среда, 19 июня 2013 г.

Наркоборцун Ройзман и реальные борцы с наркотиками – почувствуйте разницу



Один из самых непонятных моментов в «крестовом походе» Евгения Ройзмана против наркоторговцев – это удивительная «неприкосновенность» Дяди Жени. 14 лет Ройзман успешно (с его слов) громит наркобизнес в своем регионе и его окрестностях, бравурно отчитывается о сотнях килограммов «дури», которые захватывают во время рейдов его бандиты оперативники, о десятках выловленных и посаженных за решетку барыг, а до сих пор его не то что не устранили, а даже и попыток покушений не было. Более того, даже не пытались хоть как-то повредить его организм.

Во всем мире наркомафия печально славится своей жестокостью и с легкостью убирает конкурентов или тех, кто мешает вести «бизнес». Такое впечатление, что Екатеринбург и Свердловская область – это какой-то заповедник барыг-гуманистов, которых крышуют не отморозки, а прям-таки кроткие иноки, свято чтущие Заповеди.

Эта несуразица уже давно вызывает вопросы у хоть сколько-нибудь критично мыслящих граждан и они неоднократно эти вопросы задавали самому Ройзману. Ройзман, так же давно, придумал универсальный ответ на этот неудобный вопрос: наркоторговцы – трусы! Боятся, дескать, барыги, грозного Дядю Женю. Хомячков Ройзмана такой ответ вполне устроил. Их вообще вполне устраивает любая ахинея, которую несет их божок.

А вот у людей, которые привыкли думать своей, а не ройзмановской головой, появились новые вопросы. Например, почему трусливые наркобарыги не наймут каких-нибудь отморозков? Или даже киллера? Ведь если судить по отчетам Ройзмана, ущерб, который наносит его «общественная организация» (многие, впрочем, считают ее «организованным преступным сообществом») наркоторговцам – просто огромен! Так отчего же не потратить некоторую сумму, чтобы прекратить эти колоссальные убытки?

Преступники, они ведь потому и преступники, что такие методы борьбы с препятствиями их совсем не смущают, и они спокойно на них идут. Или киллеры тоже бледнеют и слабеют ногами, как только слышат про Ройзмана? Устранять представителей власти, крупных бизнесменов, лидеров беспредельных преступных группировок у них кишка не тонка, а вот Ройзмана – сразу в холодный пот шибает?

Поймите правильно – речь не о том, чтоб Евгению Ройзману прострелили что-нибудь важное, нет, конечно. Такого не надо желать даже очень плохим людям. Пусть их настигнет законное наказание за их грязные дела. Речь тут о том – почему беспощадная наркомафия так лояльна к Евгению Ройзману? Версию про трусливых барыг оставим для «пипла, который хавает» - для ройзмановских хомячков.

Барыги, может, и не героические храбрецы, но их лично никто и не заставляет выходить на поединок с грозным наркоборцуном – в криминальной среде всегда есть те, для кого устранение «помех» - это работа. Да и сама преступная деятельность просто невозможна без силовой составляющей. Боевики, «торпеды» - это обязательный атрибут всякого более-менее организованного криминалитета. Без этого их просто и без затей сожрут их же «коллеги» - конкуренция там похлеще, чем в любом бизнесе – деньги же огромные крутятся.

Вот, к примеру, сюжет Аркадия Мамонтова о «Молодежном антинаркотическом спецназе» - молодых парнях, которые громят точки продажи наркотиков. Того самого «спайса», о котором так полюбил рассказывать Ройзман в нынешнем году. У него вообще какие-то «тематические» года. В прошлом году он боролся с «крокодилом», в нынешнем – исключительно со спайсом, а еще раньше – с «винтом». И это, в свете обвинений самого Ройзмана в причастности к наркоторговле, выглядит не так уж и подозрительно – зачистил один рынок, принялся за следующий.

Не поленитесь, досмотрите хотя бы до половины – на отметке 2:30 рассказывают, как наркоторговцы ловят активистов и избивают их до полусмерти. И на отметке 3 минуты рассказывают, как «налетает охрана, ребят начинают месить». И вполне логично объясняют такое поведение барыг – огромные деньги, за них они готовы любому глотку порвать. 




 А вот Евгений Ройзман, который нам рассказывает, что в результате его деятельности наркомафия несет куда как большие убытки, ходит без охраны и при этом жив-здоров уже 14 лет «беспощадной войны с наркоторговцами». Тут одно из двух: или Ройзман всем нам врет (что для него дело привычное), или он сам в этом криминальном «бизнесе» куда как большая сила, чем те, кого он показательно «громит». Недаром же, как только генерал Бородин приказал своим подчиненным больше не иметь никаких дел с Ройзманом и его фондом «Город без наркотиков», количество изъятой полицией наркоты выросло более чем в три с половиной раза? Тут и следует задуматься – какие «наводки» давал «борец с наркотиками» правоохранителям, что они изымали только мелочевку, и чьи «точки» стали громить полицейские, отказавшись от сотрудничества с «общественником»? Не самого ли Ройзмана?