вторник, 13 ноября 2012 г.

Глава ФСКН Виктор Иванов поспешил опровергнуть свою поддержку Евгению Ройзману


Несколько дней назад, выступая в эфире радио «Эхо Москвы», председатель Государственного антинаркотического комитета, директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов заявил, что деятельность негосударственных организаций по реабилитации наркоманов – это, в целом, хорошо и правильно. В чем с ним, конечно, никак нельзя не согласиться. Еще Иванов имел неосторожность упомянуть Евгения Ройзмана, оговорившись, что тот действует «не всегда правовыми методами». Эта неосторожность Виктора Иванова (упоминание Ройзмана в одном абзаце со словами одобрения деятельности «в общем») привела к тому, что Ройзман и его сторонники немедленно развернули флаги и заблажили на весь белый свет: «Директор ФСКН поддерживает Ройзмана!» 

В дело распространения этой новости включились и СМИ. Их понять можно – не каждый день представитель спецслужбы государства, руководитель правоохранительной структуры, чья задача – строгое соблюдение законов, выступает с одобрением неправовых, а, зачастую, и откровенно преступных методов, которые практикует Ройзман и его банда!   
Сам главарь ОПГ раздулся от нечаянной радости и рассказывал в интервью, что Виктор Иванов знает о нем, Ройзмане, уже давно, что у них много совместных операций с Госнаркоконтролем (вот таких, видимо) и что Иванов – мужик – встал на сторону Ройзмана и заступился за него!  В общем, как говорится: «Пацан к успеху шел». И в ФСКН, увидев к чему привело неудачное высказывание шефа, пришли в ужас! 

В связи с этим разгулом самопиара Ройзмана, Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков пришлось даже срочно выпустить заявление и опровергнуть какую-либо поддержку директором ФСКН Ройзмана и даже подчеркнуть, что к этой оголтелой пиар-кампании они не имеют никакого отношения!

О якобы имеющей место «поддержке Евгения Ройзмана»

ФСКН России обращает внимание на недопустимость распространения в СМИ абсолютно недостоверных и ложных утверждений

ФСКН России обращает внимание на недопустимость распространения в СМИ абсолютно недостоверных и ложных утверждений, вброшенных газетой «Коммерсантъ» за 12 ноября 2012 года, о якобы имеющей место «поддержке Евгения Ройзмана» со стороны председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова.

Подобные заявления тем более странны, что на сайте радиостанции «Эхо Москвы» через час после прямого эфира Виктора Иванова были размещены видеозапись и стенограмма передачи, в которых речь идет о поддержке не бренда «Евгений Ройзман», а деятельности негосударственных реабилитационных центров в целом, разумеется, когда их деятельность не вступает в противоречие с законодательством Российской Федерации.

ФСКН напоминает, что не является участником пиар-проекта Евгения Ройзмана.

СМИ, интересующиеся ходом создания Национальной системы реабилитации и ресоциализации в соответствии с поручением Президента Российской Федерации по итогам состоявшегося 18 апреля 2011 г. в Иркутске заседания президиума Государственного совета Российской Федерации «О мерах по усилению противодействия потреблению наркотиков среди молодежи», приглашаем напрямую обращаться в Государственный антинаркотический комитет и ФСКН России, а также принять активное участие в освещении 22 ноября 2012 г. круглого стола в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации на тему: «Законодательное обеспечение создания и функционирования национальной системы социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц» и Совещания председателя Государственного антинаркотического комитета по проблемам социальной реабилитации и ресоциализации 28 ноября в «Президент-отеле» (г. Москва).

Ждём срочного опровержения и извинений от газеты «Коммерсантъ».
http://fskn.gov.ru/includes/periodics/news/2012/1113/132821284/detail.shtml

четверг, 8 ноября 2012 г.

Вранье Ройзмана: анализ и выводы


Число людей, верящих Ройзману с какой-то религиозной упертостью, явно снижается. И это хорошо. Потому как, выходит, снижается число тех, кого Ройзман обманул и кем манипулирует. А то, что Ройзман надул пузырь своей популярности на лжи и манипуляциях – это факт, не раз подтвержденный документами. В том числе, и в блоге «Евгений Ройзман. Справка. Собственность, источники дохода, криминальные связи».

Вместе с этим растет число тех, кто решил разобраться и понять – кто же такой Ройзман на самом деле и как именно он обманывает наивных и доверчивых. Некоторые исследователи делают очень серьезную работу – добывают факты, сопоставляют с тем, что говорит Ройзман и его подельники. Выводы получаются убийственные. Для Дяди Жени Ройзмана и его банды. В том, что он врет и подтасовывает факты не остается никаких сомнений.

Предлагаем вашему вниманию интереснейшую аналитику из этой серии. Намедни она появилась в СМИ.


Ройзман как он есть: неизвестная аналитика о фонде «Город без наркотиков»

Фонд «Город без наркотиков» и один из его основателей, Евгений Ройзман, давно стали одними из брендов современного Екатеринбурга. Положительными или отрицательными - вопрос спорный. Бесспорно одно: ярлыков у организации хватает. Самые распространенные штампы - «Ройзман - это ОПС «Уралмаш», «Реабилитационные центры - это пыточные», «Ройзман отнюдь не идеален, но что делать, если излечить наркомана можно только приковав его наручниками к койке».

Между тем есть люди, которые уверяют: чтобы объективно разобраться в сегодняшних событиях, стоит вновь вернуться к истории ГБН и поставить целый ряд новых вопросов. Насколько вообще эффективны методики Фонда и какова его экономика? Почему ГБН потихоньку свернул проект организации филиалов? Часто ли в реабилитационные центры проносят водку и наркотики и кто это делает?

ЕАН предлагает читателям ознакомиться с выдержками из многостраничного исследования неизвестного нам блогера. Любопытно, что многие выводы автор сделал на основе материалов самого ГБН и книги Евгения Ройзмана. На наш взгляд, это небезынтересное чтение.

Как попадают в фонд


Предлагаем сразу обратиться к текстам сотрудников фонда «ГБН»:
«За все время существования фонда пришли к нам сами по доброй воле всего несколько человек. Остальными попадали самыми разными способами. Кого-то привозили родители, связанных в багажниках, одного притащили даже на цепи. Некоторых родители заманивали к нам под разными предлогами-– на консультацию к психологу или «есть один чудо-доктор». Некоторые попали к нам в ходе операций».

Последние слова настолько необычны, что необходимо их повторить: «Некоторые попали к нам в ходе операций». Это значит, что они не пришли сами, и их не привели родители - сотрудники фонда проводили операцию по задержанию наркоторговцев и захватили наркопотребителей. Фондовцы искренне считают, что для этого достаточно получить устное согласие родителей по телефону.

Если сотрудники фонда получают согласие, то привозят с операции гражданина или гражданку России, против их желания (как написано, не по доброй воле) в свой реабилитационный центр, из которого они не выпускают раньше чем через один год. Факты похищения и удержания были доказаны и в ходе суда над Егором Бычковым.

Сотрудники фонда знают, что это является нарушением закона, и что они преувеличивают права родителей. Дети не являются собственностью родителей. После 18 лет человек юридически принимает все решения самостоятельно, если его не лишили в суде дееспособности. У родителей нет права ни самостоятельно лишать их свободы, ни избивать, ни допрашивать. Нанимать для этого других людей закон тоже не позволяет.

Холодная


Холодная - это просто помещение в фонде, где реабилитантов держат до отправки в реабилитационный центр:

«Тогда я еще не подозревал, куда меня везут. Через 20 минут я уже был в кабинете Кабанова Андрея. Как всегда я чувствовал себя героем. Но когда меня попросили выйти из кабинета, в моих глазах и в душе появилась глубокая печаль, потому что меня, подхватив за руки два здоровенных молодца, попросили снять шнурки и ремень. Я знал, что это делают только в райотделах, а я приехал на лечение. Через пять минут я оказался в «холодной». Тогда в моей голове рассеялись все мысли о респектабельном лечении, и я понял, что кроме принудительной физиотерапии меня никто больше ничем лечить не будет».
В первые годы в таком качестве использовали подвал Игоря Варова. После «холодной» увозят на карантин.

Карантин


Карантин представляет собой большую комнату, где стоят железные двухэтажные кровати.
До 2009 года клиентов фонда пристегивали к кроватям на 3 недели. Наручники регулярно перестегивают с одной руки на другую, в туалет выводят в сопровождении сотрудника фонда. Последних на местном жаргоне называют «ключники». Держали реабилитантов в наручниках, чтобы переждать острый период «тяги к наркотикам» и избежать сложностей вроде захвата заложников. Вероятнее всего наручники использовались в первую очередь для того, чтобы удержать наркоманов в ломке на месте – чтобы не убежали. Ориентировочно в конце 2008 года наручники заменили другие меры:  решетки на окнах и дверях, охрана, и постоянная запись на видеокамеры и микрофоны в помещении карантина.

Благодаря предложению Андрея Кабанова в фонде «ГБН» принята идея, что никакой ломки нет. Это прямое следствие отрицания биологической составляющей наркомании. С точки зрения фондовцев, абстинентный синдром придумали врачи, а у наркомана только капризы.

МКБ -10 описывает абстинентный синдром (ломку) так:

«Могут присутствовать признаки из числа следующих: сильное желание принять опиоиды; ринорея или чихание; слезотечение; мышечные боли или судороги; абдоминальные спазмы; тошнота или рвота; диарея; расширение зрачков; образование «гусиной кожи», периодический озноб; тахикардия или артериальная гипертензия; зевота; беспокойный сон; дисфория».

Абстинентный синдром не самое страшное состояние, но он объективно существует. В центрах фонда «ГБН» ломку пациенты проходят без всяких медикаментов. Впрочем, отсутствие медикаментов – обычная практика реабилитационных центров. Лекарства применяются лишь в государственных реабилитационных программах, расположенных на территории наркодиспансеров. Для медикаментозного купирования абстинентного синдрома (ломки) нужно получить лицензию на медицинскую деятельность.

Фонд же предпочитает именно клиентов в состоянии абстинентного синдрома. В состоянии ломки, питаясь хлебом, водой, луком и чесноком, люди гораздо легче поддаются специальной обработке. Реабилитантов используют в  первую очередь как источник информации. Как описывает это сам Евгений Ройзман:

«Механизм следующий:

На карантине больше 50 человек. Каждый про наркотики и наркоторговцев знает все. Вновь поступившему дают бумагу, где он рассказывает: когда он начал употреблять наркотики, какие, с кем, по чем брал, у кого - номера телефонов, адреса, номера машин и т.д. Все это быстро проверяется, сверяется с имеющейся информацией, тем более, что врать у нас не принято. После чего реабилитанту дают возможность закупиться у своего барыги - дело добровольное, но отказываться не принято».

Попав в фонд, наркоман описывает, как добывал деньги на наркотики, где у кого и с кем покупал. У реабилитантов изымают SIM-карты мобильных телефонов и просматривают список контактов.

Жителей Екатеринбурга и области используют как подставных покупателей. Находясь на «реабилитации» человек ездит по городу, покупает наркотики, дает после этого свидетельские показания. У сотрудников фонда есть предположение, что, сдав своего торговца, человек потеряет контакты в среде наркоторговцев и наркопотребителей. Никаких подтверждений у этого предположения нет. Практика показывает, что люди, возвращаясь из мест лишения свободы после 3-5 летнего заключения, находят, где купить наркотики. Даже, переехав с родителями в другой город, наркоман может быстро найти среду наркопотребителей и наркоторговцев.

Потребность в лечении наркомании


Сотрудники фонда «Город без наркотиков» исходят из допущения, что ни один наркоман не хочет бросить. Никаких серьезных оснований у такой идеи нет.

пятница, 2 ноября 2012 г.

Рабы Ройзмана



В пятницу, 2 ноября 2012 года сотрудниками полиции и следственного комитета были проведены обыски в фонде Ройзмана «Город без наркотиков». В ходе следственных действий были освобождены несколько человек, которые удерживались и эксплуатировались бандой Евгения Ройзмана на правах рабов. Самых настоящих рабов. Сегодня, в 2012 году, в центре России…

Рабы Ройзмана не имели права уйти, не имели возможности распоряжаться собственной жизнью. Могли лишь работать, где заставят бандиты-подручные Ройзмана и еще имели право быть избитыми за непослушание и попытку вырваться на свободу.

В первые часы после освобождения бывшие рабы Ройзмана рассказали о своем пребывании в «фонде».