являются универсальным средством решения любой проблемы.

источник