вторник, 14 мая 2013 г.

Еще один бывший заключенный частной тюрьмы Ройзмана рассказал о побоях и издевательствах


Продолжается скандал вокруг незаконно лишенного свободы боевиками фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» музыканта Романа Баскина, которого пришлось освобождать сотрудникам СОБРа в ходе полицейской операции. Роман – известный репер и обсуждение его освобождения почти отодвинуло на задний план историю с еще одним бывшим «реабилитантом», которому удалось самостоятельно сбежать из ройзмановского концлагеря.

Владимира, так зовут 20-тилетнего парня из Самары, отправила в «реабилитационный центр» ГБН его мать – очередная жертва ройзмановской пропаганды, поверившая, что в фонде действительно лечат от пристрастия к наркотикам. Парень действительно курил так называемый «спайс» и у него действительно есть проблемы с наркотиками. Но вот чего у него не было – так это желания попадать к Ройзману. Судя по всему, он был в курсе порядков царящих в так называемых «реабилитационных центрах» и он отдавал себе отчёт, что «лечение» там заключается в побоях, издевательствах, пытках и рабском труде. Совсем недавно в одной из таких частных тюрем скончалась мать двоих малолетних детей Татьяна Казанцева. Ройзман и его подпевалы постарались выставить дело так, что молодая женщина была больна менингитом, врачи, которых они якобы вызывали, долго не ехали, вот Татьяна и умерла.

Однако нашлись свидетели рассказавшие, как женщину, у которой уже была высокая температура, били, таскали за волосы и приковывали наручниками к кровати. Разумеется, никакой, даже самой простой медицинской помощи ей никто не оказал. В тюрьмах Ройзмана вообще нет медицинских работников, а роль надсмотрщиков выполняют такие же наркоманы, причем даже не бывшие, а вполне действующие. Показания свидетелей дали повод правоохранительным органам усомниться в выводах патологоанатомов, зафиксированных в свидетельстве о смерти Казанцевой, и потому была назначена эксгумация трупа. В результате были обнаружены следы прижизненных побоев и гематомы.

Банда Ройзмана отчаянно сопротивлялась проведению посмертной экспертизы. Им удалось одурачить убитых горем родителей Татьяны и они выступили с просьбой не проводить эксгумацию. Когда стало ясно, что эксгумация все же будет, боевики фонда даже поставили на могилу Татьяны сигнализацию, рассчитывая сразу же прибыть на место и помешать проведению следственных действий. Не удалось. Сейчас один из надсмотрщиков (Игорь Шабалин) ожидает суда, другой явно причастный к этому делу (правая рука Ройзмана Евгений Маленкин) ударился в бега и объявлен в розыск.

В своем видеоинтервью Владимир рассказал, что был вынужден написать согласие и сказать на видеокамеру, что остается в «реабилитационном центре» добровольно, лишь после того, как ему стали угрожать физической расправой.

«Под угрозой применения физической силы жителя Самары плечистые парни, «амбалы», как он их охарактеризовал, вынудили подписать заявление о прохождении 21-дневного курса «реабилитации» и записали на видео его «добровольное согласие» (РИА «Новости»)

За покладистость Владимиру пообещали, что он пробудет в заключении 21 день, после чего его отпустят. Когда, по прошествии 21 дня парень понял, что никто его отпускать не собирается, он сбежал от своих тюремщиков, добрался до Екатеринбурга и пришел в отдел по борьбе с оргпреступностью ГУ МВД России по Свердловской области.

Что творится за решетками частной тюрьмы Ройзмана Владимир рассказал в своем интервью.